Недавний приговор министру экономики Улюкаеву стал беспрецедентным случаем в новейшей истории России. Суд назначил 8 лет лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима человеку, пусть и не входившему в состав своеобразного «Политбюро» РФ, но долгое время находившемуся на вершине государственной власти. Большинство российских политологов увидели результатом осуждения Улюкаева «усиление силовиков», а также укрепление аппаратных позиций главы «Роснефти» Игоря Сечина, который выступил заявителем по данному делу.

Однако представляется, что в любом случае для России сам факт разработки, ареста и последующего осуждения за совершение коррупционного преступления чиновника столь высокого ранга является шагом к укреплению законности и правопорядка.

«Белорусизация России»

В этой ситуации уже не столь важно, будет ли впоследствии экс-министр экономики помилован президентом после завершения избирательной кампании, как это прогнозируют отдельные эксперты, либо останется отбывать срок в ИТК. Главный нюанс в этой теме очень тонко подметил политолог Евгений Минченко: крупным чиновникам сейчас «непонятно, где осталась зона комфорта». Правила, при которых, «если ты не заступаешь за красные флажки (читай: не посягаешь на власть), у тебя всё хорошо» (то есть можешь получать мзду за «решение вопроса»), просто исчезли. С учётом порочности правил такого рода элита получила импульс к оздоровлению, государство априори стало сильнее, поэтому неудивительно, что приговор Улюкаеву был неодобрительно встречен либеральной общественностью, несмотря на то, что критика «коррумпированного путинского режима» является краеугольным камнем оппозиционной риторики. Как выяснилось, если речь идёт о премьер-министре Медведеве, то тут «он вам не Димон!», а если о министре экономики Улюкаеве, то уже «наш Алексей Валентинович».

Если рассматривать российскую ситуацию с точки зрения союзного понимания, а тем более с белорусского угла зрения, то можно найти ряд интересных закономерностей. Во-первых, в Беларуси никогда не было неприкасаемых, и на скамье подсудимых оказывались не только министры, но даже бывший премьер-министр Михаил Чигирь. А во-вторых, и в белорусском случае, как и в России, эти абсолютно экономические дела, связанные с проявлениями коррупции, взяточничеством и злоупотреблением властью, вдруг становились «политическими», а недавние «прислужники режима» приобретали сочувствие либеральной публики и нередко перекочёвывали в лагерь борцов с властью, частью которой они же недавно и были. В этом смысле последнее слово Алексея Улюкаева, когда экс-министр в проникновенной речи попросил прощения у народа, заявил о своём перерождении и пообещал «стать защитником всех угнетённых вне зависимости от того, как сложится его дальнейшая жизнь», тоже является показательным.

В определённом смысле имеет место быть своего рода «белорусизация» российской внутренней политики, когда при всех отличиях просматриваются некоторые общие черты: высокий уровень влияния силовиков, отсутствие неприкасаемых (по крайней мере, РФ к этому уже близка), контроль государства над крупным бизнесом и широкое применение административного ресурса в ходе избирательных кампаний.

С одной стороны, это не может не радовать, так как Россия в период правления Путина вернулась к ситуации управляемости, а с другой стороны, с этим новым российским государством необходимо выстраивать принципиально иные отношения с учётом того, что наряду с ликвидацией многих уродств отдельные изъяны остались, а некоторые ещё и добавились. При этом ясно, что двум государствам — корпорациям авторитарного типа будет непросто сосуществовать в рамках союза, особенно с учётом того, что общий потенциал одного из союзников значительно выше, но национальные интересы второго не позволяют полностью синхронизироваться по всем вопросам.

Как выстраивать отношения с новой Россией?

Российский капитализм сейчас в большей степени централизован и будет жёстко требовать «своё», и достаточно сложно понять, где заканчиваются интересы крупного бизнеса — сырьевых монополий («Газпром», «Роснефть») и начинаются интересы государства российского. Нынешний управляющий класс «чекистов-капиталистов» по-своему феноменален, так как представляет собой сочетание государственников и бизнесменов в одном лице, и дальнейшая эволюция российской элиты — это важнейший вопрос будущего, актуальный не только для соседей РФ, но, пожалуй, для всего мира. Ведь получая сверхприбыли от реализации сырьевых богатств России и пребывая в состоянии конкурентной борьбы между собой, эти люди не только обогатились лично, но сумели весьма эффективно провести модернизацию российских вооружённых сил. В достаточно короткий срок из растрёпанных и униженных остатков Советской армии были созданы боеспособные войска, готовые к проведению военных операций любой сложности.

С учётом тесных отношений с Россией Беларуси жизненно необходим системный анализ процессов, происходящих в российских элитах, что должно стать важнейшим направлением исследовательской деятельности как государственных, так и неправительственных фабрик мысли. Целесообразно готовиться к жёсткой конкуренции в отдельных отраслях экономики, а заодно искать своё место и новое позиционирование Беларуси как в российском внутриполитическом дискурсе, так и в контексте набирающей обороты внешней политики.

В этом плане очень важно понимать происходящие процессы, перспективы эволюции российской государственности, специфику мышления клана силовиков и точки соприкосновения с ними.

Думается, что Беларуси ни в коем случае нельзя допускать состояния политической дезорганизации, необходимо твёрдо выдерживать государственную линию как в части защиты своих интересов в отношениях с Кремлём, так и в части выполнения союзнического долга перед РФ. То есть укрепление белорусской государственности должно идти параллельным курсом с укреплением государственности в России, но странам необходимо постоянно дополнять новыми установками союзную формулу так, чтобы усиление суверенитета не входило в противоречие с интересами партнёра.

Основной вопрос в данном случае — это доверие, и для Беларуси главное на этом пути — не испугаться «новой России», избежать ловушки сползания в национализм и лимитрофной политики, а для России — соблазна твёрдой рукой на марше «навести порядок в Белоруссии» по своему разумению. И то и другое нанесёт непоправимый ущерб союзническим отношениям и в конечном итоге сыграет на руку геополитическим конкурентам. Во избежание подобного развития событий целесообразно не только сохранить и развивать существующий интенсивный переговорный формат между государственными органами, но и создать большое количество совместных площадок на уровне вузов, учёного сообщества, СМИ и общественных организаций. Понимание взаимных интересов при наличии общей рамки, постоянное внимание друг к другу, информационный обмен и прочие меры по укреплению доверия позволят избежать ошибок, которые возможны в период нового возрождения российской государственности.