Новость о предстоящей встрече президентов России и США Владимира Путина и Дональда Трампа в Хельсинки внушает слабую надежду на урегулирование международной обстановки, особенно для тех государств мира, где геополитическое противостояние между Москвой и Вашингтоном ощущается наиболее остро.

Одной из таких стран, безусловно, является Республика Молдова (РМ), «разделённое общество» которой нашло своё отражение и на уровне управления. С одной стороны, в Молдове есть «пророссийский», институционально слабый, однако избранный волей населения страны президент Игорь Додон, а с другой — «прозападное» правительство и парламентское большинство, которым принадлежат реальные управленческие полномочия.


В правящей группировке верховодит «теневой лидер» олигарх Влад Плахотнюк, который исполняет роль то ли молдавского дона Корлеоне, то ли кардинала Ришелье, но при этом изо всех сил пытается понравиться истеблишменту ЕС и США, в основном за счёт реализации различных антироссийских инициатив.

Кто стоит за антироссийскими действиями молдавской дипломатии?

Это раздвоение государства нашло своё отражение в действиях молдавской дипломатии на международной арене, где по инициативе Кишинёва на голосование Генеральной Ассамблеи ООН был вынесен проект резолюции о выводе из Приднестровья российских войск, выполняющих задачи по обеспечению мира в данном регионе. «Пребывание иностранных военных сил и вооружений на территории Молдовы несовместимо с её независимостью и суверенитетом»,заявил министр иностранных дел РМ Тудор Ульяновский.

В свою очередь, президент РМ Игорь Додон, наоборот, подчеркнул «высокую важность проводимой на Днестре миротворческой операции» и отметил, что «несколько чиновников внутри страны и их иностранные покровители затеяли дешёвую пиар-кампанию с использованием площадки ООН, направленную исключительно на обострение ситуации в Республике Молдова и нанесение серьёзного ущерба молдавско-российским отношениям».

Таким образом, Додон прямо намекает на то, что антироссийская деятельность Кишинёва на международных площадках инспирирована зарубежными державами и не соответствует национальным интересам Молдовы.

При этом если попытаться проанализировать ситуацию вокруг российского контингента в Приднестровье, то создаётся впечатление, что действия молдавского правительства в принципе не поддаются логическому объяснению.

Во-первых, очевидно, что присутствие Оперативной группы российских войск (ОГРВ) на территории Приднестровья не угрожает Молдове. Наоборот, молдавско-приднестровский конфликт является единственным локальным конфликтом на постсоветском пространстве и одним из немногих в мире, где удалось достичь реальных результатов в деле умиротворения сторон. Уже более 25 лет на берегах Днестра нет войны, между сторонами существуют интенсивные торгово-экономические и политические связи даже несмотря на тот факт, что РМ не признаёт суверенитет Приднестровья.

Во-вторых, ОГРВ в Приднестровье обеспечивает сохранность боеприпасов, вооружений и материальных средств бывшей 14-й армии ВС СССР, что также является важнейшим стабилизирующим фактором.

Ну и наконец, в-третьих, никакой «вывод российских войск» в принципе не представляется возможным по факту, так как порядка 90 % от личного состава ОГРВ в 1700 человек — это жители Приднестровья, обладающие российским гражданством.

Соответственно, ликвидация российского военного присутствия на Днестре не только не укрепила бы позиции Молдовы, но, наоборот, пополнила бы ВС ПМР новыми подготовленными кадрами и вооружением. В этом случае не исключено, что в случае военной авантюры (а чем ещё можно объяснить стремление убрать заградительные барьеры в виде российских войск) Кишинёв достаточно быстро оказался бы на грани провала, что в последующем вообще исключило бы даже гипотетическую возможность реинтеграции Приднестровья. Кроме того, понятно, что, обжёгшись на Южной Осетии, Россия, гражданством которой обладают более 150 тысяч жителей ПМР, вряд ли бросит своих соотечественников на произвол судьбы, а ООН в международных отношениях уже давно не священная корова, притом что далеко не Москва создала практику игнорирования решений этой организации.

Таким образом, получается, что выполнение резолюции, инициированной молдавской дипломатией, не только маловероятно, но ещё и потенциально угрожает возобновлением конфликта с непредсказуемым исходом для Кишинёва.

То есть, с точки зрения текущих интересов РМ, эти действия лишены здравого смысла, а вот с позиций иностранных государств, где Молдова лишь одна из шахматных клеток на мировой доске геополитики, такое развитие событий может быть вполне желательным.  С учётом того, что молдавская резолюция была всё-таки принята Генассамблеей ООН, получается, что создана правовая основа для демаршей на будущее, и здесь уже представляет интерес внутренняя политическая ситуация в РМ.

Молдавский «Рубикон»

Дело в том, что осенью 2018 года в Молдове пройдут выборы, которые потенциально могут изменить политический ландшафт в стране и серьёзно качнуть маятник внешней политики Кишинёва.


Выборы станут своеобразным молдавским Рубиконом, где каждая из сторон попытается решить собственные задачи.

Правящая партия ДПМ во главе с олигархом В. Плахотнюком постарается удержаться у власти за счёт прохождения в парламент (рейтинг 8–10 %), вступления в коалиционные отношения и скупки депутатов, избранных по одномандатным округам.

Правая оппозиция в лице партий «Достоинство и правда» и «Действие и солидарность» во главе с Андреем Нэстасе и Майей Санду и стоящие за ними политические круги ЕС и США намерены, с одной стороны, не допустить усиления левых сил, а с другой — максимально потеснить олигарха Плахотнюка в системе принятия решений. Идеальным вариантом для Запада является отстранение Плахотнюка от власти в Молдове и замена олигарха на подконтрольного политика с подходящей репутацией.

Что касается близкой к президенту социалистической партии (ПСРМ), то её целью, безусловно, должно быть завоевание большинства мест в будущем составе парламента, формирование нового кабинета правительства для запуска анонсированных изменений в области внешней и внутренней политики. В своём обращении Игорь Додон прямо называет этот сценарий «наиболее вероятным» и заявляет, что «действующее парламентское большинство и правительство, сколоченные Демократической партией, доживают последние месяцы и не пользуются доверием у большинства граждан Республики Молдова».

Однако по факту непонятно, чем подкрепляется такой оптимизм президента Молдовы, так как ПСРМ провалила практически все значимые политические кампании с того момента, как И. Додон стал главой государства. Референдум о проведении досрочных выборов в парламент и расширении полномочий президента, внутриполитическая борьба с правящим кланом за позицию министра обороны, локальный плебисцит о недоверии мэру Кишинёва Дорину Киртоакэ и, наконец, выборы мэра молдавской столицы — все эти баталии были проиграны социалистами. Более того, попытки поиска компромисса с правящими кругами принесли весьма незначительный эффект для команды президента и ПСРМ, однако стали поводом для обвинений как справа, так и слева в сотрудничестве с «коррумпированным режимом».

Кампания в Кишинёве: репетиция перед бурей

Представляется, что как битва у д. Лесная была «матерью Полтавской победы», так выборы мэра Кишинёва можно считать репетицией парламентской кампании. Напомним, что по итогам второго тура победу с результатом 52,57 % (129 432 голоса) одержал представитель правой оппозиционной партии «Достоинство и правда» Андрей Нэстасе, основным соперником которого в ходе избирательной кампании был кандидат от Партии социалистов (ПСРМ) Ион Чебан, получивший 47,43 % (116 789) голосов избирателей.

Однако впоследствии результаты выборов были аннулированы в судебном порядке, а 25 июня 2018 года Высшей судебной палатой Республики Молдова было принято решение об окончательной отмене итогов выборов мэра Кишинёва. Это значит, что до повторных выборов в 2019 году, в том числе во время парламентской кампании, Кишинёв будет управляться группой муниципальных советников, а правящая группировка во главе с олигархом В. Плахотнюком сохраняет контроль над администрацией молдавской столицы, не допустив к руководству Кишинёвом ни правую, ни левую оппозицию.

При этом властям удалось дискредитировать социалистов в глазах части электората, который воспринял решение суда как подтверждение сотрудничества ПСРМ с правящим режимом. Этим воспользовалась правая оппозиция, которая в условиях пассивности ПСРМ фактически монополизировала лозунг борьбы с коррумпированной властью Плахотнюка, чей образ используется для объяснения бедственного положения РМ.


При этом немаловажно, что в риторике правой оппозиции молдавский президент Додон прочно ассоциируется с олигархом В. Плахотнюком, звучит требование свержения «коррумпированной клики Додона — Плахотнюка».

Представляет интерес и тот факт, что в ответ на решение суда правой оппозицией были инициированы массовые протесты, отличительной чертой которых стало широкое участие студенчества и присутствие в рядах протестующих русскоязычного населения, ранее игнорировавшего мероприятия правых. Таким образом, прозападные силы пытаются войти на несвойственное им электоральное поле, и можно предположить, что антикоррупционная повестка будет основой предвыборной риторики правой оппозиции, в то время как «евроинтеграция» и «объединение с Румынией» отойдут на второй план.

Несмотря на несколько алармистский тон отдельных сообщений прессы, маловероятно, что нынешние протесты в молдавской столице приведут к смене власти в РМ. Думается, что протестные мероприятия оппозиции являются репетицией возможных действий после выборов в парламент осенью 2019 года: проверяются мобилизационные возможности, каналы связи, выявляются лидеры и перспективные активисты. Кроме того, пока у правых практически отсутствует силовая поддержка, что позволяет полиции и охранным структурам правящей группировки вести себя достаточно уверенно. Однако понятно, что в случае решения о запуске сценария «цветной революции» по образцу 2009 года недостающих «бойцов» можно подвезти в Молдову с территории Румынии и Украины.

***

На настоящем этапе социология фиксирует преимущество левых партий над правыми, совокупный результат которых даже в случае в объединения с правящей ДПМ не превысит 40 %. При этом отмечаются тенденции к снижению доверия к ПСРМ наряду с ростом рейтинга «Нашей партии» политика Ренато Усатого и устойчивыми показателями в 5–7 % у коммунистов. То есть ПСРМ больше не обладает монополией на левом фланге, а вероятность создания левой коалиции крайне низкая по причине враждебных личных отношений между Р. Усатым и И. Додоном. К тому же достаточно сложно предположить создание правой коалиции с участием ДПМ Плахотнюка, которого Санду и Нестасе обвиняют во всех смертных грехах. Если выборы не внесут ясности по части конфигурации будущей власти в Молдове, страну ожидает период безвременья до повторных выборов в 2019 году, во время которого контроль над ситуацией сохранит нынешняя правящая группировка.

В любом случае долгосрочный прогноз для ПСРМ в случае сохранения нынешней тактики достаточно негативный. Пассивность в отношении режима Плахотнюка приводит к потере электората без видимых результатов на внутриполитической арене. Надежды на коалицию с ДПМ после парламентских выборов могут оказаться «журавлём в небе», в погоне за которым социалисты растеряют все свои преимущества, заработанные за счёт победы Додона в 2016 году.

Конечно, соображения политической целесообразности на какой-то период могут перевесить моральные доводы и ради будущего страны заставить пойти на союз с крайне непопулярным олигархом, однако здесь руководству ПСРМ надо помнить заветы Владимира Ильича Ленина, который учил, что, «прежде чем объединяться, нужно решительно размежеваться».

С точки зрения логики развития политических событий в Молдове, оценки общественных настроений, социалистам жизненно необходимо перейти к наступательным действиям и сделать ряд решительных шагов по дистанцированию от Плахотнюка. Пока же тактическое преимущество у правой оппозиции и их кураторов из посольства США, которые явно репетируют в РМ свою любимую постановку по классике Джина Шарпа. Кстати, скоро в Молдове появится новый американский посол, однако это уже несколько другая история...