Для Евросоюза и не только сейчас актуальна тема обращения с массивами личных данных. Это связано с недавним вступлением в силу регламента GDPR. За его нарушение грозит значительный штраф, поэтому европейские компании, конечно, стараются всячески перестраховаться.

Но проблема в том, что в мире пока нет общего и чёткого определения, что же такое большие данные. База на сто клиентов магазина — это big data? Это философский вопрос, и однозначного ответа на него нет, в том числе и в европейских нормативных актах. Думаю, что в белорусских и российских такого пока тоже не будет.

Для кого-то миллион записей в базе — это много. А у других компаний это генерируется ежесекундно, и они мыслят миллиардами и триллионами. Поэтому какому-то собранию «айтишных» философов нужно поразмышлять и разработать определение.

С другой стороны, государства всё больше ведут к тому, чтобы бизнес работал с данными аккуратно. Европейские компании стараются максимально себя обезопасить в этом плане, чтобы не попасть под санкции со стороны властей.

И, конечно, к этой теме большой интерес. Мы недавно проводили вебинар для россиян. Они все интересуются европейским регламентом GDPR. Как я понимаю, в России тоже принимаются и уже приняты похожие документы в этом направлении. Да, в принципе, все регионы мира идут к этому. Однако пока российские коллеги замкнуты на свой внутренний рынок.