Три года назад в Астане было подписано соглашение о создании Евразийского экономического союза (ЕАЭС), в который изначально вошли три страны — Россия, Казахстан и Белоруссия. С тех пор о новом рынке на пространстве СНГ постоянно пишут зарубежные СМИ и говорят западные политики. Например, в Чехии утверждают, что внимательно следят за интеграционными процессами, а в Польше, — что от ЕАЭС страдают многие страны-члены, в том числе Белоруссия. Спустя три года после создания союза в одном из хорватских изданий Advance признали, что это несомненное геополитическое достижение президента России Владимира Путина:

«Создание Евразийского экономического союза (ЕАЭС) в 2015 году стало экономическим ответом Путина на проект Европейского союза и китайскую инициативу Нового шёлкового пути. <…> Вопреки мнению некоторых аналитиков, ЕАЭС — не новый Советский Союз, а экономическое объединение государств, которые растут и являются взаимозависимыми и взаимодополняющими. Союз необходим, чтобы укрепить российское влияние в Средней Азии и чтобы играть роль моста в отношениях с другими азиатскими странами», — говорится в материале издания.

Разберём всю палитру мнений о ЕАЭС в зарубежных СМИ.

Британцы: «В ЕАЭС свой «брексит» невозможен»

В настоящий момент о Евразийском экономическом союзе встречаются упоминания в зарубежных СМИ, по большей части после подписания очередных нормативных актов, по мотивам встреч первых лиц этих государств и т. д. Позиция изданий в основном негативная.

Так, в русскоязычной версии британского BBC вышел материал под названием «По примеру Британии: возможен ли "брексит" в Евразийском союзе?». Автор материала утверждает, что подобный исход внутри союза вполне возможен.

«Учитывая то, что правила ЕврАзЭС напрямую скопированы с Евросоюза, может ли развод типа "брексита" произойти в Евразии? Теоретически да. Так же, как и в случае с ЕС, с его 50-й статьёй, любой член ЕврАзЭС может объявить о своём выходе из этой организации согласно статье 118, завершающей договор о создании Евразийского союза, подписанный в Астане в мае 2014 года», — говорится в материале.


Однако автор текста уверен, что «любая попытка выйти из этого блока будет рассматриваться как прямой вызов российским интересам».

«Не следует забывать, что именно попытка Украины подписать договор о свободной торговле с ЕС, а не вступать вместо этого в ЕврАзЭС, привела в 2014 году к политическому кризису и военному конфликту в этой стране. Учитывая высокую цену, которая Украина заплатила за отказ вступить в ЕврАзЭС, вряд ли какая-то другая страна даже подумает о выходе из этого блока», — говорится в тексте.

При этом в британском Financial Times отметили, что Россия увидела в Китае соперника, который посягает на традиционную сферу влияния Москвы.

«Нельзя было не заметить, что многие страны, активно участвующие в масштабной торгово-инвестиционной инициативе Китая, входят в путинский ЕАЭС, например, бывшие советские республики Центральной Азии Казахстан и Киргизия».

В тексте издания говорится, что инициатива «Один пояс — один путь» может создать угрозу российским «планам господства на постсоветском пространстве».

Американцы: «ЕАЭС — бледная копия ЕС»

Изначально американские газеты по отношению к молодому ЕАЭС были настроены скептически. Издание NYT (The New York Times) писало, что ЕАЭС вряд ли удастся стать достаточно мощным экономическим блоком и не превратиться в бледную копию Евросоюза. Газета, ссылаясь на слова казахстанского эксперта Наргис Касеновой, задавалась вопросом, что хорошего может дать объединение государств со слабой экономикой.

Агентство Bloomberg утверждало, что участники ЕАЭС были вынуждены подчиниться России и войти в союз.

«Казахский президент Нурсултан Назарбаев старается сохранить хорошие отношения с Москвой — частично из-за того, что его страна экспортирует большинство своей нефти через российские трубопроводы. У Армении с Россией — партнёрство в сфере безопасности, а Киргизия боится остаться изолированной и подверженной экономическому давлению со стороны Китая. У Белоруссии не было особого выбора, так как её экономика потерпит крах без поставляемых со значительными скидками российского газа и нефти», пишет Bloomberg.


В этом контексте интересна оценка американских изданий позиции Украины.

The Washington Post пишет, что Украина по-прежнему настроена на отношения с ЕС, нежели с Россией:

«Кремль хочет, чтобы Украина присоединилась к Евразийскому экономическому союзу, доминирующему в России блоку свободной торговли, направленному на бывшие советские республики на границах Москвы. Однако никаких драматических сдвигов в украинской политике не произойдёт».

В другом материале издания говорится, что Путин ошибочно прилагал усилия, чтобы Украина стала частью ЕАЭС.

«Он прилагал все усилия, чтобы не допустить, чтобы Украина продвигалась вперед с её желанием заключить соглашение о свободной торговле с Европейским союзом», — говорится в материале.

А вот американское издание The National Interests, в свою очередь, считает, что нужно позволить Украине и Грузии вступать по желанию как в ЕС, так и в ЕАЭС:

«Снижению напряжённости в значительной мере способствовало бы и подписание соглашения, гарантирующего независимость Грузии и Украины, обязывающего их оставаться независимыми странами вне НАТО и дающего им право свободного выбора вступать как в ЕС, так и в российский экономический блок ЕАЭС».

В то же время американские издания любят писать о негативных последствиях ЕАЭС. Так, в американском Eurasianet.org утверждается, что «внешнеторговый оборот стран ЕАЭС падает второй год подряд». Отметим, что такие данные уже устарели, и в текущем 2017 году отмечается рост взаимной торговли в рамках ЕАЭС, но американские издания стараются этого не замечать.

Евросоюз: мнения разделились

В прессе Евросоюза гораздо больше полярных мнений о судьбе и значимости ЕАЭС.

Так, в польском издании Biznes Alert в новом интервью с координатором программы «Восточная Европа» в Польском институте международных отношений Анной Дынер говорится, что в договоре о ЕАЭС содержатся противоречия.

«С одной стороны, он (договор) гласит, что все субъекты должны иметь одинаковые гарантии, например, одинаковые цены на энергию, чтобы конкурировать друг с другом, а с другой, было решено, что единый рынок газа и энергии появится только в 2024 и 2025 годах. Идей, что с этим делать, нет. Время от времени поступают сообщения о каких-то соглашениях, но после выясняется, что договориться не получилось», — говорится в материале.


Как отмечается в тексте издания, если рынок станет полностью единым, последствия окажутся негативными.

«Возьмём, например, два предприятия, российское и белорусское, которые выпускают похожие товары, но первое платит за энергию в три раза меньше, чем второе. Конечно, белорусское окажется неконкурентоспособным. Поэтому белорусы подчёркивают, что если у субъектов хозяйственной деятельности нет равных шансов на конкуренцию и продажу своих товаров, это не единый рынок», — утверждают в материале.

При этом большинство оценочных суждений относительно деятельности ЕАЭС в европейских СМИ сводятся к тому, что между Москвой и Минском возникает конфликт на почве интеграции. Например, Deutsche Welle пишет, что Кремль обозначил «для Лукашенко красную линию, зайти за которую он никогда не решится, — это отказ от интеграции с РФ по примеру Украины и выход из интеграционных объединений: Союзного государства, ЕАЭС, ОДКБ и СНГ».


«Украинская говядина, переделанная в белорусскую, конфликты, связанные с реэкспортом и Санэпиднадзором, молочные «войны» России и Белоруссии, торговые споры Киргизии и Казахстана — всё это связано с тем, что внешнее партнёрство для членов ЕАЭС оказывается не менее, а порой и более выгодным, чем внутреннее», пишут в DW.

Несмотря на позицию многих СМИ, западные политики в ЕС говорили, что готовы обсуждать торговые вопросы с ЕАЭС. Об этом заявила канцлер ФРГ Ангела Меркель.

«Мы готовы обсуждать между Евразийским союзом и Европейским союзом торговые вопросы», — сказала она в ходе одного из заседаний бундестага.

В МИД Венгрии поддержали позицию канцлера по данному вопросу.

«Надеемся, что ситуация на Украине стабилизируется, и Минские соглашения будут выполнены. Тогда мы заново сможем строить отношения между Евросоюзом и Россией. Москва всегда была важным партнёром для нас. Но сейчас Россия не является нашим союзником. Это вызывает экономические затруднения. Надеемся, что мы сможем преодолеть разногласия как можно скорее», заключил министр внешнеполитического ведомства Венгрии Петер Сийярто.

Министр промышленности и торговли Чешской Республики Йиржи Гавличек (Jiří Havlíček) в одном из интервью чешскому изданию E15.cz заявил, что в настоящий момент страна следит «за евразийскими интеграционными процессами с большим интересом».

«В среднесрочной перспективе можно ожидать значительного улучшения условий для выхода чешских компаний на рынок ЕАЭС. Я имею в виду в том числе введение единого таможенного тарифа, унифицированные методы нетарифного регулирования, а также единую систему сертификации продукции. ЕАЭС может превратиться в ключевое звено в цепочке между Европой и Азиатско-Тихоокеанским регионом», — говорится в тексте.

Реальный потенциал роста

Несмотря на множество критических оценок ЕАЭС в западных СМИ, немало государств мира объявляют о своём интересе к кооперации с союзом.

Так, на данный момент около 50 стран выразили желание сотрудничать с ЕАЭС. Об этом сообщал глава российского МИД Сергей Лавров в январе 2017 года на «правительственном часе» в Госдуме РФ.

В 2015 году ЕАЭС подписал соглашение о свободной торговле с Вьетнамом. Таким образом состоялась взаимная отмена торговых пошлин. Страны союза получают доступ на вьетнамский рынок, а производители из Вьетнама — на рынок ЕАЭС.

«Соглашение является выгодным для сторон и создаёт привлекательные условия для наших импортёров, производителей, использующих вьетнамские компоненты в производстве собственной продукции. Средняя арифметическая ставка пошлины на ввозимые из Вьетнама в ЕАЭС товары снизится к 2025 году до 2%», — отмечала министр по торговле Евразийской экономической комиссии Вероника Никишина.

По её словам, «условия доступа товаров стран союза на вьетнамский рынок становятся не хуже, чем для других ключевых партнёров Вьетнама по свободной торговле, что позволит производителям ЕАЭС лучше конкурировать на этом рынке».

«При этом государства-члены сохранят ставки пошлин на наиболее чувствительные для нашего общего рынка товары. Соглашение не требует от нас снижать пошлины на мясо, молоко, чай, кофе, сахар, трубы, самолёты, автомобили», заявила Никишина.

Кроме того, в 2015 году официальную заявку на сотрудничество с ЕАЭС подали пять государств: Иран, Египет, Таиланд, Монголия и Сербия. При этом Египет, Монголия и Иран изъявляли желание присоединиться к организации, а Сербия и Таиланд выступали с инициативой создания зоны свободной торговли со странами — участниками союза.

Рассмотрение заявок на вступление в союз и переговоры о создании зоны свободной торговли с третьими странами продолжается с 2015 года. Государства стремятся получить доступ на общий рынок ЕАЭС и получить облегчённые условия ввоза товаров.

«Многие страны обращаются к нам по поводу заключения договоров о свободной торговле, потому что справедливо рассматривают Евразийский экономический союз в качестве внушительного рынка, где могут продавать свои товары. У нас в этой связи всегда возникает встречный вопрос: если мы максимально открываем свой рынок, что получает наш бизнес? Наша рабочая группа должна найти взаимную выгоду», — отмечал председатель Коллегии Евразийской экономической комиссии Тигран Саркисян.

В 2016 году созданием зоны свободной торговли с ЕАЭС заинтересовались Китай, Израиль, Индия, Пакистан и Сингапур. А в Тунисе выразили желание присоединиться к странам-участникам. Переговоры по этим вопросам ведутся и в настоящее время.