Деньги, как известно, являются квинтэссенцией человеческих отношений. Финансы, в свою очередь, отражают степень развития хозяйственно-экономических отношений в стране, регионе, интеграционном пространстве.

Многие эксперты сравнивают финансы с кровью в живом организме, которая несёт жизненные силы и заставляет работать все части тела, т. е. экономику. При этом недостаток или избыток «финансовой крови» в стране приводит к заболеваниям отдельных органов и всего организма в целом.

Как мы уже писали, финансы по своей сути являются одной из форм трансформации капитала как суммы прибавочной стоимости (торговый капитал, промышленный, финансово-банковский, транснациональный финансово-спекулятивный).

Каждая из стадий определяется уровнем капитализации, т. е. переходом количественного в качественное. Иными словами, нельзя создать банк, не накопив достаточно денежных средств на предыдущих видах деятельности (торговля, производство).

В финансах ключевым понятием выступает стоимость денег во времени (или т. н. процентная ставка).

В настоящее время мировым базисом, который оказывает существенное влияние на международные фондовые, валютные, товарные, деривативные (фьючерсы, опционы и т. д.) рынки является процентная ставка ФРС США.

В настоящее время регулирование процентной ставки ФРС является основой управления всей мировой экономикой вследствие того, что её изменение ведёт к повышению либо снижению ставок других ключевых финансовых площадок (рынков), в первую очередь LIBOR (Лондонская финансовая биржа), EBOR/EURIBOR и других — JPY LIBOR, CHF LIBOR, QIBOR(QAR), SAIBOR(SAR), и напрямую влияет на экономический рост ключевых финансово-экономических регионов мира.

Следует понимать, что её повышение приводит к мировому удорожанию денег (рост процентных ставок и стоимости кредитов, займов и т. д.) и, как результат, к снижению экономической активности, сдерживанию спекулятивных настроений на рынках, падению цен на акции (т. е. уход спекулянтов с рынка), перетоку капитала в рынки облигаций США (из-за роста доходности облигационных займов США). Ослабление процентной ставки активизирует противоположные процессы.

В качестве примера влияния ФРС можно привести ситуацию с т. н. ипотечным кризисом 2007–2008 гг.

Толчок к кризису в большей степени носил искусственный характер. Суть механизма его инициирования заключалась в следующем.

Резкое увеличение финансирования ипотечных кредитов началось с 2001 года, фактически сразу после т. н. Азиатского финансового кризиса 1997—1998 г. Такое стало возможным за счёт резкого снижения процентной ставки ФРС. Банки на протяжении 5–6 лет финансировали население США: вначале средний класс с относительно высоким уровнем дохода, затем перешли и на категорию граждан с более низкими совокупными доходами (т. е. с большими рисками).

Для снижения своих банковских рисков они объединяли свои ипотечные кредиты (т. е. потоки) в т. н. пулы (соединение в группы кредитоплательщиков по 1000–1200 человек) и передавали их своим дочерним финансовым структурам т. н. Special Purpose Vehicle/Entity (SPV/SPE), отчётность по которым не отражалась в общем балансе банков. В последующем под данные пулы (денежные потоки от ипотечных кредитов) этими структурами (SPV/SPE) выпускались высокодоходные облигации (с доходностью выше, чем облигации ФРС, ЕЦБ, что привлекало на данный рынок всё больше участников (фактически формировалась финансовая пирамида).

Данные бумаги активно приобретались не только банками Америки, но и в первую очередь банками стран ЕС.

В 2007 году в целях сдерживания темпов роста ЕС (а значит, сокращения уровня их независимости от США) руководство ФРС (читать «транснациональные корпорации») принимает решение о резком повышении процентной ставки (якобы для борьбы с инфляцией), которая увеличилась с 0,25% до 5,65%.

Это привело к резкому удорожанию выплат по ранее взятым ипотечным кредитам и росту проблемной задолженности, сокращению денежных потоков в адрес SFV, падению котировок их облигаций. Происходит их обесценивание, а так как большинство бумаг было куплено европейскими банками, которые держали их на основных балансовых счетах (а значит, должны отражать всю динамику их стоимости на своих активах, в отличие от американских банков, которые держали такие бумаги во внебалансовых счетах), то произошло резкое падение стоимости активов банков, формирование ими резервов под «токсичные бумаги» и, как результат, кризис ликвидности (т. е. резкий дефицит денег в экономике и их высокая стоимость), «коллапс» европейской банковской системы, списание долгов которой осуществлялось в последующем за счёт накопленных государственных резервов в ущерб социальным программам.

Реализация США проекта под названием «ипотечный кризис» позволила на десятилетия откинуть назад уровень экономического развития ведущих стран Европы, в первую очередь Франции, Германии, Италии, и запустить негативные социально-экономические процессы в европейском регионе (безработица, нищета, радикализация взглядов молодёжи, рост популярности националистических и неонацистских взглядов).

В настоящее время процентная ставка ФРС находится на уровне 1,25.

Все остальные процентные ставки:

Таблица 1. Процентные ставки ключевых Центральных банков мира

Центробанки

Текущая процентная ставка

Следующее заседание

Резервный банк Австралии

1,500 %

12-5-2017 - 03:30

Федеральный резерв

1,250 %

12-13-2017 - 19:00

Национальный банк Швейцарии

-0,750 %

12-14-2017 - 08:30

Европейский Центральный банк

0,000 %

12-14-2017 - 12:45

Банк Японии

-0,100 %

12-21-2017 - 02:00

Центральный Банк Новой Зеландии

1,750 %

2-7-2018 - 21:00

Банк Канады

1,000 %

12-6-2017 - 15:00

Банк Англии

0,500 %

12-14-2017 - 12:00

Россия

8,250 %


На протяжении последних пяти лет (в условиях низких процентных ставок ФРС) фондовые индексы всех регионов мира показывали общую положительную динамику (смотреть нижеприведённые схемы). Росли цены и на ключевую альтернативу доллару — золото (как природный эквивалент стоимости).

Рис. 1. Фондовые индексы США


Рис. 2. Фондовые индексы европейских стран

ФРГ


Франция



Великобритания


Рис. 3. Фондовые индексы Азиатско-Тихоокеанского региона

Япония


Шанхайская фондовая биржа


Приход нового президента США Д. Трампа ознаменовал объявление о намерении ужесточить денежную политику, т. е. повысить процентную ставку ФРС в 2018 году.

Для чего это надо США и каковы последствия таких действий?

Повышение процентной ставки ФРС приведёт к увеличению доходности ценных бумаг США, перетоку в них денежных средств с других рынков — фондового, валютного, товарно-сырьевого (нефть) с соответствующим падением стоимости акций, золота, нефти, курсов валют других стран (отличных от США), капитализации рынков и индексов. Произойдёт также удорожание мировых денег (кредиты, займы станут дороже), как результат, произойдёт снижение темпов мирового экономического роста, что негативно отразится в первую очередь на странах ЕС, Китае, России.

Если прибавить к этому ещё тот факт, что рейтинговые агентства (Moody’s, Fitch, S&P) подконтрольны западному капиталу, то снижение страновых и банковских рейтингов на фоне падения экономического роста приведёт к ещё большему увеличению стоимости заёмных денег и ослаблению финансово-экономического потенциала.

Резкий рост стоимости блокчейнов — это в большей степени ответ спекулятивного капитала на приближающуюся «волну» дорогих денег в мире и попытка через новые платёжные единицы сохранить (зафиксировать) стоимость своих активов (отсюда и повышенный спрос, и рост стоимости биткоина), чтобы таким образом уйти от колебаний её процентной ставки и доллара, вызванных политикой одной страны (США).

Фактически в настоящее время транснациональным космополитическим капиталом предпринимается попытка устранения т. н. парадокса Триффина, согласно которому национальная валюта (в частности, доллар США) не может выступать в качестве мирового платёжного средства и мировой резервной валюты.

Что делать нам в такой ситуации?

Важно в ускоренном режиме, несмотря на все разногласия, вводить единое платёжное средство на территории интеграционного пространства, привязанного не к традиционным базисам (доллар, ставки ФРС, ВВП, выраженный в долларах), а, к примеру, к нефти, газу, человеческому потенциалу или к алгоритму вычисления (как блокчейны), но это должно быть своё. Ведь при контроле «финансовой крови» третьими лицами любой организм (государство, интеграционное объединение) будет находиться в полной зависимости от воли последних.