Белорусская экспертная площадка «Минский диалог», о которой СОНАР-2050 уже упоминал в своих материалах, продолжила серию встреч по внешней политике Беларуси. Совсем недавно была совместная конференция с украинскими экспертами. А сейчас в Минск пригласили российских.

Зал для брифинга по белорусско-российской теме по какой-то причине выбрали поменьше, чем для встречи с украинцами. Тогда помещение было попросторнее. Людей пришло много, но не под завязку. В российском варианте случился аншлаг. И если на «украинском» брифинге не наблюдалось массового паломничества тех, кто критически относится к бренду «майдан» и в целом последних изменений в политике украинской власти, то на брифинге по отношениям с Россией было немалое количество тех, кто или не является сторонником союза, или явно против. Были и гости из приграничного для Беларуси Смоленска, специально приехавшие послушать выводы экспертов об актуальном состоянии отношений двух участниц Союзного государства.



Руководитель «Минского диалога» Евгений Прейгерман даёт интервью. Фото: «Минский диалог»

Сначала организаторы представили свой очередной обзор по внешней белорусской политике «Минский барометр» (за ноябрь — декабрь 2018 года). Главный редактор «Барометра» Денис Мельянцов обратил внимание, что, хоть индекс отношений с Россией в обзоре и упал с 23 баллов до 16, всё же нет резкого провала на восточном направлении внешней политики. Эксперт считает, что кризис скорее в публикациях СМИ, нежели на самом деле.

По Евросоюзу индекс составил 25, т. к. в последнее время было большое количество визитов и совместных мероприятий.

Наверняка многие российские читатели СОНАР-2050 уже подумали о «крене на Запад». Но это уже не модно и даже не смешно. Ряд российских журналистов, экспертов, да и просто обывателей нередко обращает слишком много внимания на новости о встречах на официальном уровне белорусского руководства с представителями ЕС, различных западных структур и т. д. Как правило, некоторые интернет-медиа публикуют «аналитику» по этому поводу, которая имеет мало общего с реальностью и даёт слишком упрощённую, плоскую картину мира. Один из участников брифинга «Минского диалога» назвал авторов подобных текстов «обиженными белорусами». Это небольшая группа интернет-авторов и экспертов, которые по каким-то причинам разругались с властями Беларуси и уехали в Россию. С этой ремаркой нельзя не согласиться. Действительно, статьи о «крене» часто подписаны «обиженными».

А вот что показал «Барометр» по отношениям Беларуси с другими важными игроками. Индекс по КНР составил 10. Здесь взаимодействие немного просело. Но Денис Мельянцов обратил внимание, что китайский вектор надо тщательно мониторить. В будущем, скорее всего, это будет одним из основных направлений внешней политики. Слова эксперта можно подтвердить тем, что власти Беларуси в последнее время возлагают большие надежды на торгово-экономическое сотрудничество с Китаем. Даны дополнительные льготы особой свободной индустриальной зоне «Великий камень», которую продолжают развивать в тесном сотрудничестве с Китаем. Кстати, есть там и российский, и немецкий капитал. Некоторые резиденты «Камня» — «дочки» компаний, зарегистрированных в России.

Как минимум одна из таких компаний связана с западноевропейским капиталом, так что сюжет здесь очень интересный. А особый штрих в общую картину добавил тот факт, что в «Великом камне» банк «Москва-Минск» открыл специальное отделение, заточенное на работу с китайцами. Туда нанят квалифицированный менеджер из КНР. Сам банк, который пока фактически является собственностью белорусского государства, готовится к продаже. Для этого специально начат ребрендинг. Компания будет носить имя «Дабрабыт». Отметим также, что в недавнем прошлом один из китайских банков CITIC вёл ознакомительные переговоры с правительством о гипотетической покупке активов в Беларуси.

Так что если и будет «крен» во внешней политике Беларуси, то в сторону Китая, и он может стать совместным, белорусско-российским. Хотя тут есть свои нюансы, но об этом позже.

Индекс отношений с гегемоном — Соединёнными Штатами — равен 5. Ещё одно подтверждение, что никакого «ухода на Запад» нет.

Отношениям Украины и Беларуси поставили тоже немного — 7 баллов.  Здесь пока резкое падение. И ближе к украинским выборам будет напряжённей. Информационный фон скорее негативный, чем позитивный. Денис Мельянцов напомнил, что недавно на Украине были антидемпинговые расследования по белорусским товарам. Добавим, что в принципе такое происходит не впервые. Как и с Россией, с Украиной Беларусь тоже периодически ведёт торговые войны. Были, к примеру, попытки выбить с украинского рынка белорусский цемент.


Индексы «Минского барометра». Слева показано, как отрицательные баллы составили итоговый показатель. Не было минусов только у КНР.

Есть и успехи. Известная ТНК, производящая пиво и безалкогольные напитки, наладила производство кваса на украинских мощностях под старым белорусским брендом и продаёт его белорусскому же потребителю. Однако это, конечно, не внешняя политика. Просто как украинские, так и российские контрагенты остаются важными партнёрами для белорусского бизнеса. Обе страны привлекают своими рынками сбыта.

А стрелка «Минского барометра», которая показывает уровень безопасности в регионе, перешла из жёлтой в зелёную зону. И это несмотря на инцидент в Керченском проливе.


Динамика изменения отношений Беларуси с Россией, ЕС и другими в течение 2018 года, согласно «Минскому барометру».

Авторы обзора поясняют, что, хоть и существует военная активность, она не ведёт к эскалации и не является опасной.

Уровень национальной безопасности Беларуси вырос. В том числе идут закупки нового вооружения.

Союзные отношения

Обзор обзором, но интересно, куда всё-таки движутся отношения союзников? Руководитель экспертной инициативы «Минский диалог» Евгений Прейгерман верно заметил, что в данный переломный момент мы скорее увидим позицию России по будущему союза, нежели Беларуси. Некоторые белорусские комментаторы СОНАР-2050 уже говорили примерно то же самое. Беларусь сейчас в такой ситуации, когда ей хочется услышать, а как, собственно, дальше будем дружить.

В чём-то нынешний этап союзных отношений похож на знаменитую юмореску «Склад» в исполнении Карцева и Ильченко. Один спрашивает: «Что у вас есть?» Другой парирует: «Что вас интересует?»

Обывателям порой кажется, что это разговор о российской нефти и возможной приватизации белорусских предприятий. Но редактор сайта экспертного сообщества «Наше мнение» Валерия Костюгова на брифинге заявила, что спорный сюжет «нефтяной» компенсации — это вовсе не основной мотив оперы. Даже в публикациях СМИ.

Массмедиа уже пустили мысль, что такие компенсации должны быть увязаны с глубиной интеграции.

Директор Центра по проблемам европейской интеграции Юрий Шевцов согласился, что проблема налогового манёвра производная и не ключевая. Есть кризис в отношениях. Шевцову хотелось бы верить, что это кризис роста, а также увидеть переформатирование союза.

Доцент МГИМО Кирилл Коктыш напомнил, что в России есть достаточно большое количество сил, которые по-разному относятся к Беларуси. Все силы соревнуются за близость к власти.

А в самой Беларуси Коктыш видит кризис политики маневрирования, которая ранее была успешной. С 2014 года она себя исчерпала, и дальнейшее балансирование уже не приносит плюсы. Только больше минусы.

Смыслом балансирования между условными Востоком и Западом было извлечение ресурсов. Это нормально. Так происходит на белорусской земле уже не первый век. Но есть исторические периоды, когда схема не работает.

Эксперт напомнил, что в современном мире независимость — это взаимозависимость. Ранее Беларусь не выстроила со своей стороны зависимость России. А Казахстан, как считает Кирилл Коктыш, блестяще в этом плане использовал для себя бюрократическую структуру ЕАЭС.

К тому же Беларусь, по мнению аналитика, сама не предложила жеста союзничества в сложной для России ситуации (когда отношения с Западом обострились). То есть для белорусской стороны цена союза стала теперь выше, но не критично. Тем более, что запас союзной прочности высок.

Коктыш успокоил аудиторию тем, что обострение произошло именно из-за достаточной прочности и конфликт приведёт к оздоровлению.

«В России понимают, что сегодня кризис обречён быть разрешённым», — заверил московский эксперт.

Он уверен, что сейчас можно решить вопросы двусторонних отношений, не боясь вмешательства США, у которых в данный момент не появится отдельная восточно-европейская политика. Значит, конфликт будет решаться самостоятельно Минском и Москвой.

Действительно, сейчас Штаты готовятся скорее к внутренней борьбе за президентское кресло, нежели к каким-то внешним операциям. И уж тем более Вашингтон вряд ли озабочен тем, что происходит в Минске. Кстати, брифинг в белорусской столице проходил как раз во время «шатдауна». Из-за него американское посольство заявило, что сворачивает на время общественную активность и даже отказывается по финансовым причинам быть почётным гостем очередной минской международной книжной ярмарки.

Юрий Шевцов, отвечая на высказывания Коктыша, обратил внимание, что политика балансирования для Беларуси характерна всё же не с давних времен. Более 20 лет у Беларуси были хорошие возможности лоббирования своих интересов в России на базе глубокой интеграции в российскую общественную жизнь.

Шевцов считает, что сейчас белорусы выпали из неё. На первый взгляд, кажется, что эксперт не совсем прав. Белорусские подростки, к примеру, знают о Навальном и Варламове не меньше, чем об их условных аналогах в своей стране. Но это потому, скорее, что аналоги ещё не такие распиаренные и пока довольно слабые.

Нужно обратить внимание на другое. Белорусский ретейл может продавать продукты питания с надписью: «Крым, Россия», но общество не участвует в крымском консенсусе россиян. Не является важной и близкой также сирийская тема. Да, был визит главы белорусской провластной компартии в Сирию. Производители через посредников пытаются что-то поставлять в эту страну. Два-три раза отправлялась гуманитарная помощь. Некоторые сирийцы убежали от войны в Беларусь (как правило, те, что когда-то здесь учились). Однако уровень этого взаимодействия не так высок и не акцентируется в массовом сознании. Особенно это видно по новостям государственных телеканалов.

Шевцов считает, что отношения России и Беларуси сейчас лучше рассматривать через призму политической психологии. Между союзниками растёт именно психологическое непонимание.

Денис Мельянцов тоже считает, что балансирование — недавний тренд, оно только начинается. Более правильно даже говорить о маневрировании, потому что до баланса ещё далеко. Беларусь учится и нащупывает разные возможности.

Мельянцов не согласился с Коктышем, что зависимостей России от Беларуси нет. Они, наверное, не очевидны, но существуют в оборонной сфере. Например, шасси МЗКТ остаются актуальными для российского ВПК.

Продолжая тему балансирования, Кирилл Коктыш предупредил, что балансирование это будет более ограниченным и вряд ли манёвры Европы на белорусском направлении будут серьёзно восприниматься в России (разве что «обиженными белорусами»). У российского руководства они будут вызывать лишь раздражение. Эксперт сомневается, что Европа подкрепит свою активность ресурсами.

Сейчас, наверное, для Беларуси более актуально подумать, как будущее председательство в ЕАЭС (в 2020 году) конвертировать в продвижение белорусской продукции на внешние рынки.

Тонем в нефти

Как ни старались участники брифинга, вопрос из зала и собственный ход мысли периодически уводил их в слишком подробное обсуждение углеводородной темы.

Евгений Прейгерман навёл аудиторию на то, что российский налоговый манёвр нарушает принцип сохранения статуса-кво, который Беларусь провозгласила при учреждении ЕАЭС. К договору было приложено специальное заявление от белорусской стороны.

А сейчас получается, что стороны торгуются из-за манёвра.

«Люди торгуются ровно потому, что хотят договориться», — заметил по этому поводу Коктыш.

Именно так, судя по словам эксперта, нужно воспринимать недавние предложения российской стороны о единой валюте. В Москве прекрасно помнят, что ещё более 15 лет тому назад Минск отказался, потому что эмиссионный центр предполагался один и не в Беларуси.  Поэтому, скорее всего, это заявление российского правительства прозвучало именно для того, чтобы Минск и сейчас отказался. На этом можно сыграть, сказав: «Они не идут навстречу. Зачем им тогда компенсировать манёвр?»

То есть ряд предложений делается, чтобы услышать «нет» и на этом основании оставить деньги у себя в кошельке.

Юрий Шевцов вновь вытащил всех из подводного плавания в нефтяных резервуарах и виртуальных океанов общей денежной массы: «Сейчас ситуация очень большого кризиса между Россией и Западом. Рушатся все договорённости: например, договоры о разоружении с США».

Главная проблема отношений РБ и РФ в том, что Беларусь выпала из российского политического и психологического контекста.

Раньше в России было много симпатизантов Беларуси. Это могли быть ностальгирующие по СССР либо консерваторы. Сейчас всё немного иначе.

Белорусское общество нынче осознаёт на психологическом уровне опасность входа в новый российский контекст. Наверное, это память двух мировых войн XX века. Поэтому надо найти новую функциональность для Беларуси, которая будет воспринята в российском обществе как допустимая и долгоиграющая. Виктор Шевцов считает, что она уже прощупывается в роли некоего миротворца или донора региональной безопасности. Но нельзя, чтобы этот поиск воспринимался как уход от союза.

Мельянцов же считает, что Россия хотела бы всё же геополитической лояльности, а не интеграции. Речь о сохранении Беларуси в роли военно-политического союзника при одновременном удешевлении этого союзничества. Всё равно рано или поздно возникнет вопрос военных объектов РФ на белорусской территории, единой ПВО и т. п.

Но это тянет за собой много негативных последствий для Беларуси. Ведь если «продавать» России защиту Москвы, это подвигает Россию к большей независимости в данном сегменте — это, в частности, дублирование радаров.

Что в итоге?


Детализация индекса «Минского барометра» по России за ноябрь — декабрь 2018 года.

Вопросы и реплики зала перевели беседу в такое русло: белорусско-российские отношения — самые монополизированные и закрытые, если сравнить их, например, с диалогом ЕС — Беларусь. В процесс мало допущено гражданское общество. Это и так, и не так.

Да, «евросоюзовский» проект «Восточное партнёрство» имеет много уровней и площадок: от культурного обмена до грантов на мелкие региональные активности. Естественно, выделяются деньги под проекты НКО. Однако заметим, это похоже не на диалог, а на воспитание симпатизантов ЕС. Делается это в разных сегментах общества. Россия, надо отдать должное, тоже пустила на это кое-какие ресурсы в последнее время. Просто интенсивность и динамика пока не та, да и опыта поменьше, чем у Запада.

Никогда ни в каком диалоге власти не будут особо допускать влияния НКО на свои решения, скорее на решения партнёра. Вот какова роль гражданского общества.

Другое дело, что диалог «верхушек» может быть приоткрытым и совсем закрытым. Сейчас степень транспарентности в белорусско-российских переговорах низкая. Самый очевидный вывод из этого — элиты стали понимать, что дружественное себе гражданское общество они пока слабо воспитали. Прозападная часть сильнее. Потому в трудный момент лучше закрыть двери в переговорной комнате поплотнее, исключив влияние общественности по максимуму. Данным сегментом лучше управлять через «картинку» в СМИ.  

Возможно, это не так, но внешние признаки говорят в пользу подобной тактики.

А какой же должна быть новая белорусская модель? Юрий Шевцов считает, что, наверное, это усиление роли Беларуси в Восточной Европе. Беларусь, естественно, лучше России выстраивает отношения с Польшей и Прибалтикой. К тому же скоро и не без участия россиян в республике появится своя АЭС. Это тоже усилит позиции и должно будет отразиться на отношениях с РФ.

Возможно, в рамках большого и неизбежного противостояния России и Запада белорусы могут взять на себя роль силы, которая сдерживает Запад на самом опасном для россиян направлении. Таково одно из предложений Юрия Шевцова.

Коктыш согласился, что самая лучшая тема — это миротворчество в Восточной Европе. Кроме того, у Беларуси есть возможность хорошо реализовать свой потенциал в ЕЭК. Евразийский экономический союз всё же был «сформулирован» в иных исторических обстоятельства и был в чём-то калькой ЕС. Его основами объявили свободное движение товаров, услуг и прочего. Коктыш считает, что это уже нереализуемо. Нужно переформатировать ЕАЭС, но Россия сама этого не будет делать, в том числе потому, чтобы её не обвинили в имперских амбициях.

Более того, игра двух игроков всегда больше, чем игра одного. Поэтому для России выгодна независимость Беларуси.

Наличие двух юрисдикций в Союзном государстве Коктыш считает позитивной возможностью для бизнеса. С этим можно согласиться. Но тогда отношения двух юрисдикций в бизнес-плоскости нужно максимально урегулировать. Например, белорусские индивидуальные предприниматели мелкорозничной торговли с содроганием ждут введения внутрироссийской маркировки обуви, а затем и других товаров. С этим вопросом много неясного, а ведь он напрямую коснётся закупки мелких партий для перепродажи на белорусских рынках. И это только одна из болевых точек. Проблема двух юрисдикций напрямую касается развивающегося рынка труда «на удалёнке». Не всегда понятно, как и кому дистанционный работник должен платить налоги. Чей он налоговый резидент? Беларуси или России?

Перед двумя игроками стоит и ещё один вопрос, даже вызов. Обе страны — части китайского проекта «Пояс и путь» («Один пояс — один путь»). Здесь можно выиграть только вместе, ведь транзит товаров обещает быть существенным.

Кирилл Коктыш считает, что азиатский транзит можно увеличить. Появляются новые возможности. Южная Корея и КДНР провели символическую церемонию соединения железных дорог. В ЕАЭС теоретически может влиться мощнейший поток товаров и технологий.

Сопредседатель редакционного совета сайта «Евразия. Эксперт», руководитель консервативного центра NOMOS Пётр Петровский решил вообще вытащить всех участников брифинга из темы кризиса. Он напомнил, что в 2018 году Беларусь и Россия составили общую военную доктрину. Появился план отказа от роуминга. Подготовлено соглашение о взаимном признании виз. Так что не всё так мрачно.

Юрий Шевцов резюмировал, что обмен мнениями надо устраивать почаще. В Беларуси мало говорят о России. В последние годы — больше о балансировании.