На фоне интенсивного обсуждения темы Союзного государства, его текущего положения и будущего стоит всё же расширить сектор анализа и оценить результаты деятельности более крупного интеграционного объединения на постсоветском пространстве, в частности, ЕАЭС.

Как прошёл для стран — членов ЕАЭС 2018 год? Какая динамика наблюдается и чего ждать от новой евразийской интеграции в ближайшие несколько лет?

Давайте вместе разберёмся в сухой статистике и покажем её в наиболее наглядном и понятном для всех нас виде.

При оценке будем опираться на официальные статданные ЕАЭС. В связи с особенностями публикации такой информации на текущий момент имеются открытые данные только за период с января по сентябрь/октябрь 2018 года, однако и они позволяют проследить ключевые тенденции и тренды прошедшего года для стран — членов ЕАЭС.

В январе — октябре 2018 года в целом по Евразийскому экономическому союзу (далее — ЕАЭС) наблюдалась положительная динамика основных социально-экономических показателей.

Так, совокупный показатель роста ВВП стран — членов ЕАЭС повысился на 101,8 % к январю — сентябрю 2017 года, однако стоит отметить, что при сравнении 2017 года с аналогичным периодом 2016 года этот индекс показывал темп в 102,0 %. Наибольшие высокие показатели роста национального ВВП наблюдались в Армении (6,2 %), Казахстане (4,1 %), Беларуси (3,7 %).

Положительная динамика общего ВВП ЕАЭС обусловлена ростом в отдельных отраслях экономик каждой из стран — членов ЕАЭС, увеличение:

  • промышленного производства в Армении (на 4,5 %), Беларуси (на 6,4 %), Казахстане (на 4,7 %), России (на 3 %);
  • производства продукции сельского хозяйства — в Казахстане (на 2,5 %) и Кыргызстане (на 2,5 %);
  • объёма выполненных строительных работ — в Армении (на 12,6 %), Беларуси (на 3,9 %), Казахстане (на 4,1 %), Кыргызстане (на 1,7 %);
  • грузооборота во всех государствах — членах ЕАЭС, пассажирооборота — в Беларуси (на 2,9 %), Казахстане (на 3,8 %), Кыргызстане (на 3,7 %) и России (на 6,3 %);
  • оборота розничной торговли во всех государствах — членах ЕАЭС (Рис. 1).


Рис. 1. Основные экономические показатели ЕАЭС (в % к соответствующему периоду предыдущего года)

Промышленное производство

Объём промышленного производства ЕАЭС в январе — октябре 2018 года составил 1 021,6 млрд долларов США и увеличился по сравнению с январём — октябрём 2017 года в постоянных ценах на 3,3 % (в январе — октябре 2017 года по сравнению с январём — октябрём 2016 года — на 3,5 %).

Наиболее высокие темпы национального роста промпроизводства показали Беларусь (6,4 %), Казахстан (4,7 %), Армения (4,5 %). 

Оценка общей динамики промпроизводств в 2017–2018 гг. может свидетельствовать о стабилизации темпов роста и исключении волатильности и нисходящих трендов (Рис. 2).


Рис. 2. Динамика промышленного производства ЕАЭС (в процентах к соответствующему периоду предыдущего года; в постоянных ценах)

На долю России приходится 88,5 % общего объёма промышленного производства ЕАЭС, Казахстана — 6,5 %, Беларуси — 4,4 %, Армении и Кыргызстана — по 0,3 % (низкий уровень развития промышленности).


Рис. 3. Распределение объёма промпроизводства по странам — членам ЕАЭС в январе — октябре 2018 года (в процентах к итогу)

Сельское хозяйство

Что касается сельского хозяйства, то оно, в отличие от промпроизводства, показало негативную динамику. Так, в январе — октябре 2018 года производство продукции сельского хозяйства в целом в странах — членах ЕАЭС составило 95,7 млрд долларов США и уменьшилось по сравнению с январём — октябрём 2017 года в постоянных ценах на 1 % (для сравнения: в январе — октябре 2017 года к январю — октябрю 2016 года наблюдалось увеличение на 2,5 %).


Рис. 4. Динамика сельхозпроизводства ЕАЭС (в процентах к соответствующему периоду предыдущего года; в постоянных ценах)

Снижение темпов произошло за счёт падения объёмов производства сельхозпродукции в Армении (на минус 7,9 %), Беларуси (–2,5 %) и России (–1,3 %). Казахстан и Кыргызстан показали динамику — рост в 2,5 % у каждой из стран.

Уменьшение темпов связано с неурожаем зерновых. Так, в Беларуси на 1 ноября 2018 года получено 5 279,8 тыс. тонн зерна, что меньше показателей 2017 года на 31,2 %, при урожайности 26,3 центнера с 1 га (меньше на 25,9 %).

Кроме того, имело место падение объёмов производства скота/птицы, молока и яиц в крестьянских (фермерских) хозяйствах (в Беларуси в среднем на 7–8 %). 

В процентном соотношении основная доля производства с/х продукции ЕАЭС приходится на Россию — 75 %. 12 % приходится на Казахстан, 9 % — на Беларусь, 3 % — на Кыргызстан, 1 % — на Армению.


Рис. 5, Распределение объёма сельхозпроизводства по странам — членам ЕАЭС (в процентах к итогу)

Строительная отрасль

Объём выполненных строительных работ в странах — членах ЕАЭС в январе — октябре 2018 года составил 109,5 млрд долл. и в постоянных ценах вырос на 0,4 % по сравнению с январём — октябрём 2017 года.

В странах — членах ЕАЭС в январе — октябре 2018 года введено в эксплуатацию 64,9 млн кв. м общей площади жилья, что на 1,1 млн кв. м, или на 1,7 %, меньше, чем в январе — октябре 2017 года (в январе — октябре 2017 года по сравнению с январём — октябрём 2016 года — на 3 % меньше). На Россию приходится основная доля ввода жилья в ЕАЭС — 79,1 %.

Уменьшение данного показателя произошло за счёт падения темпов ввода жилья в Беларуси (–8,5 %), Кыргызстане (–7 %), России (–3,6 %).


Рис. 6. Динамика строительной отрасти (в процентах к соответствующему периоду предыдущего года)

Взаимная торговля

Объём взаимной торговли товарами между странами — членами ЕАЭС за январь — октябрь 2018 года составил 49,5 млрд долл. США, или 111,1 % к уровню января — октября 2017 года. В целом за 2018 год — 54,7 млрд долларов.  

Примечательно, что во взаимной торговле стран ЕАЭС основные доли приходятся на РФ (64,8 %) и Беларусь (23,3 %), при этом доля России увеличивается.


Рис. 7. Доли стран — членов ЕАЭС в совокупном объёме экспорта во взаимной торговле товарами (в процентах к соответствующему периоду предыдущего года)

Следует констатировать, что с 2015 года наблюдался постоянный рост экспорта и импорта во взаимной торговле между странами ЕАЭС в среднем на 5–8 %.

В товарной структуре взаимной торговли стран — членов ЕАЭС наибольший удельный вес занимают минеральные продукты (29,5 % от общего объёма взаимной торговли). Существенны поставки машин, оборудования и транспортных средств (18,5 %), а также продовольственных товаров и сельскохозяйственного сырья (14,1 %), металлов и изделий из них (13,5 %).

Инфляционные процессы

Индекс потребительских цен на товары и услуги в целом по ЕАЭС в октябре 2018 года по сравнению с октябрём 2017 года составил 103,7 %, в сравнении с декабрём 2017 года — 102,8 %. В октябре 2018 года темпы роста потребительских цен на товары и услуги в целом по ЕАЭС были выше, чем в аналогичном периоде 2017 года.


Рис. 8. Изменение потребительских цен в странах ЕАЭС (прирост в процентах к соответствующему месяцу прошлого года)

Наиболее высокий уровень роста потребительских цен наблюдался в Казахстане (5,3 %), Беларуси (4,9 %) и России (3,5 %).

Наиболее высокий рост показали цены на промпродукцию. Так, в целом по ЕАЭС в октябре 2018 года по сравнению с октябрём 2017 года цены увеличились на 16,7 %, с декабрём 2017 года — на 14,3 %.

Рост цен производителей промпродукции в ЕАЭС обусловлен их значительным повышением в Казахстане (+22,9 %) и России (+16,9 %). При этом в горнодобывающей промышленности и разработке карьеров цены увеличились на 36,2 % и 36,8 % соответственно.


Рис. 9. Изменение цен промпродукции в странах ЕАЭС (прирост в процентах к соответствующему месяцу прошлого года)

Внешний долг

Особенностью 2018 года стало укрепление тенденций на снижение совокупного внешнего долга всех стран — членов ЕАЭС. Так, за три квартала 2018 года данный показатель снизился на 7,4 % — с 745 367 до 690 081 млн долл. (Рис. 10).


Рис. 10. Динамика внешнего долга стран — членов ЕАЭС

Основная часть внешних заимствований приходится на Россию (68 %) и Казахстан (23 %). Однако по сравнению с первым кварталом 2008 года Россия снизила свой внешний долг на 3 %, в то время как другие страны увеличили в разы: Армения (346 %), Беларусь (288 %), Казахстан (163%), Кыргызстан (213%).


Рис. 11. Темпы роста внешнего долга стран — членов ЕАЭС

Социально-экономические показатели

В странах ЕАЭС в январе — сентябре 2018 года наблюдался рост номинальной заработной платы: в Армении на 3,8 %, Беларуси — на 17,6 %, Казахстане — на 8,8 %, Кыргызстане — на 6,3 %, России — на 10,7 %.

Реальная заработная плата (коррекция на инфляцию) наиболее выросла в Беларуси — на 12,2 %. В России она увеличилась на 8,0 %, Кыргызстане — на 4,3 %, Казахстане — на 2,4 %, в Армении — на 1,1 %.  

Среднемесячная номинальная заработная плата в долларах США в январе — сентябре 2018 года составила в России 691 доллар, Казахстане — 472 доллара, Беларуси — 464 доллара, в Армении — 350 долларов, Кыргызстане — 230 долларов.


Рис. 12. Прирост реальной зарплаты и потребительских цен в ЕАЭС (в процентах к соответствующему периоду прошлого года)

Уровень безработицы в ЕАЭС в среднем составил 5,0 % от общей численности экономически активного населения/рабочей силы. При этом наиболее высокий уровень официальной безработицы наблюдается в Армении — 20,2 % (второй квартал 2018 года), затем следуют Кыргызстан — 6,9 % (2017 год), Казахстан — 4,8 % (третий квартал 2018 года), Беларусь — 4,7 % (третий квартал 2018 года), Россия — 4,6 % (третий квартал 2018 года).

Для понимания и сравнения этих показателей приведём данные Евростата по уровню безработицы в странах ЕС: в Греции — 18,9 % (август 2018 года), Франции — 9,3 % (сентябрь 2018 года), Германии — 3,4 % (сентябрь 2018 года), Польше — 3,4 % (сентябрь 2018 года); при этом в США — 3,7 % (сентябрь 2018 года), в Японии — 2,3 % (сентябрь 2018 года).

В целом в ЕАЭС имеет место тенденция к снижению численности официально зарегистрированных безработных — на 7,9 %, в том числе в Беларуси — на 46,3 %, в России — на 10,7 %, в Армении — на 9,9 %. При этом она увеличилась в Кыргызстане — на 10,5 %, Казахстане — на 5,7 %.


Рис. 13. Динамика численности официальных безработных в ЕАЭС (на конец месяца, тыс. чел.)


Рис. 14. Уровень безработицы к общей численности экономически активного населения 

По уровню социального неравенства (коэффициент Gini) на первых позициях находятся Россия и Кыргызстан. При этом Беларусь имеет наиболее высокий уровень т. н. «социально-экономической справедливости» (расслоения общества), то есть равное распределение национального дохода между различными социальными группами (чем ниже коэффициент Gini, тем стабильнее общество).


Рис. 15. Коэффициент Gini

Вывод

Таким образом, краткий анализ динамики основных социально-экономических показателей стран — членов ЕАЭС в 2018 году показал:

  1. Интеграционные процессы (отсутствие границ, унификация процедур, тарифов, пошлин, налогов, условий хозяйствования) в ЕАЭС положительно влияют на динамику национальных экономик.
  2. Россия является ключевым движущим фактором всей финансово-экономической модели ЕАЭС (основные доли промпроизводства, сельского хозяйства, строительства, транспорта и т. д. принадлежат РФ).
  3. Защита внутреннего рынка ЕАЭС способствует росту взаимной торговли и кооперации.
  4. Наличие санкций в отношении РФ сказывается негативно на остальных странах — членах ЕАЭС, однако «совместное движение» навстречу друг другу способствует более «мягкому» преодолению внешнего негативного воздействия.
  5. Рост внешнего долга Армении, Беларуси, Казахстана, Кыргызстана с 2008 года свидетельствует о том, что динамика экономик этих стран за последние 10 лет строилась исключительно на заимствованиях (т. е. «жили в долг»), а не на зарабатывании «живых» денег. Высокий уровень внешнего долга ведёт к значительным рискам устойчивости национальных экономик при внешнем воздействии и к росту политической зависимости от кредиторов. 
  6. Достигнуть совокупного роста и выйти на показатели 2014 года можно за счёт сосредоточения внимания в ходе интеграционного диалога не на политических противоречиях, а исключительно на взаимовыгодном экономическом росте и сотрудничестве.
  7. Для стабильного социально-экономического развития интеграционных основ ЕАЭС важно устранить расслоение общества, повысить уровень доходов населения и довести их до среднего уровня по ЕАЭС, чтобы исключить необоснованную миграцию и концентрацию рабочей силы исключительно в трудовых агломерациях (Москва и другие крупные города РФ) и равномерно распределять их по всей территории ЕАЭС.