На мой взгляд, телевидение по-прежнему остаётся ведущим типом СМИ, а не интернет. По крайней мере, на постсоветском пространстве. Именно телевидение формулирует повестку. Последний характерный пример, который показывает, как это работает: у нас есть такой модный молодой человек Юрий Дудь, который ведёт в Youtube канал с интервью. Он является символом новых медиа. Но если мы посмотрим на ту повестку, с которой он работает, и на его гостей, то увидим, что всё это люди из телевизора, за редким исключением.

То есть телевидение, на мой взгляд, по-прежнему остаётся лидером не только по охвату аудитории, но и по содержательной части, и интернет пока только стремится к тому, чтобы занять эту нишу, а значит, и любые риски, связанные с ним, не стоит переоценивать. Я думаю, что скорее мы увидим даже не то, что интернет выйдет на первое место, а то, что интернет и телевидение будут интегрироваться, и мы увидим слияние до неразличимости форматов. Мы уже сегодня видим, что очень многие новостные, публицистические сайты начинают обзаводиться телевизионными форматами: интервью в студии, например. Это один из последних трендов. Здесь идёт взаимослияние, взаимопроникновение, а уже техническая сторона вопроса — стирание границ и с точки зрения контента, и с точки зрения формы донесения до аудитории.

Если же говорить о социальных сетях, то опыт показывает, что это настолько динамичная, подвижная среда, что любые формы контроля очень быстро устаревают. Поэтому сложно говорить об эффективности такого контроля, и всегда есть побочные эффекты, например, когда человека, разместившего антифашистскую картинку, могут привлечь к ответственности за нацистскую символику. Поэтому контроль со стороны государства в какой-то мере, безусловно, должен иметь место, но для него руководством должен быть здравый смысл, общественное благо и действующий Уголовный кодекс, то есть не стоит придумывать каких-то новых форм контроля, помимо того, что уже существует.