В условиях трансформации экономик на фоне активного внедрения достижений микроэлектроники, информационно-коммуникационных технологий, работотехники, биоинжинерии и т.д. активно встает вопрос о резком росте новых политико-экономических вызовов для интеграционных объединений.

Последние, в первую очередь, связаны с изменениями т.н. «структуры капитала». Напомним, что данное понятие было внедрено еще давно в некогда «нашумевшей» (как политически, так и исторически) книге «Капитал».

В 1867 г. в первом томе «Капитал» были указаны ключевые параметры, характеризующие развитие производственных сил, в первую очередь, это касается соотношение человеческого труда к машинному при создании прибавочной стоимости (напомним, что Капитал, согласно К.Марксу, является «суммой прибавочной стоимости, формируемой трудом наемного рабочего» ).

Данное понятие «структура капитала» (т.е. соотношение прибавочной стоимости к сумме машинного труда и труда наемных людей) приобретает все большую актуальность на рубеже замены интеллектуального труда человека работой современных самообучающихся нейронных систем, роботизацией и автоматизацией многих процессов (в XVIII-XIX вв. «переход ремесленного инструмента к машинному»).

Активное изменение структуры капитала (т.е. замены человеческого труда машинным) всегда приводило к существенным социальным потрясениям – увольнения, безработица, падение внутреннего спроса, перепроизводство продукции (если уволили, нет денег покупать товары, в то время как товаров производится все больше за счет использования машин), затем забастовки, волнения, революции, войны.

На наших глазах «поднимается» очередная волна трансформации структуры капитала – повсеместное внедрение IT-технологий, автоматизации, роботизации процессов.


В настоящий период мы живем еще в т.н. «транзитивном периоде», когда важность, т.е. более востребованным становится не ручной труд – его уже давно заменил машинный, а интеллектуальный труд наемного рабочего. Именно за него платят «хорошие деньги», так как он приносит еще большую прибавочную стоимость, дает возможность владельцам компаний разбогатеть еще больше за более короткий промежуток времени.

Доходность разработки и продажи IT-продуктов гораздо выше, чем традиционных – энергетических, оружейных, фармацевтических и иных направлений деятельности.

Почему? Так как такие продукты в последующем позволяют снизить расходы на производство других товаров и услуг, последние становятся более конкурентоспособными по цене и качеству своих свойств, могут вытеснить конкурентов и «захватить» большие доли рынка.

Ориентация многих развивающихся государств в начале-середине 2000-х на создание собственных «силиконовых долин» (на подобии США) в настоящее время дает хорошие результаты в виде дополнительных источников роста ВВП, экспорта и валютной выручки.

Такие экономические модели вели к росту концентрации т.н. «талантов», агрегирование которых позволяло создавать сложные и востребованные IT-продукты.

Высокая потребность в таких «талантах» привела и к плавному их перетоку (физической миграции) в зоны концентрации (процесс «утечки мозгов»), который в последующем был заменен на иную более эффективную для западных корпораций модель аутсорсинга (outsourcing model).

Многие центры, подобно Парку высоких технологий (ПВТ) в Республике Беларусь, в частности, в Индии (Technopark, Trivandrum), в КНР (Shenzhen Hi-Tech Industrial Park - Shenzhen, Guangdong), в Израиле (Silicon Wadi) и т.д. (List of technology centers) стали работать во благо иностранных информационных гигантам (Google, Microsoft, Apple, Oracle, Cisco, IBM, Facebook) и т.д.

Национальные «таланты», их идеи, наработки стали за относительно низкую по сравнению с конечной ценой продажи информационных продуктов плавно перетекать к иностранным компаниям.

Государства, расходуя значительные средства на образование и подготовку как кадров, так и педагогического состава, не получает итоговой, конечной прибавочной стоимости от продажи интеллектуального продукта, основные «сливки» достаются все тем же западным корпорациям.

В последнее время все больше стран с собственными национальными «силиконовыми долинами» начинают понимать необходимость перехода от аутсорсинга к продуктовой модели (именно она позволяет зарабатывать больше).

Однако, такая модель в текущих условиях имеет значительные сложности на пути ее реализации, что связано с необходимостью контроля (управления) рынка конечного потребителя, который в настоящее время безусловно находится во власти международных корпораций.

При этом, не один здравомыслящий потребитель не внедрит у себя новый продукт если не увидит его эффективность в стране-разработчике или на территории интеграционного пространства.

В этой связи важность приобретает несколько аспектов, связанных как с созданием современного рынка заказчиков IT-продуктов внутри интеграционных объединений (Союзное государство, ЕАЭС и т.д.), так и рынка производителей таких продуктов в виде объединения уже имеющихся площадок: ПВТ (Республика Беларусь);«Сколково»,«Иннополис» (Российская Федерация), Технопарка «Алатау» (Казахстан); Гюмрийский технологический центр, Ванадзорский технопарк (Армения).

Любые интеграционные процессы требуют наличия собственной (не сторонней) лидирующей позиции, в том числе и в IT-cфере – потребление внутри интеграционных объединений интеллектуальных продуктов собственного производства.

Многие могут подумать, что это призывы к созданию утопических продуктов аналогичных западным, которые в итоге никогда не будут востребованы на рынке.

Нет, речь идет именно о формировании современных рынков IT-услуг в рамках интеграционных объединений (где есть заказчики, потребители и есть их производители), без здоровой конкуренции создать нечто стоящее сложно.

Одновременно, нарастает потребность в выверенной однонаправленной политике государства в сфере образования по созданию т.н. «талантов». При этом, особое внимание требует сохранение и развитие «старой советской математической» школы, в том числе, путем формирования положительного имиджа и популяризации математики, физики у детей и молодежи.

Для чиновников из образования ключевой основой должно стать понимание того, что нельзя получить «сливки из воды» – т.е. нельзя одновременно говорить о том, что мы создаем информационное общество и переориентируемся на новую модель «экономики услуг» (IT и т.д.) и в тоже время утверждать, что надо сокращать число обучающихся в ВУЗах и, в первую очередь, на естественных науках с тем, чтобы больше молодежи шло в средне специальные учреждения образования. Выпускники последних априори не в состоянии создать высокодоходный интеллектуальный продукт.

При этом, важно формирование рыночно-конкурентных условий, при которых отечественные «таланты» будут стремиться к созданию IT-продуктов в интересах конечных потребителей наших интеграционных объединений, как юридических лиц (компаний, корпораций), так и физических лиц.

При этом требует понимания также аспект того, что интеллектуальный труд «айтишника» в скором времени может быть заменен на работу самообучающихся систем (искусственного интеллекта) и некогда успешный и доходный специалист будет выкинут «на задворки» экономических процессов – его труд удешевится, т.е. сейчас этот продукт близок к понятию «hand made», некоторые экономисты вводят понятие «mind made» и, как известно, такой продукт всегда весьма дорогой, и именно введение машинного производства (AI made – Artificial intelligence made – создано искусственным интеллектом) позволяет сделать цену «софта» предельно низкой, одновременно обесценив труд «айтишника». 



В рамках интеграционных процессов в среднесрочной и долгосрочной перспективе следует ориентироваться на концентрацию и сохранение высокодоходных знаний и их носителей («талантов») внутри интеграционных объединений, а также учитывать весьма сложные и масштабные по трансформации социально-экономические явления на фоне активного внедрения достижений НИОКР, быть готовыми к ним во избежание социальных потрясений.