Любые значимые события в политической сфере так или иначе связаны с темой финансов.

События на Украине тоже следует рассматривать как результат активного и длительного «инвестирования» западных структур в социально-политические процессы этой страны.

Без рассмотрения «денежных потоков» сложно понимать и прогнозировать развитие ситуации не только на Украине, но и в других странах-интересах Вашингтона.

СОНАР-2050, опираясь исключительно на открытые источники информации, подготовил краткий аналитический обзор того, кто, сколько, на что и зачем вкладывал деньги западных налогоплательщиков и корпораций при реализации проекта «отсечения Украины от славянского единства».

Киев стал получателем международной финансовой помощи в виде грантов, льготных кредитов и инвестиций ещё в 1991 году.

За годы независимости Украины объём международной помощи превысил 45–47 млрд долларов и более 15–17 млрд евро.

После 2014 года объём ежегодной международной помощи удвоился. По данным министерства экономического развития и торговли Украины (МЭРТ), если до «революции» в Украину поступало около 500 млн долларов финпомощи в год в виде грантов, то уже в 2014 и 2015 годах — более миллиарда.

При этом ежегодная помощь Евросоюза в рамках т. н. «инструмента европейского соседства» возросла с 47 млн евро в 2002 году до 242 млн евро в 2014 году. С 2014 года ЕС предоставил Киеву более 12 млрд евро.

США, в свою очередь, оказали «постмайдановской» Украине разные виды помощи. В мае 2014-го, мае 2015-го и сентябре 2016-го Киеву выделено три кредитных транша под низкий процент по одному миллиарду долларов каждый. В 2016 году США предоставили безвозмездную финансовую помощь в размере 335 млн долларов. В 2016–2017 гг. Украина выпустила облигации на 1 млрд долларов под государственные гарантии США (иначе их никто бы не купил или купил, но под высокий процент). Военная помощь в 2017 году составила 663,465 млн долларов.

Вместе с тем этот уровень «ассистенции» гораздо ниже ранее заявленного Вашингтоном в преддверии и в период т. н. «революции достоинства — 2014». США обещали тогда выделение до 10 млрд долларов.

При этом уже в начале 2017 года новая администрация Белого дома заявила о сокращении финпомощи Украине на 68 % (с 570 до 177 млн долларов) в рамках пересмотра внешнеполитических ориентиров США и снижения уровня поддержки развивающихся стран.

Ранее, в конце 2015 года, три бывших посла США на Украине указали в газете The New York Times на недостаточную помощь официального Вашингтона, отсутствие должной поддержки не только США, но и ЕС, а также «невнимание» к процессу реформ в данной стране.

Фактически этой статьей бывшие дипломаты попытались обелить себя перед украинскими активистами: «Да, через наши уста США обещали вам помощь —допомогу новой Украине, но... мы не всесильны, и, извините, ребята... денег не будет, но вы змагайтесь… Америка вас не забудет».

Что касается подконтрольного Вашингтону Международного валютного фонда (МВФ), то и здесь период «любви» длился не долго.

По линии МВФ Украина получила 8,7 млрд долларов из 17,5 млрд в рамках четырёхлетней программы EFF (Extended Fund Facility, «Механизм расширенного финансирования») поддержки экономики Украины, рассчитанной на март 2015 — март 2019 года. Основная причина «невыборки» — невыполнение требований МВФ, в первую очередь связанных с «разбалансировкой госбюджета» (читай: высокий уровень коррупции, отсутствие со стороны официального Киева действенных мер по пресечению воровства бюджетных денег, кредитов и финпомощи).

Справка. Кредитная линия не безвозмездная — Украина по данной программе уже выплачивает МВФ проценты. Так, 31 августа Украина перечислила МВФ 160,3 млн долларов в счёт возврата основного долга. До конца 2018 года Киев должен вернуть ещё около 500 млн долларов МВФ (это без учёта 500 млн евро выплат по еврооблигациям).

После прекращения выделения денежных средств в 2017-м Киев всё лето и сентябрь 2018 года вёл торги с МВФ по предоставлению нового пакета финансирования.

Однако из-за невыполнения Украиной целого списка обязательств и требований МВФ вопрос выделения траншей не решался.

После череды закрытых переговоров, ярких заявлений о скором дефолте Украины Киев пошёл на уступки фонду и 19 октября 2018 года подписал договор о новой программе сотрудничества между Украиной и МВФ.

МВФ согласился только после того, как кабинет министров Украины принял решение о повышении цены газа с 1 ноября на 23,5 %. Новая цена составляет 8 тысяч 550 гривен (305 долларов по текущему курсу) за тысячу кубометров газа.

По заявлению министра соцполитики А. Ревы, рост тарифов на теплоснабжение и горячую воду составит не более 16 %.

Вместе с тем, по другим сообщениям, существует некая договорённость Украины с МВФ, по которой цены на газ для населения вырастут до 40 % и будут приведены к т. н. «импортному паритету». МВФ ожидает от Украины очередного повышения тарифов весной и осенью 2019 года.

По словам премьера В. Гройсмана, Украина договорилась с МВФ о том, что новая программа обеспечит поддержку стране «в период особенно пиковых нагрузок по выплате государственных долгов». Он добавил, что именно это решение о повышении цены газа было «критическим предусловием успешного завершения переговоров».

В. Гройсман подчеркнул, что попытки убедить МВФ не повышать цены на газ предпринимались в течение года, однако именно под это обязательство стало возможным привлечение денежных средств: «Решение по газу — это вынужденное решение».

Вместе с тем следует понимать, что позиция МВФ более прагматичная и объясняется выверенным финансовым расчётом. Фонд долгое время добивался от Киева обеспечения баланса госбюджета (т. е. уравнять расходную и доходную его части), что являлось гарантом возврата кредита МВФ и выплаты процентов по нему. Однако из-за высокого уровня коррупции на местах (в налоговых органах, региональных органах власти и т. д.) обеспечить такие требования Фонда было практически невозможно. Заявления официального Киева о том, что именно МВФ принудил повысить тарифы, в большей степени направлены на сокрытие своих просчётов и хищения бюджетных средств.


Рис. 1. Динамика дефицита бюджета Украины

Одновременно часть украинских экспертов заявляет, что «новый кредит МВФ станет важным подспорьем, чтобы Украина пережила предстоящий год двойных выборов — президента и парламента — без экономических потрясений и с относительно стабильным курсом гривны».

Другими словами, кредит МВФ в большей степени нужен Вашингтону, чтобы удержать у власти в Киеве прозападных/антироссийских политиков и одновременно не допустить технического дефолта (неспособность выполнять обязательства в рамках финансовых выплат по кредиту и облигациям) во время двойных выборов.

Одновременно такое решение МВФ следует рассматривать как «сигнал» мировому финансовому сообществу, что Украину никто «не кинул», она по-прежнему находится под протекторатом сил Запада и можно инвестировать в неё и покупать её облигации. 

По прогнозам агентства S&P Global Ratings, позиция МВФ и Вашингтона позволит Украине в 2019 году получить около трёх млрд долларов от Фонда и привлечь дополнительное финансирование от ЕС и Всемирного банка, а также успешно распродать свои евробонды.


Рис. 2. Динамика госдолга Украины к ВВП (в %)


Рис. 3. Динамика госдолга Украины внутреннего и внешнего (в гривнах, источник — Минфин Украины)


Рис. 4. График роста госдолга Украины (в гривнах)


Рис. 5. График роста госдолга Украины (в долларах)


Рис. 6. Динамика госдолга и золотовалютных резервов Украины (в долларах)

При оценке сотрудничества Украины с МВФ следует учитывать тот факт, что в 2017 году нардепы от фракции «Блок Петра Порошенко» С. Каплин и А. Сугоняко, который возглавляет Ассоциацию украинских банков, внесли в парламент Украины проект закона о моратории на любые меморандумы, договоры и соглашения Киева с МВФ. С. Каплин заявил, что за 20 лет МВФ «навязал Украине более 20 млрд долларов на условиях, не сопоставимых с этой суммой». В основе «финансовой пирамиды», как С. Каплин назвал сотрудничество Киева с МВФ, лежит политическая коррупция, в которой участвовал кабмин А. Яценюка и предшествующие ему кабмины.

Без положительной оценки Украины как обеспеченного заёмщика финансовых средств Киеву будет достаточно сложно погасить пиковые выплаты по внешним долгам в 2019–2020 годах, размер которых составляет более 9,7 млрд долларов, или около 8 % от ВВП. 

  • 2018 год — нужно вернуть 2,05 млрд долларов, из них процентов — 1,52 млрд долларов.
  • 2019 год — 4,729 млрд долларов и обслуживание 1,74 млрд долларов (т. е. это проценты к выплате).
  • 2020 год — 5 млрд долларов и обслуживание 1,89 млрд долларов.
  • 2021 год — 3,93 млрд долларов и обслуживание 2,42 млрд долларов.
  • 2022 год — 3,08 млрд долларов и обслуживание 2,37 млрд долларов.

Примечательно, что министерство финансов Украины воспользовалось положительным фоном с решением МВФ и уже разместило два выпуска еврооблигаций на общую сумму около двух млрд долларов, но под достаточно высокий процент (8,994–9,75 %).

Справка. Надо понимать, что, чем выше процент займа, тем выше доходность и тем выше риски. Ставка доходности пятилетних облигаций, выпущенных на 750 млн долларов с конечным сроком погашения 1 февраля 2024 года, составила 8,994 % годовых, десятилетних облигаций, выпущенных на 1,250 млрд долларов с конечным сроком погашения 1 ноября 2028 года, — 9,750 % годовых. Доходность облигаций существенно превышает 7,375 % годовых, под которые в сентябре 2017 года Украина привлекла 3 млрд долларов.

Обращает на себя внимание и то, что на фоне оперативности Минфина Украины глава правления НАК «Нафтогаз Украины» А. Коболев заявил о готовности выпустить еврооблигации на сумму 0,5–1 млрд долларов.

Крупнейшим инвестором, держащим украинские суверенные евробонды, является американский инвестфонд Franklin Temleton Investments.

Фонд в августе 2013 года купил еврооблигации Украины на 5 миллиардов долларов, что соотносилось с 20 % всего внешнего госдолга Украины. Среди других иностранных инвесторов, также держащих в своих портфелях бумаги Украины, — Goldman Sachs, Wellington Managment Group, Fidelity International, Allianze SE, AVIVA Funds, Nomura Asset Management. Вместе они являются держателями украинских облигаций на сумму в 8,9 млрд долларов.

На третий квартал 2018 года финансовые «торги» коснулись не только отношений Украины с МВФ, но и с Евросоюзом.

20 сентября 2018 года вице-президент Еврокомиссии Валдис Домбровскис заявил, что Европейский союз сокращает финансовую помощь Украине, поскольку страна выходит из кризиса. По его словам, третья программа макрофинансовой помощи ЕС не была завершена Украиной из-за невыполнения требований, которые перенесены в новую программу.

В большей степени такие требования касаются антикоррупционных вопросов, в частности, проверки деклараций госслужащих; проверки конечных собственников компаний; эффективного управления государственными финансами; приватизации и реформы управления государственными предприятиями, корпоративного управления в государственных банках и банковского надзора; реформы энергетического сектора, системы здравоохранения и социальной защиты.

Одним из требований являлось также создание антикоррупционного суда. 21 июня 2018 года закон об образовании Высшего Антикоррупционного суда, поданный Порошенко в Раду как неотложный, был принят.

Руководитель главного департамента Еврокомиссии по вопросам расширения и соседства Екатерина Матернова ещё в марте 2018 года заявляла, что из-за неспособности своевременно и правильно внедрять необходимые проекты «Украина не смогла получить пять миллиардов евро, которые ей готовы были предоставить западные доноры». «Такая проблема характерна для нашего сотрудничества с Сомали и другими африканскими странами», — отметила она.

При этом европолитики и представители Вашингтона в своих высказываниях пытаются быть политкорректными, в действительности же основные причины невыделения средств и сокращения финансирования кроются в высоком уровне коррупции и хищении иностранной финансовой помощи.

В сентябре 2018 года стало известно, что США начали проверку хищений средств, выделенных Украине. Федеральный суд в Вашингтоне передал на досудебную проверку следственным органам документы в отношении лиц, причастных к хищению государственных средств США. Согласно кратким заявлениям официальных органов США, данные лица организовали преступный трафик средств, выведенных через фиктивные госпрограммы поддержки Украины. Данные материалы касаются хищения средств не только федерального бюджета США, но и МВФ.

Ключевым организатором таких схем, по данным правоохранительных органов США, значится нынешний президент Украины П. Порошенко. Допроверка займёт около двух месяцев и будет повторно направлена в суд.

Расследование относительно себя в США Порошенко не комментирует.

Ситуация в преддверии выборов усугубляется естественным падением роста ВВП Украины. В третьем квартале 2018 года данный показатель замедлился с 3,8 до 3,1 % в годовом выражении.

Ранее Национальный банк прогнозировал рост ВВП Украины в 2018 году на 3,4 % при инфляции 10,1 %, правительство — на 3,2 % при инфляции 9,9 %. МВФ ожидал роста экономики Украины в текущем году на 3,5 % при инфляции 9 %, Всемирный банк — 3,5 % при инфляции 10 %. С учётом последних данных выйти на прогнозируемые показатели вряд ли получится.


Рис. 7. Динамика ВВП 2008–2018 гг. на Украине


Рис. 8. Динамика инфляции 2014–2018 гг. на Украине


Рис. 9. Динамика уровня бизнес-ожиданий на Украине

На фоне усугубления экономической ситуации констатируются ухудшение настроений населения, инфляционные ожидания бизнеса, банков и финансовых аналитиков на Украине. С такой оценкой банк пересмотрел вопрос о снижении процентной ставки и оставил её на уровне 18 % годовых, что является весьма высоким показателем для стимулирования внутреннего экономического роста и потребления.

Таким образом, Украина за четыре года после событий 2014-го не смогла выстроить модель сбалансированной экономики, способной генерировать значительные денежные средства для покрытия текущих потребностей населения, госуправления и избавления от внешней зависимости в виде госдолга.

Поддержка МВФ на фоне сокращения темпов экономического роста Украины является вынужденной мерой Вашингтона в целях «поддержки антирусского/антиславянского режима».

Сокращение финансирования МВФ и ЕС в прежние годы на фоне высокого уровня коррупции на Украине является следствием стратегических просчётов Вашингтона и Брюсселя в части ментальности и культурных особенностей местного истеблишмента.

Сохранение сдержанной позиции Москвы после 2014 года и «отдание на откуп» Украины «западным инвестором» является важным стратегическим выигрышем Российской Федерации.

Отсутствие должной помощи со стороны США и ЕС, высокий уровень популизма европейских и американских парламентариев создаёт ощущение «кидалова» украинских «змагаров».

Украинский опыт является плохим примером для других стран постсоветского пространства в части последствий выбора «прозападного ориентира». Популистские обещания в итоге заканчиваются развалом экономики, обнищанием большей части населения и деградацией власти как таковой.