Общее гуманитарное пространство Беларуси и России зиждется на таких основах, как общий язык, общее информационное и культурно-ценностное пространство и общее историческое наследие. Пока всё вышеперечисленное у нас остаётся, сохранится и общее гуманитарное пространство.

В Беларуси общее культурно-гуманитарное пространство с Россией существует естественным образом — на основании свободного выбора населения. Белорусы сами выбрали для своего повседневного общения наш общий русский язык; белорусы в условиях свободного интернета и спутникового телевидения с сотнями иностранных телеканалов и порталов потребляют всё равно в основном российский контент, читают российских писателей, слушают российскую музыку, смотрят российские кинофильмы и сериалы, что также говорит о многом. В массовом сознании белорусов Пушкин не стал иностранным поэтом, Кобзон — иностранным певцом, а «Бригада» — иностранным сериалом.

В России и подавно белорусскую культуру воспринимают как неотделимую часть русской культуры, и пока нет никаких предпосылок, что это восприятие будет как-то ослабевать.

Поэтому единое гуманитарное пространство Беларуси и России есть, и оно довольно крепко, потому что сохраняется не искусственным, а естественным образом — так привыкли наши народы, и им так удобно.

Единственной угрозой для общего пространства могут стать только неестественные, искусственные препоны для его развития, о которых мечтают представители белорусской националистической оппозиции: лишение русского языка статуса государственного; введение ограничительных мер для русского языка на телевидении, на радио, в делопроизводстве; вытеснение российских кино и музыки из публичного пространства. И этого ни в коем случае делать нельзя, потому что это будет довольно болезненно воспринято в обществе. Люди хотят сами выбирать, на каком языке им разговаривать и учить детей, в переводе на какой язык смотреть новый фильм в кинотеатре.

Вот и здорово, если им никто и никогда не будет в этом мешать.