Союзное государство России и Беларуси является безусловной основой интеграции на постсоветском пространстве. В то же время необходимо признать, что не только Минск и Москва генерируют идеи восстановления политэкономического единства. Ещё одним объединительным центром выступает Казахстан .

Не секрет, что именно президенту Казахстана Нурсултану Назарбаеву принадлежит авторство идеи евразийской интеграции, позже оформленной в виде Таможенного союза, а затем и ЕАЭС. Однако при этом внешняя и внутренняя политика официальной Астаны иногда выглядит достаточно противоречивой в глазах внешнего наблюдателя, что, впрочем, характерно для всех стран СНГ, включая Российскую Федерацию.

Ожидаемая естественная смена власти в Казахстане в связи с вероятным в перспективе 2–5 лет прекращением активной политической деятельности Назарбаева вызывает необходимость глубокого анализа связей с этой страной как с точки зрения безопасности региона, так и с учётом перспектив евразийской интеграции.

Политэкономические основы белорусско-казахстанского сотрудничества

В этом контексте исследовательский интерес представляют белорусско-казахские контакты, так как объединение интеграционной мысли и возможностей Минска и Астаны потенциально могло бы уровнять дисбаланс внутри Евразийского экономического союза, связанный с колоссальной разницей потенциалов России и стран-партнёров. Исходя из вышеизложенных обстоятельств, весьма примечательно, что белорусско-казахстанские отношения, а тем более их роль в интеграционных процессах, не слишком широко освещаются как в научных изданиях, так и в периодической печати, что характерно и для отечественных, и для зарубежных источников.

При этом в Беларуси проблематикой занимались учёные Е. А. Александрович, А. В. Тихомиров, Р. М. Турарбекова, неправительственные аналитики-публицисты А. Фёдоров и А. Алесин. Особого внимания заслуживает работа доцента кафедры международных отношений ФМО БГУ А. Тихомирова «Белорусско-казахстанские отношения в условиях углубления евразийской интеграции», в которой автор подчёркивает, что белорусские учёные «ограничивают дискурс практическими аспектами двухстороннего сотрудничества». Одновременно за пределами Беларуси до середины второго десятилетия XXI века вообще не появилось ни одной научной работы с анализом воздействия постсоветской (евразийской) интеграции на состояние белорусско-казахстанских отношений.


Белорусская делегация во главе с премьер-министром Андреем Кобяковым на открытии выставки Made in Belarus в Астане.

Тихомиров, как и другие исследователи, в том числе оппоненты евразийской интеграции, отмечает позитивное содержание белорусско-казахстанских политических контактов, которые отдельными аналитиками характеризуются как «политическая идиллия». В этой связи представляется правильным вывод о том, что значительную роль в становлении союзнического характера отношений между Минском и Астаной сыграл тот факт, что оба государства являются активными участниками интеграции на постсоветском пространстве. Хотя ещё в 1994 году Александр Лукашенко раскритиковал идею Нурсултана Назарбаева о евразийской интеграции и призвал «укреплять СНГ, а не тешить себя новой игрушкой под названием «Евразийский Союз», однако очевидно, что общая внешнеполитическая рамка способствовала взаимному политическому притяжению двух стран.

Причём Беларусь и Казахстан не только сближались в постсоветских интеграционных объединениях, но солидарно выступали на площадках международных организаций (прежде всего ООН и ОБСЕ), а также пытались выстроить элементы общей стратегии в отношениях с основными центрами силы. Например, в период оттепели в отношениях Беларуси с Евросоюзом белорусские дипломаты предлагали предоставить Казахстану статус «друга «Восточного партнёрства» ЕС». В свою очередь, Казахстан в 2010 году поддержал предложение о предоставлении Беларуси статуса партнёра по диалогу Шанхайской организации сотрудничества.

Что касается торгово-экономических отношений, то наилучшие показатели в этой сфере наблюдались в 2010-2014 годах. В этот период времени, согласно данным белорусской статистики, объём белорусско-казахстанской торговли вырос с 867,1 млн долларов до 966,8 млн. При этом доля Казахстана во внешней торговле Беларуси составила 0,9% в 2011 году и 1,5% в 2014 году. По объёму товарооборота Казахстан занимал устойчивое место среди стран СНГ, уступая лишь России и Украине. Однако в 2015-2016 годах произошло резкое падение товарооборота, который составил 574,4 и 419,1 млн долларов США соответственно. При этом белорусский экспорт по сравнению с наилучшим 2014 годом «просел» фактически в три раза — с 879,4 до 363,7 млн долларов.

В 2017 году в связи с общими тенденциями роста и в соответствии с осторожным прогнозом по оздоровлению белорусской экономики наблюдается восстановление показателей двухсторонней торговли. Рост товарооборота с Казахстаном в сравнении с аналогичным периодом 2016 года составляет 71,1%.

Динамика двусторонней торговли товарами (млн долларов США)

Период

Товарооборот

Экспорт

Импорт

Сальдо

2007 г.

513,0

361,3

151,7

209,6

2008 г.

537,0

365,2

171,8

193,4

2009 г.

388,3

313,4

74,9

238,5

2010 г.

870,6

464,8

405,8

59,0

2011 г.

807,6

674,0

133,6

540,4

2012 г.

924,8

805,9

118,9

687,0

2013 г.

952,8

870,4

82,4

788,0

2014 г.

966,8

879,4

87,4

792,0

2015 г.

574,4

525,1

49,4

475,7

2016 г.

419,1

363,7

55,4

308,3

2016 г. в % 2015 г.

72,9

69,3

112,1

В основе белорусского экспорта в Казахстан находятся молоко и молочная продукция, тракторы и седельные тягачи, шины, сахар, грузовые автомобили, мебель, машины и механизмы для обмолота, изделия из дерева, пластмасс, лекарственные средства. В Казахстане закупаются преимущественно алюминий, хлопковое волокно, плакированный и холоднокатаный прокат, смешанные минеральные удобрения, легковые автомобили. Интересно, что в 2011 году белорусская сторона отказалась от закупок казахстанских нефтепродуктов (хотя объём импорта из РК был незначителен) и сама приступила к экспорту нефтепродуктов в Казахстан. Если в 2013-ом стоимость поставленных белорусской стороной нефтепродуктов составляла 41,2 млн долл., то в 2014-ом — уже 88,5 млн долл., а в 2015-ом году нефтепродукты составляли 8,5% от всего объёма белорусского экспорта.

В целом торговля с Астаной выгодна для Беларуси, а общее положительное сальдо с 2007 года превышает 3 млрд долларов.

Кроме того, ещё в первой декаде XXI века Казахстан и Беларусь создали более 80 совместных предприятий. В их числе на территории РК было создано 13 совместных сборочных производств белорусской техники с участием таких промышленных флагманов, как МТЗ, МАЗ, Гомсельмаш, БелАЗ.

Между тем, несмотря на ряд примеров успешного торгово-экономического сотрудничества и союзные политические отношения, Казахстан и Беларусь зачастую выступают с противоположных позиций в рамках евразийской интеграции, что, по всей вероятности, объясняется рядом существенных отличий в экономических системах двух государств. Белорусский «государственный капитализм» с производящей экономикой открытого типа, сохраняющей элементы социализма, зачастую вступает в противоречия с казахстанской моделью экстенсивной сырьевой экономики, находящейся под контролем национального и зарубежного частного капитала, общей характеристикой которого является лояльность правящему классу.

Участие в евразийской интеграции побуждает государства к активному продвижению собственных национальных интересов в первую очередь в экономике.

Широкую известность приобрела публичная пикировка между Александром Лукашенко и Нурсултаном Назарбаевым в отношении поставок сухого молока из Беларуси в РК, что «вытесняет» с рынка местных производителей. До настоящего времени на бумаге остаются планы создания в казахском городе Кокшетау индустриально-технологического парка белорусской сельскохозяйственной техники, которые активно обсуждались на уровне правительственных кругов двух государств в 2013-2015 годах. Минск не находит поддержки Астаны в своих устремлениях по форсированию создания единого энергетического рынка ЕАЭС, кроме того, союзниками по евразийской интеграции не был реализован замысел по совместному вступлению в ВТО, к которой РФ и РК присоединились в отдельном порядке.


Александр Лукашенко и Нурсултан Назарбаев во время торжественной церемонии открытия международной специализированной выставки «ЭКСПО-2017» в Астане.

Таким образом, получается, что попытки Беларуси и Казахстана найти общее видение интеграции и выступить с единых позиций на международной арене нередко спотыкаются о «национальные рогатки», которые с учётом целенаправленной деятельности конкурентов ЕАЭС могут привести к ухудшению нынешнего положения, которое можно признать удовлетворительным.

Вызовы национальной безопасности и военное сотрудничество

Повестка вызовов национальной безопасности двух государств, в том числе дезинтеграционного характера, имеет как общие черты, так и существенные отличия. Будучи ключевым государством Центральной Азии, Казахстан испытывает особый нажим исламистского подполья, в то время как Беларусь, к счастью, не является объектом устремлений террористических организаций, которые лишь изредка пытаются использовать территорию республики для транзита. Иллюстрацией к этим утверждениям выступают данные Генеральной прокуратуры Казахстана, согласно которым за последние 5 лет радикальные группировки в этой стране совершили 9 террористических актов. Беларусь же сталкивалась с терроризмом последний раз в 2011 году во время атаки в Минском метрополитене, однако в роли исполнителей выступили местные преступники, и их мотивы никак не были связаны с принадлежностью к террористическому интернационалу.

В то же время общим для Минска и Астаны является вызов дезинтеграции и национализма, адепты которого в казахском политическом дискурсе получили наименование «нацпаты» (от слова «национал-патриот»), а в белорусском «сьвядомыя» (бел. сьвядомы — «сознательный»). Интересно, что и в Беларуси, и в Казахстане в последние годы отмечается рост влияния североамериканских фондов, проводящих целевую работу по формированию заметной прослойки т. н. «лидеров мнений» (opinion makers) в публичном пространстве.

Некоммерческими организациями США и их союзников ведётся активная поисковая деятельность по выявлению перспективных блогеров, журналистов, публицистов и прочих представителей гуманитарной интеллигенции, которые в случае их последующей лояльности геополитическим целям и цивилизационным ценностям евроатлантического сообщества получают постоянную финансовую поддержку. Развитие подобной ситуации в перспективе способно привести к фактическому доминированию прозападных контрагентов в информационном пространстве двух государств. На сегодняшний день в среде как белорусского, так и казахского т. н. «креативного класса» весьма заметны националистические (русофобские) антисоюзные настроения, в чём несложно убедиться даже на основе поверхностного анализа национальных сегментов социальной сети Facebook.

Ещё одним общим явлением внутриполитической обстановки двух государств является тот факт, что идейно-политические убеждения «активного меньшинства» абсолютно полярны мнению широких общественных масс. Как в Беларуси, так и в Казахстане уже многие годы фиксируется устойчивое «союзное большинство», порядка 2/3 от всего населения. Так, согласно информации мониторингового исследования «Интеграционный барометр», которое с 2012 года ежегодно проводится Центром интеграционных исследований Евразийского банка развития и агентством «Евразийский монитор», в Казахстане уровень поддержки евразийской интеграции в 2016 году составил 74%, а в Республике Беларусь — 68%.

В этой связи важнейшую роль приобретает координация информационной политики, совместные образовательные программы Беларуси и Казахстана, а также всех союзников по ЕАЭС, сотрудничество по линии правоохранительных органов и специальных служб, взаимодействие в военной сфере.

При этом нужно признать, что несмотря на сотрудничество между государственными информационными агентствами «Казинформ» и «БЕЛТА», трансляцию телеканала «Беларусь 24» на территорию РК, наличие в Казахстане 50-тысячной белорусской диаспоры, в информационном пространстве двух государств имеется непозволительно мало сведений не только о двухсторонних проектах, но и в целом о стране-партнёре. Общее позитивное отношение народов друг к другу в соответствии с воспитанным в СССР чувством интернационализма постепенно замещается безразличием в среде молодого поколения, а на смену безразличию при определённых усилиях заинтересованных «друзей» может прийти враждебность.

В 2014-2015 годах в Беларуси обучалось 264 студента из Казахстана, в то время как информация о студентах из Беларуси в казахских вузах отсутствует в открытых источниках. Кроме того, в школьных и учебных программах государств-союзников отсутствует курс, посвящённый евразийской интеграции, с отдельными разделами, описывающими политэкономическую модель, преимущества и недостатки, а также основные вехи новейшей истории государств-участников.


Студентка БГУ из Казахстана на Дне казахской культуры в Минске.

В этой связи весьма заметным явлением является деятельность «Клуба друзей Казахстана» в Республике Беларусь, действующего под эгидой посольства РК и объединяющего видных дипломатов, чиновников, учёных и неправительственных экспертов. Периодические публичные мероприятия клуба сами по себе являются событиями — информационными поводами, побуждающими интерес к белорусско-казахстанским отношениям и евразийской интеграции в целом. Позитивной оценки заслуживает и сотрудничество президентских библиотек, работа взаимных Центров языка, истории и культуры, действующих на площадке Белорусского национального технического университета и Евразийского национального университета им. Л. Гумилева в Казахстане.

Однако активности такого рода в современных условиях явно недостаточно. Необходимы постоянно действующие координационные советы общественных объединений, совместные экспертные организации, общие проекты в области гражданской журналистики, блогосферы, публичной и научной дипломатии, стратегия работы в социальных сетях. Время информационных войн вынуждает адаптироваться и принимать на себя новые формы и методы работы в соответствии с вызовами современной обстановки.

Беларусь и Казахстан до сих пор используют потенциал позитива ещё советского времени, а новый проект евразийской интеграции де-факто не оказывает особого влияния на белорусско-казахстанские отношения в гуманитарной сфере, хотя в условиях геополитической конкуренции это видится просто необходимым.

Здесь остаётся только согласиться с выводом уже упомянутого А. В. Тихомирова о том, что «совместное культурно-цивилизационное поле Беларуси и Казахстану ещё предстоит создать».

В этой связи в большей степени обнадёживают результаты белорусско-казахстанского сотрудничества в военной сфере. Во-первых, государства, будучи участниками блока ОДКБ, уже априори являются союзниками, а во-вторых, с 2002 года Беларусь и Казахстан руководствуются двухсторонним планом военного сотрудничества, который предусматривает до сорока совместных мероприятий в год. Беларусь и Казахстан постоянно участвуют в учениях КСОР ОДКБ «Взаимодействие», манёврах миротворческих сил «Нерушимое братство», которые, кстати, в 2017 году пройдут на территории РК.

Отдельным аспектом взаимодействия является военно-научная сфера, а также подготовка кадров для Вооружённых Сил и обучение военнослужащих сил специальных операций (ССО). В частности, с начала системных контактов между Минском и Астаной в области национальной безопасности в Военной академии и иных профильных вузах Беларуси получили образование более 300 офицеров из Казахстана, в настоящее время проходящих службу как в ВС, так и в правоохранительных органах и органах госбезопасности РК. В 2017 году в Беларуси обучались порядка 60 казахских военнослужащих, в том числе направленные по линии Национальной гвардии и КНБ. Из высших офицеров казахстанской армии белорусское военное образование получил генерал-лейтенант Майкеев, занимающий должность первого заместителя министра обороны – начальника Генерального штаба Вооружённых сил Республики Казахстан. 28 июня 2014 года М. Ж. Майкеев окончил факультет Генерального штаба Военной академии Республики Беларусь с золотой медалью.

В области военно-технической кооперации у Беларуси и Казахстана также есть весьма интересные достижения. В частности, белорусское ОАО «558-й авиационный ремонтный завод» («558 АРЗ», Барановичи) и казахстанское ТОО «КАИ» («Казахстанская Авиационная Индустрия») на недавно прошедшей в Астане международной выставке вооружения KADEX-2016 заключили контракт о выполнении ремонта и модернизации самолёта типа Су-25 с возможностью проведения в дальнейшем таких работ на базе авиационно-технического центра в Казахстане.


Истребители Су-27 ВВС Казахстана.

Примечательно, что Беларусь и Казахстан уже имеют положительный опыт сотрудничества в области модернизации боевых самолетов советского производства. На 558-м авиаремзаводе была проведена модернизация истребителей Су-27 и Су-27УБ ВВС Казахстана. По условиям заключённого в 2007 году контракта белорусская сторона усовершенствовала 10 таких машин. Первые модернизированные истребители были переданы Казахстану в декабре 2009 года, последние — в конце июня 2010 года.

Таким образом, Казахстан доверил Беларуси модернизацию своей боевой авиации, что указывает на то, что в стратегическом плане руководство РК придерживается курса на военно-политический союз с Минском и планирует пролонгировать эту линию на перспективу. Тем не менее и Казахстану, и Беларуси необходимо внимательно учитывать вызовы современного времени, риски внутриполитического характера, в том числе связанные с концентрацией власти вокруг сильных фигур глав государств, и оперативно реагировать на возникающие угрозы.

Во избежание экономических противоречий Минску и Астане стоит вернуться к совместному планированию развития, избегая местечковости и «национальных рогаток», когда выгода «здесь и сейчас» лишает стратегических преимуществ в будущем. Было бы очень правильно и своевременно, если бы поднятые в статье вопросы вошли в повестку визита Нурсултана Назарбаева в Республику Беларусь, который ожидается уже в ближайшее время.