Активность и частота военных манёвров на границах Союзного государства в последнее время поднимает вопрос об экономической составляющей их реализации.

Иными словами, сколько и на что тратят страны — соседи Республики Беларусь свои «военные ассигнования»?

Как известно, весь западный мир построен на либерально-рыночных постулатах. Если отойти от высокопарных слов и пояснений, то по-другому это звучит так: куда вложить 1 доллар, чтобы он принёс 3-4 доллара (или 300–400 % доходности), т. е. страны Запада, принимая решение об увеличении тех или иных военных расходов, всегда преследуют высокодоходные экономические, а затем уже политические цели.

Военная составляющая, как правило, является лишь средством реализации выгодных проектов.

С таким подходом давайте первоначально обратимся к международной оборонной статистике, а затем рассмотрим стратегические цели т. н. «военных инвестиций» в странах — соседях Республики Беларусь (некоторые из них являются по совместительству государствами — членами НАТО.

Согласно данным SIPRI (Stockholm International Peace Research Institute, Стокгольмский институт исследования проблем мира), в 2016 г. совокупный объём оборонных расходов стран мира достиг 1686 млрд долл. США, что на 0,4 % больше уровня 2015 г. (наибольший пик с 1988 г. был достигнут в 2011 г. — 1699 млрд долл. США, в последующем наблюдалось снижение, рост пошёл только в 2014 г.).


Вместе с тем, согласно данным Всемирного банка, в период с 2010 по 2016 год процент расходов на оборону к мировому ВВП снизился с 2,51 до 2,225 % (с 1980 г. наибольший уровень наблюдался в 1982 г. — 4,239 %).


В структуре мировых оборонных расходов наибольшую долю занимают США — 36 %, затем следует КНР — 13 %, на третьем месте Россия с 4,1 %, четвёртое место у Саудовской Аравии — 3,8 %, пятую строчку занимает Индия — 3,3 % (См. график ниже).


Что касается стран Европы, то в 2016 г. на оборонные расходы европейских государств (включая РФ) приходилось 20 % всех мировых военных ассигнований, или 334 млрд долл. США. Данный уровень увеличился на 2,8 % по сравнению с 2015 г. и только на 5,7 % по сравнению с 2007 г.


Вместе с тем существуют значительные различия в динамике по регионам Европы. Так, оборонные расходы с 2007 по 2016 год в странах Западной Европы снизились на 6,2 %, в Центральной Европе увеличились на 4,2 %, в то время как расходы в Восточной Европе резко выросли на 78 %.


По данным SIPRI 2016

В странах — соседях Республики Беларусь (т. е. в Польше, Литве, Латвии, Эстонии), входящих в состав НАТО, общий совокупный объём расходов на оборону в 2016 г. составил 11,325 млрд долл. С 2010 по 2016 год совокупные ассигнования увеличились на 34,2 % с 8,44 млрд долл. США.

Так, Латвия повысила свои оборонные расходы на 44 % (до 407 млн долл. США), что стало в 2016 г. наиболее крупным темпом роста во всей Европе. Расходы Литвы выросли на 35 % (до 636 млн долл. США), что, по мнению западных экспертов, объясняется ростом «угрозы агрессии» со стороны Российской Федерации (об этом PR-феномене чуть ниже).

В Эстонии оборонные расходы с 2010 г. имели постоянно возрастающий тренд и к 2016 г. достигли 494 млн долл. США, увеличившись по сравнению с наименьшим уровнем 2010 г. на 59,4 %.

У западной соседки, Польши, уровень оборонных расходов составил 9 791 млн долл., что на 28 % выше, чем в 2010 г. (7 588 млн долл. США).

В структуре оборонных расходов наших стран-соседей одна из ключевых долей приходится на закупку вооружения и военной техники (ВВТ; согласно требованию НАТО 20 % всех военных расходов должны направляться на закупку ВВТ).


По данным SIPRI 2016

При этом, по данным SIPRI, большая часть объёмов идёт на приобретение ВВТ у компаний из США, Великобритании, Франции и Германии.

Иными словами, страны Балтии и Польша за счёт собственного государственного бюджета (читать: налогоплательщиков — простых граждан) обеспечивают финансирование оборонных транснациональных корпораций. При этом надо учитывать, что волна т. н. «модернизации» (закупки вооружения) приобрела интенсивный характер как раз после 2014 г. на фоне повсеместного насаждения в информационном пространстве стран Запада образа «агрессивной России».

Для иностранных оборонных корпораций априори не выгодно мирное разрешение существующих разногласий между государствами и снижение их военных расходов (см. динамику выше), в этой связи активно используется принцип смешения «причинно-следственных связей» и формирование через подконтрольные информационные каналы (СМИ, соцсети, мессенджеры) образа «потенциального агрессора» (что в отношении РФ, что в отношении КНДР, КНР и т. д.).

Под воздействием такой информационной составляющей правительства стран-сателлитов при отсутствии реальной угрозы со стороны соседних государств вынуждены идти на переориентацию своих бюджетов с социальной сферы на оборонную, ключевая доля которой в последующем направляется в «карманы» оборонных корпораций.

Обратимся и к Украине, которая не является страной — членом НАТО, но ввиду событий после 2014 года требует внимательного изучения её военно-экономического потенциала.

У южной соседки военные расходы в 2016 г. составили 3,479 млрд долл. США, уменьшившись на 3,8 % по сравнению с 2015 г. (3,617 млрд долл. США). В то же время к уровню 2007 г. военные расходы Украины увеличились на 28 % (2,715 млрд долл. США). По мнению экспертов SIPRI, небольшое падение военных ассигнований в 2016 году к 2015 г. было вызвано снижением общей напряжённости конфликта в Донбассе. Вместе с тем на 2017 г. было запланировано увеличение оборонрасходов, в первую очередь за счёт ассигнований на закупку ВВТ (и также, как и у стран Балтии, приобретение ВВТ идёт исключительно у иностранных корпораций).

В самой России в 2016 г., по данным SIPRI, оборонные расходы составили 70,345 млрд долл. США, что на 5,9 % больше уровня 2015 г. или на 87 % выше по сравнению с 2007 г. В соотношении к ВВП расходы РФ составили 5,3 % — наиболее высокий показатель с 1991 г.

По мнению экспертов SIRPI, первоначально ожидалось, что на фоне низких цен на нефть, газ, а также экономических санкций Российская Федерация не в состоянии будет обеспечить высокий уровень оборонных расходов и правительство РФ будет вынуждено снизить их объём. Но, несмотря на такие ожидания западных экспертов, Россия всё же увеличила расходы. По данным SIPRI, такой интенсивный рост связан с единовременной выплатой примерно 11,8 млрд долл. государственного долга перед российскими производителями вооружений. Без данных вливаний оборонный бюджет РФ снизился в 2016 г. на 12 %.

Что касается Республики Беларусь, то, по данным SIPRI, военные расходы составили в 2016 г. 664 млн долл., что на 9 % меньше уровня 2015 г. (724 млн долл. США). По сравнению с 2007 г. расходы увеличились на 22,1 % (с 544 млн долл.). Наибольший пик пришёлся на 2014 г. — 737 млн долл. США.

Как видим из вышеприведённых цифр, интеграционные объединения пока уступают по своим расходам т. н. «потенциальному сопернику» (совокупные расходы стран НАТО в 2016 г. — 918,298 млрд долл.; общие оборонные ассигнования РФ, РБ, Казахстана, Кыргызстана, Армении — 73,124 млрд долл., или 7,92 % к расходам блока НАТО).

Историческая практика показывает, что для обеспечения безопасности в условиях нарастания угрозы со стороны крупного противника требуется укрупнение и объединение с ещё более крупными союзниками.

В текущих условиях с КНР. По данным SIPRI и Всемирного банка, расходы на оборону КНР составляют 225,713 млрд долл. США, или 1,923 % к ВВП КНР. При этом численность Народно-освободительной армии Китая превышает 2,183 млн военнослужащих, что является наиболее крупной военной живой силой в мире (затем следуют США — 1,381 млн, Индия — 1,346 млн, КНДР — 1,19 млн, Россия — 1,013 млн).

Последние «вспышки» неустойчивости на границах КНР свидетельствуют о планомерных действиях стран Запада по ослаблению Китая путём «отвлечения внимания Пекина», переориентации руководства страны с международного сотрудничества с РФ и РБ на внутренние проблемы.

Такие действия стран Запада объясняются стремлением реализовать ряд задач для достижения своих стратегических целей.

Основными целями, которые преследуют страны НАТО (читать: США и Великобритания — крупные корпоративные структуры), являются:

  1. Сохранение накопленного капитала.
  2. Поиск высокодоходных проектов.
  3. Установление тотального контроля как за сырьевыми источниками, так и за рынками сбыта (без этих двух составляющих модель Д-Т-Д’ (деньги-товар-деньги (штрих)) не работает).

Постоянное лимитирование доступа иностранных корпораций на сырьевые и потребительские рынки РФ и КНР формирует у корпораций эффект «истерии», что во многом обусловлено ростом у последних угроз перепроизводства, падением внутреннего спроса на товары (услуги) и ослаблением интереса спекулятивного капитала на их акции.

Рост военных расходов на оборону стран, граничащих с РФ, РБ и КНР, во многом связан со стремлением корпораций через политические и иные структуры изменить, склонить к требуемым действиям (либо напугать) оппонентов (Россию, КНР) и обеспечить в последующем доступ к сырьевым ресурсам и национальным рынкам (потребителям — гражданам) с целю реализации давней идеи создания глобального управляемого рынка, где нет государств, народов, наций, а есть группа потребителей без особой идентификации.

Такой проект в действительности обеспечивает доходность, в разы превышающую текущие расходы на оборону, и, безусловно, оправдывает себя.

В этой связи для повышения своей безопасности и военно-экономического потенциала требуется ускоренное объединение вокруг крупных игроков, таких как РФ, КНР (цифры приведены выше); создание единых финансово-экономико-военных союзов, ориентированных на объединённые действия по защите своих общих интересов, формирование условий устойчивого социально-экономико-политического развития.