Роль науки в развитии государства сложно переоценить. Именно поэтому в договоре о создании Союзного государства от 1999 года неоднократно уделено внимание белорусско-российской кооперации в области исследовательской деятельности. Так, в документе закреплено, что развитие науки выступает одним из направлений совместного ведения союза. Предусматривалось и проведение совместных научно-исследовательских работ, ставилась цель гармонизировать нормативно-правовые базы Беларуси и России в области науки.

С тех пор по настоящее время в рамках различных программ Союзного государства, благодаря белорусско-российской научной кооперации, было разработано немало новых технологий, созданы десятки инновационных продуктов.


Источник.

В настоящее время выполняются сотни совместных научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ (НИОКР). Все они находятся в технической и естественно-научной областях. К примеру, это проекты по разработке электронных компонентов нового поколения для систем управления и безопасности транспортных средств; проекты по разработке технологий в области космических исследований, инновационных проектов в области медицины, гидрометеорологии и т. д.


Однако, несмотря на это, в рамках научной кооперации так и не удалось полностью достичь целей, указанных в договоре о создании Союзного государства от 1999 года.

Так и не были гармонизированы нормативно-правовые базы Беларуси и России — общественные отношения в данной сфере имеют различные нормы регулирования. Разные подходы властей в экономической, политической и правовой сферах привели к тому, что наука в данных государствах развивалась и развивается по собственным правилам, что заметно усложняет союзную кооперацию в исследовательской сфере. Предлагаем подробнее разобраться в проблемах, препятствующих формированию единого научного пространства, а также развитию науки в целом.

Правовой аспект

Одним из главных препятствий в реализации союзных программ по научно-техническому сотрудничеству, особенно при создании инновационной продукции, выступает нерешённость вопроса об интеллектуальной собственности Союзного государства.

Разные подходы в законодательствах Беларуси и России в данной сфере привели к проблемам в организационных механизмах взаимодействия сторон. Причём именно от данных организационных механизмов зависят как качество постановки цели в совместной научной деятельности, так и контроль за исполнением совместных проектов и оценка их эффективности по определённым критериям.

В Беларуси и России существуют суверенные системы защиты прав на интеллектуальную собственность, однако отсутствуют какие-либо международные положения в данной сфере в рамках союза.

Сложившаяся ситуация пока оставляет без ответов важные вопросы: кто и как будет управлять правами на интеллектуальную собственность, созданную по проектам Союзного государства. От ответа на данные вопросы будет зависеть и такая важная сторона вопроса, как алгоритм защиты прав на интеллектуальную собственность — в суде какого из двух государств создатели должны будут защищать права на свои разработки в случае их незаконного использования.


В данном вопросе следует обратить внимание на опыт Евросоюза, который дальше других интеграционных объединений зашёл в сфере защиты авторских прав и прав на интеллектуальную собственность.

В странах ЕС принят ряд директив, которые встроены в национальные законодательства его членов. Особую роль здесь играет Суд ЕС, т. к. большинство принятых директив базируется на его решениях.

Основы политики ЕС в рамках права на интеллектуальную собственность закреплены в т. н. «Зеленой книге» от 1995 года, в которой описаны принципы унификации национальных законодательств в данной сфере. С момента её принятия по настоящее время Европейский союз продвинулся в этом вопросе настолько далеко, что сегодня там успешно функционирует единая система защиты прав на интеллектуальную собственность. На новые научные разработки учёные получают европейские права интеллектуальной собственности, которые единым образом действуют на всей территории ЕС. В каждой стране-члене охрана предоставляется на основе права союза.

Что касается национальных законодательств, на их уровне могут быть решены лишь единичные вопросы, которые не имеют решений в актах органов EC.

Таким образом, при формировании общего научного пространства в Союзном государстве стоит создать общее пространство в области защиты прав на интеллектуальную собственность, что решит важную проблему: кто и как будет управлять правами на интеллектуальную собственность, созданную по проектам Союзного государства.

Наука «двух скоростей»

Современная наука в огромной степени интернациональна и глобальна, что является вполне объективным процессом. С падением «железного занавеса» белорусские и российские учёные получили возможность трудоустройства за границей, прямого общения с коллегами из других государств, а также публикаций в зарубежных научных изданиях, что позволило им проявить свои наработки не только на Родине, но и перед мировым научным сообществом.

В последние десятилетия процесс глобализации науки был ускорен и развитием информационных технологий. «Всемирная паутина» не видит государственных границ и открывает перед учёными ни с чем не сравнимые возможности использования общемировых источников информации, доступа к зарубежным научным изданиям, переписки с зарубежными коллегами, участия в международных веб-конференциях.

Процесс интеграции белорусской и российской науки в мировую до сих пор продолжается. Однако на разных скоростях. Если российская наука находится уже на завершающем этапе встраивания в глобальную, то белорусская только начинает идти по этому пути.

Разные скорости глобализации также не способствуют интеграции науки в рамках Союзного государства: приводят к возникновению разных «правил игры» для учёных в Беларуси и России.

В мировой науке существует авторитетная аналитическая и цитатная база данных Web of Science (WoS), объединяющая 3 базы журнальных научных статей: Science Citation Index (SCI), Social Sciences Citation Index (SSCI) и Arts & Humanities Citation Index (A&HCI). И сегодня наиболее престижными считаются публикации, напечатанные в журналах и изданиях, входящих в данную базу.


Существует мировой рейтинг по уровню научно-исследовательской активности, который составляется на основании количества опубликованных научных статей в журналах, входящих в вышеуказанные базы данных.

Так, по итогам 2016 года представители белорусской науки опубликовали в изданиях, включённых в системы индекса научного цитирования Science Citation Index (SCI) и Social Sciences Citation Index (SSCI), лишь 937 статей (76-е место в мире). Это меньше, чем аналогичный показатель учёных из таких стран, как Гана, Кения, Шри-Ланка, большинство европейских государств. В то же время российские учёные в 2016 году стали авторами 59 тысяч 134 научных статей, что соответствует 10-й позиции в мировом рейтинге.

Причиной более низкой активности белорусских учёных в публикациях в мировых научных изданиях выступает то, что для проведения диссертационного исследования, в республике достаточно написать определённое количество статей в любые издания, рекомендуемые Высшей аттестационной комиссией (ВАК). Однако многие из данных изданий не включены в системы международного цитирования, что даёт возможность учёным не публиковаться в зарубежных изданиях.

Важно отметить, что в перечне изданий, рекомендуемых ВАК Беларуси, практически отсутствуют российские научные журналы. Аналогичная ситуация сложилась и с научными изданиями, рекомендуемыми ВАК России, — отсутствие белорусских журналов. Это может снизить мотивацию в них публиковаться.

В то же время в России с недавних пор в госзадание для учёных был введён новый показатель «Количество публикаций в Web of Science и Scopus», что означает, что исследователи должны публиковаться в изданиях, входящих в ведущие международные базы научного цитирования.

Важно также отметить, что руководители и белорусской, и российской науки стремятся ускорить процесс включения отечественных научных изданий в глобальные индексы цитирования.

Таким образом, для учёных Беларуси и России предъявляются разные требования относительно международной активности. Российская наука стремительнее двигается в сторону интеграции с мировой, в то время как в Беларуси больше ориентируются на локальную научную активность. Процесс глобализации науки идёт на разных скоростях, что также препятствует гармонизации и интеграции белорусской и российской науки.

Политико-идеологический аспект

Всестороннему научному сотрудничеству белорусских и российских ученых препятствует отсутствие общего нарратива в сфере гуманитарных наук. По крайней мере, даже если и происходит какое-то сотрудничество в данной сфере, то оно остаётся по большей части незаметным.


К примеру, до сих пор так и не был создан общий учебник истории Союзного государства, и на сегодняшний день учебники истории в Беларуси и России порой по-разному трактуют одни и те же исторические события. При этом восприятие прошлого играет одну из главных ролей в восприятии человеком настоящего и будущего.

Общие социально-гуманитарные разработки могли бы поспособствовать наполнению белорусско-российской интеграции смыслами и идеями, поэтому в рамках научного сотрудничества в Союзном государстве следует обратить внимание на сферу взаимодействия ученых в области социально-гуманитарных наук и уравновесить данную отрасль с техническими и естественными науками.

«Кадры решают всё»

Главным фактором развития науки являются научные кадры. Чтобы в научную сферу шли трудиться самые талантливые кадры, необходимо создать для них хорошие условия труда и высокий уровень заработной платы. В обратном случае будет происходить большой отток сотрудников из науки в другие сферы деятельности, более высокооплачиваемые.

В Беларуси оклад младшего научного сотрудника без степени составляет около 300 бел. рублей в месяц (142 доллара США), со степенью — порядка 400 бел. рублей (190 долларов США). Средняя же зарплата учёных (в том числе со степенями) за январь — июль 2018 года составила 1219 бел. рублей (около 580 долларов США).


Из-за не самых высоких зарплат в Беларуси происходит постепенное сокращение научных кадров. За последние 7 лет число людей, которые в Беларуси работают в научно-исследовательской сфере, снизилось почти на 5 тысяч.

Так, в 2017 году президент Александр Лукашенко обратил внимание на данную проблему: «Её [утечки мозгов] реальный масштаб оценить трудно, поскольку происходит не только внешняя, но и внутренняя интеллектуальная миграция. Многие молодые люди, оставаясь в нашей стране, меняют научную деятельность на высокооплачиваемую работу в сфере бизнеса. Нам необходимо создать для молодого поколения самые благоприятные условия для творчества».

Складывающаяся картина является следствием низкой наукоёмкости ВВП Беларуси. Так, согласно данным статистического сборника «Наука и инновационная деятельность в Республике Беларусь», в 2017 году расходы на научные исследования  и опытно-конструкторские разработки  в отношении к ВВП составили в республике всего 0,59 %. Это крайне низкий показатель на фоне общемировых. Критическим считается уровень в 1 % от ВВП.


Результаты на уровне 0,5–0,7 % от ВВП стабильно сохраняются последние годы.

Для сравнения: в США наукоёмкость ВВП составляет более 2,5 %, в Японии — более 3,5 %. Следует отметить значительные темпы увеличения расходов на научную и инновационную среду в Китае. В последние годы этот показатель составляет более 2 % от ВВП, что сопоставимо с аналогичными показателями в Австралии, Сингапуре и Нидерландах.

В начале 2018 года со стороны руководства Беларуси высказывались намерения увеличить расходы на научные исследования до 1 % от ВВП к 2020 году, а далее двигаться к достижению данного показателя в 2,5 %. В бюджете республики на 2019 год на научную и инновационную сферу выделено 284,0 млн бел. рублей (около 131 млн долларов США). Это на 12 % больше, чем было выделено на 2018 год.

Что касается России, то, по данным Минобрнауки, средняя зарплата российских учёных в первом полугодии 2018 года составила 96,3 тысячи рос. рублей в месяц (около 1,5 тыс. долларов США). За последние годы этот показатель значительно вырос. Это произошло благодаря Указу № 599 от 7 мая 2012 года «О мерах по реализации государственной политики в области образования и науки», а также Указу № 597 от 7 мая 2012 года «О мероприятиях по реализации государственной социальной политики», который закрепил рост средней зарплаты научных сотрудников до 200 %  от средней по региону.

Доля ВВП России, израсходованная на научные исследования и разработки, в последнее десятилетие стабильно колеблется в России в районе 1-1,1 %.

Однако, несмотря на это, в России также есть тенденции к сокращению числа научных работников. Так, в 2013 году в данной сфере работало 107,7 тыс. человек, а в 2017 — всего 77,4 тыс. Учитывая, что каждый третий исследователь достиг пенсионного возраста, можно сделать вывод, что строить научную карьеру — непопулярный среди российской молодёжи выбор.

Дело в том, что молодёжь отталкивает низкая заработная плата на старте карьеры — младшие научные сотрудники и начинающие преподаватели в ряде случаев получают по 7 тыс. российских рублей (около 110 долларов США). А учитывая запросы многих молодых людей из поколений «Z» и «Y» иметь высокую зарплату «здесь и сейчас», а не «ближе к пенсии», становится понятным, почему число учёных в России сокращается. Согласно одному из исследований ВШЭ, доля выпускников российских вузов, которые связали свою жизнь с исследованиями и разработками, составляет 0,6 %.

Немаловажными факторами сокращения числа учёных также выступают снижение престижа научной деятельности в России, а также «утечка мозгов» за рубеж.

Для реализации научного потенциала Союзного государства данная отрасль нуждается в большем государственном финансировании, что остановило бы отток кадров, которые «решают всё».

***

Взаимодействие Беларуси и России в научной сфере выражается в программах, в рамках которых за последние 20 лет были разработаны десятки совместных инновационных продуктов. В настоящее время ведётся деятельность по ряду совместных проектов, в основном в сфере технических и естественных наук. Однако для более плотной научной кооперации сторон существует ряд серьёзных препятствий, ставших разделительной полосой для интеграции в данной сфере.

Так, есть пробелы в правовой сфере. До сих пор не урегулирован вопрос о праве на интеллектуальную собственность Союзного государства. Сложившаяся ситуация пока оставляет без ответов важные вопросы: кто и как будет управлять правами на интеллектуальную собственность, созданную по проектам.

Важным является аспект разных «правил игры» для белорусских и российских учёных в сфере международного взаимодействия.  Процесс глобализации науки идёт на разных скоростях, что также препятствует гармонизации и интеграции белорусской и российской науки.

Всестороннему научному сотрудничеству белорусских и российских учёных препятствует отсутствие общего нарратива в сфере гуманитарных наук, к примеру общих учебников истории. По крайней мере, даже если и происходит какое-то сотрудничество в данной сфере, то оно остаётся по большей части незаметным.

И, наконец, общая проблема для сторон, препятствующая как реализации научного потенциала союза, так и внутреннему развитию науки в каждом из государств, — вопрос кадров. Не самые высокие заработные платы, особенно в начале научной карьеры, приводят к сокращению числа работников данной сферы. Проблема кроется в наукоёмкости ВВП. Данный показатель значительно отстаёт от ведущих научных государств мира, в которые часто и происходит отток ученых.