Стремительное развитие информационных технологий, а также постоянное возрастание их роли в жизни государства, общества и отдельных индивидов открыли перед человечеством огромные возможности для усовершенствования демократических институтов. У нас появляются отличные шансы постепенно внедрить элементы прямой демократии вместо представительной, упростить способы коммуникации между представителями власти и гражданами, а также сделать более прозрачными процессы принятия решений чиновниками.

Происходящие в мире процессы информатизации уже поспособствовали значительному упрощению избирательного процесса: в некоторых странах граждане могут выбирать президента, депутатов парламента и местных органов власти с помощью интернета из любой точки мира, следовательно, у них больше нет необходимости голосовать досрочно, а также физически присутствовать на участках для голосования.

Кроме того, в мире существует тенденция всё более широкого присутствия представителей власти в социальных сетях, что приводит к трансформации их общения с гражданами — оно становится менее формальным и забюрократизированным. Теперь ко многим чиновникам можно обратиться напрямую через личные сообщения в социальных сетях вместо того, чтобы записываться на приём и направляться в кабинеты.

В разных уголках планеты появляются партии интернета, программы которых заточены на внедрение и вовсе прямой электронной демократии. По задумке некоторых сторонников данного вида развития, в будущем исчезнет необходимость в представительных органах власти и все решения, в частности законодательные, будут приниматься путём прямого голосования граждан на специальных платформах в сети.

Так или иначе, определённые изменения политических процессов, вызванные прогрессом, неизбежны и для Беларуси, и для России. Политика будет всё больше уходить в виртуальный мир, поэтому перед нами встаёт крайне важный вопрос: к чему это в итоге приведёт?

Настоящее: мировой и отечественный опыт

Под электронной демократией обычно понимают новую форму демократии, при которой граждане участвуют в процессе государственного управления с помощью информационных технологий.

К её элементам можно отнести:

  • интернет-голосование граждан, опрос, по результату которого властями принимается какое-либо решение локального или государственного уровня;
  • внедрение информационных технологий в политические процессы, в том числе в выборы;
  • сетевая коммуникация граждан и представителей власти;
  • электронный сбор подписей (петиции);

В странах мира вышеуказанные элементы развиты в разной степени. Давайте рассмотрим некоторые удачные примеры их внедрения.

Первым успешным примером внедрения информационных технологий в политическую сферу можно назвать местные выборы в Эстонии в 2005 году. Именно тогда был впервые опробован новый метод волеизъявления граждан путём электронного голосования с помощью интернета. Надо сказать, что эксперимент оставил лишь положительную реакцию властей и общественности, что данная система голосования до сих пор применяется во время каждой парламентской кампании.  Для сравнения: если в 2005 году интернетом во время избирательной кампании воспользовались лишь 2 % от проголосовавших, то в последующие годы процент таких избирателей неуклонно рос вверх. Так, в 2009 году на выборах в парламент отдали свои голоса в сети уже 9,5 % проголосовавших, в 2011 году — 24 %, в 2015 — уже 30 %.

Всё идёт к тому, что в ближайшем будущем уже большинство эстонцев будет голосовать удалённо, а количество бумажных бюллетеней будет неуклонно сокращаться, пока они вовсе не станут пережитком прошлого.


Процесс электронного голосования в прибалтийской республике стал возможен благодаря ID-картам, которые в качестве идентификационных документов пришли в республике на замену привычным бумажным паспортам. Данные карты содержат чипы с электронными подписями граждан. Через данные чипы и происходит идентификация избирателей на сайте, где и происходит голосование.

Стоит отметить, что эстонская система электронного голосования была довольно высоко оценена на европейском уровне, и на данный момент её элементы внедряются в других европейских государствах.

В Исландии, где пользуются интернетом почти 100 % населения, в 2009 году сайт Конституционного совета открыл площадку для коллективного обсуждения нового проекта Конституции страны. В итоге от граждан поступило более 300 официальных предложений и 3 тысячи 600 комментариев по поводу того, какие положения стоит закрепить в новом Основном законе.

Чиновники проанализировали все поступившие предложения, а также внимательно отследили обсуждение проекта новой Конституции в соцсетях и в результате представили общественности и парламенту проект нового Основного закона, в котором были учтены наиболее серьёзные, важные и чаще других повторяющиеся предложения от граждан.

«Каждую неделю совет публиковал в интернете новые статьи для общественного обсуждения, — описывает процесс создания Конституции член Конституционного совета Исландии Торвалдур Гилфасон. — Спустя две или три недели, после просмотра предложений от общественности и экспертов, совет публиковал финальную версию статей, которые затем обсуждались ещё раз. Нам пригодились практически все полученные предложения и комментарии. Мы услышали, что хотели сказать люди».

Благодаря информационно-техническому развитию, в Исландии была фактически реализована мысль Ленина: «Любая кухарка может управлять государством». В данном случае — стать соавтором Конституции.

В 2012 году Конституция, написанная не «канцелярским», а простым народным языком, была одобрена на референдуме. Данное событие называли примером демократии будущего, а также новой вехой в истории конституционного права. В законе содержатся положения о защите прав животных, обязанность всех чиновников держать документы в открытом доступе для граждан (кроме секретных), а также обязательство власти работать во благо не только граждан, но и Земли и биосферы.

Безусловно, одним из наиболее важных факторов в развитии электронной демократии выступает широкий доступ граждан к сети. Естественно, в государствах, где интернетом пользуется меньшая часть населения, принять Конституцию на основании обсуждений в соцсетях и на специализированных порталах невозможно, ибо это будет означать, что многие граждане останутся вне данного политического процесса.

В Беларуси и России довольно высокий процент пользователей сети в мире — порядка 3/4 граждан от общей численности населения являются пользователями сети. Конечно, для полноценного осуществления электронной демократии маловато, однако кое-какие шаги в области развития политики в виртуальном мире власти всё же делают.

Так, в Москве ежегодно проходят федеральные конгрессы по развитию электронной демократии. В них принимают участие делегаты от субъектов страны, депутаты Госдумы России и другие представители власти.

Одним из примеров российской электронной демократии можно считать интернет-ресурс для размещения общественных инициатив граждан — «Российская общественная инициатива». Он был создан ещё в 2013 году по указу президента и представляет собой официальную площадку для размещения петиций граждан по различным вопросам.

Согласно президентскому указу, после получения 100 тысяч подписей в течение года петицию рассматривает экспертная рабочая группа при Белом доме, которая и должна решить на основе рекомендации профильных органов, стоит ли развивать идею. В 2016 году количество подписей было снижено до 35 тысяч.

За 5 лет работы властями было одобрено 6 инициатив. В частности, благодаря петиции правительство РФ оказалось от намерений ввести дополнительные налоги на покупки в иностранных интернет-магазинах.

Отличным примером действия электронной демократии можно считать и проект «Активный гражданин», созданный в 2014 году по инициативе мэра Москвы для решения проблем столицы.


Проект является площадкой для онлайн-опросов жителей столицы. Причём за активное участие в городских опросах лицам начисляются баллы, которые можно обменять на вознаграждение.

Только в течение первого года работы было проведено 500 опросов, в которых пользователи оставили 25 миллионов мнений. На их основании руководством города было принято более 250 решений. В первую годовщину проекта московские власти объявили о создании волонтёрского объединения, призванного отслеживать выполнение городом обязательств, принятых по результатам обсуждений в «Активном гражданине». В 2017 году число зарегистрированных пользователей превысило 1,5 миллиона.

В Беларуси в данном вопросе пока не так всё продвинуто. В частности, в республике, в отличие от России, не существует государственных платформ для петиций, которые при определённом пороге подписей обязательны для рассмотрения властями. В белорусском интернете есть разве что два портала для петиций — Zvarot.by и Petitions.by, которые созданы неравнодушными гражданами. Однако петиции с данных платформ всё же рассматриваются государственной структурой, в адрес которой направлено обращение.

Многие петиции, касающиеся Беларуси, размещены на популярной международной площадке Change.org, однако они не рассматриваются органами власти, потому что там нет необходимости указывать место регистрации подписавшегося под обращением — только имя и фамилию. Согласно же законодательству, подписывая обращение к органам власти, гражданин должен указать имя и свой адрес.

На данный момент в республике нет системы онлайн-голосования на выборах президента и депутатов представительных органов, довольно редко используются механизмы онлайн-голосований граждан по поводу того или иного решения.

Проблемы электронной демократии в Беларуси и России

1. Интернет-голосования и опросы

В Беларуси и России государственные опросы в основном проводятся на официальных сайтах государственных органов, у которых довольно невысокое посещение по сравнению с социальными сетями или популярными СМИ. А во-вторых, результаты опросов пока необязательно учитывать при принятии определённых решений. Поэтому это выглядит пока, как изучение общественного мнения, и то с небольшой выборкой граждан. К примеру, регулярно проводятся опросы на сайте Следственного комитета Республики Беларусь. Однако лишь в двух из одиннадцати опросов проголосовало более трёх тысяч человек.

Для полноценной реализации данного элемента электронной демократии, естественно, стоит использовать потенциал социальных сетей. У каждого государственного органа, в том числе местного, должна быть официальная страница в самых популярных социальных сетях, на которых могут проводиться опросы и голосования граждан. На данный момент опросы лишь на официальных порталах остаются попросту незамеченными среди большинства интернет-пользователей. По данным Центра правовой трансформации Lawtrend и компании Novak, в 2015 году только каждый десятый интернет-пользователь из Беларуси регулярно заходил на сайты государственных органов.

Кроме того, важно учитывать, что есть вероятность накрутки голосов с помощью наплыва т. н. «ботов». Для того чтобы избежать данных проблем, можно делать голосования открытыми, чтобы каждый мог видеть, кто именно за какой вариант проголосовал. Либо саму площадку для голосования оставить на официальном сайте органа, а там сделать возможным принять участие в опросе лишь после введения паспортных данных. Соцсети в данном случае стоит использовать в качестве рекламы голосования, для привлечения внимания общественности, чтобы опрос охватил максимально большое число граждан.

2. Внедрение информационных технологий в политические процессы, в том числе в выборы

В Беларуси и России пока нет возможности проголосовать удалённо, используя информационные технологии, однако, в принципе, технические возможности это уже позволяют.

Так, за Беларусью закрепилась репутация ведущей IT-страны в восточноевропейском регионе, а согласно рейтингу Global Services 100, РБ заняла 13-е место среди 20 стран-лидеров в сфере IT-аутсорсинга и высокотехнологичных услуг.

К примеру, в Эстонии для идентификации голосующих граждан применяется система ID-карт, содержащих чипы с электронными подписями. Примечательно, что с начала 2019 года аналогичные карты начнут выдаваться в Беларуси, в России же биометрические данные гражданина содержатся в загранпаспорте.

С одной стороны, выборы с помощью интернета могут предоставить возможности для голосования для определённых категорий граждан (инвалидов; проживающих за границей и т. д.).

Кроме того, интернет-голосование позволит сэкономить бюджетные средства на организацию выборов и предоставить результаты голосования в кратчайшие сроки. Исключается и человеческий фактор возможных фальсификаций результатов — голоса считает машина, а не люди.

Однако от этого возникают и свои риски: нельзя исключить, что программное обеспечение не будет подвержено манипуляциям, позволяющим хранить или распечатывать формы, отличные от тех, что отображаются на экране.

3. Сетевая коммуникация граждан и представителей власти

В Беларуси и России есть возможность связаться с представителями органов власти путём электронного обращения. Его форма доступна на официальных сайтах ведомств. По сути, это почти то же, что и бумажное обращение со всеми формальностями.

Развитие информационных технологий и всё большее проникновение социальных сетей в жизнь людей дают прекрасную возможность дебюрократизировать общение чиновников и политиков с гражданами, сделать его более неформальным. К примеру, не так давно Анна Канопацкая — депутат Палаты представителей Беларуси от оппозиционной партии «Объединённая гражданская партия» — проводила на своей странице опрос, что граждан не устраивает в современной белорусской оппозиции. Ответы просила оставлять в комментариях. Народ в свободной форме высказывался, в том числе попадались и довольно нелестные комментарии. Депутат на многие из них отвечала, ставила «лайки» и т. д.

Данный пример демонстрирует, что пользователи сети идут на контакт с политиками и депутатами, высказывают свои мнения. По комментариям можно было составить примерную картину, что не устраивает откликнувшихся на предложение Канопацкой в современной белорусской оппозиции.

Данную коммуникативную практику было бы здорово развивать и другим депутатам, дабы как можно чаще общаться с населением в непринужденной форме «комментов». В народе это было бы весьма высоко оценено. А раз технические возможности это позволяют, осталось всего лишь проявить волю власть имущим и избранным.

4. Электронный сбор подписей (петиции)

Как уже было сказано выше, в России есть официальная площадка для сбора подписей под гражданскими инициативами. Однако встаёт проблема: как определить честность собранных подписей? Наблюдатели периодически указывают на странные графики подписей под некоторыми инициативами. В частности, это было выражено в такой статистической аномалии, как «ступеньки» — циклично в одно и то же время подписи ставило большое количество человек, в то время как после этого было затишье до следующей «ступеньки».


Источник: Wikipedia.ru

Становится понятным, что данный элемент электронной демократии нуждается в серьёзном совершенствовании. В частности, в будущем для максимального избавления от риска фальсификаций было бы целесообразно ввести регистрацию подписчиков через чип с электронной подписью (пока для подписания достаточно указать лишь имя, фамилию, номер телефона и адрес электронной почты). Кроме того, под каждой инициативой стоило бы публиковать список тех, кто поставил подпись, дабы была возможность вычислить «ботов», если они, конечно, имеются.

Так или иначе, сегодня в Союзном государстве Беларуси и России есть возможности всё глубже внедрять современные элементы электронной демократии. На данный момент главным для этого шага является наличие воли со стороны властей. В будущем принять такое решение будет необходимо.

Электронная демократия будущего

Развитие информационных технологий привело к тому, что многие прогнозируют неизбежность прямой электронной демократии как самой эффективной системы управления государством в эпоху информационного общества.

Самые смелые прогнозы экспертов в области интернета и социальных сетей прогнозируют ликвидацию представительных органов власти, в частности парламентов: в будущем граждане будут самостоятельно создавать законопроекты путём внесения в них онлайн-правок (по примеру того, как создаются статьи в «Википедии», где каждый может внести правку, а администратор проверяет её достоверность). Такого мнения придерживается российский социолог, эксперт по развитию социальных сетей Игорь Эйдман.


На Западе довольно популярна концепция электронной демократии Liquid Democracy. Суть заключается в том, что за принятие какого-либо закона голосуют не избранные депутаты (представительская модель демократии), а напрямую граждане путём участия в интернет-опросе. Но естественно, что граждане не могут разбираться одновременно во всех проблемах общества и государства, поэтому концепция управления Liquid Democracy предоставляет им возможность делегировать свои голоса другим участникам голосования — экспертам-специалистам в определённой области или политикам от разных партий.

Так или иначе, развитие информационного общества изменит не только экономическую систему, рынок труда и отношения между людьми, но и систему государственного управления. И если мы хотим в будущем видеть высокоразвитыми, суверенными и успешными Беларусь и Россию, необходимо уже сегодня идти в ногу со временем и думать, как наиболее успешно и безопасно внедрять элементы электронной демократии в политическую сферу.