Оппозиционная пресса опубликовала два любопытных интервью с представителями польской политической элиты — бывшим президентом Польши Александром Квасьневским и бывшим министром обороны Антонием Мацеревичем. Политики, хоть и из «бывших», но их взгляды весьма показательны и типичны для политического класса соседней страны. Разберём их основные тезисы.

«Пясты» и «Ягеллоны»

Александра Квасьневского можно с определённой долей условности отнести к представителям т. н. «пястовской» линии в польской политике. Пясты — первая династия польских королей, а «пястовская» ориентация — это активное вовлечение и игра, прежде всего на западном направлении. «Пястовский» лагерь в современной Польше включает политиков право- и леволиберальной ориентации, делающих ставку на активное сотрудничество с Брюсселем и Берлином, принятие и внедрение европейских ценностей в польском обществе и критикующих правящих правоконсерваторов из партии «Право и справедливость» за излишний традиционализм и авторитарные тенденции.

Квасьневский предсказуемо критически оценивает нынешний курс Польши: «У правящей партии "ПиС" есть собственная концепция государства — это более централизованное государство, чем то, которым управлял я. Мы недостаточно хорошо слушали людей, которые не стали успешными в период трансформации. Этим умело воспользовался Ярослав Качинский. Он более 20 лет консолидировал вокруг себя электорат недовольных... Люди видят, что в их страны приезжают иммигранты… это вызывает у них желание закрыться и защищать свою крепость. Я считаю это неправильной концепцией…»



Александр Квасьневский

Антония Мацеревича можно отнести к современным «ягеллонам» (Ягеллоны — ещё одна польская королевская династия) — ультраконсервативному крылу польского политикума с активной восточной политикой, как правило, чреватой вмешательством во внутренние дела Беларуси и Украины, крылу русофобскому и опирающемуся на лоббизм в Вашингтоне.

Мацеревич и его партия «ПиС» позиционируют себя в качестве настоящих патриотов, защитников национального капитала и традиционных ценностей, противостоящих бывшим коммунистическим функционерам (например, таким как Квасьневский) внутри страны и либеральным глобалистам вовне: «После 2015 года популярность правительства правых патриотов возрастает, а не снижается. Также усиливается атака на нас, в том числе через иностранные СМИ. Эти же СМИ поддерживают людей, которые распродавали народную собственность, польскую независимость и идентичность… Это пишут СМИ, принадлежащие, как они сами себя называют, тотальной, если не сказать тоталитарной, оппозиции, которую поддерживают бывшие коммунистические аппаратчики, люди, у которых на совести подавление польского народа, как, например, бывшие генералы службы безопасности. Именно они являются истинными лидерами этой атаки на нас, которая не имеет ничего общего ни с верховенством права, ни с демократией, ни с независимостью. Напротив, это действия, имеющие целью возврат Польши под внешний контроль».

Квасьневский и Мацеревич наглядно иллюстрируют два полюса современной польской политики, борющихся за симпатии избирателей, а также внешних покровителей, представляющих разные части западного мира. Тем не менее в некоторых вопросах внешней политики эти два полюса, хоть и могут отличаться риторикой, но всё же весьма схожи. Это отношение к России и Беларуси.

Восточный вопрос

Для большинства польских политиков Россия — это однозначно пугающий «чужой», но фоне которого можно удачно позиционировать в качестве успешной витрины западного мира для постсоветских стран. Если для Квасьневского Россия в привычной чёрно-белой оптике может существовать либо как часть либерального Запада, либо в качестве тоталитарного пугала: «После эры путинизма у России будет два пути: стать более демократической и открытой либо путь в такую сторону, где даже Путин будет казаться либералом», то у Мацеревича при оценке России и Беларуси появляются уже откровенно расистские нотки: «Очень важно ясно говорить о принадлежности к цивилизации и культуре Восточной и Центральной Европы. Что вы не страна, принадлежащая татарской цивилизации». Очевидно, что здесь некая «татарская» Россия противопоставляется якобы «европейской» Беларуси.

К слову сказать, трогательная забота о белорусской независимости и национальной идентичности — это тоже объединяющий польских политиков фактор. Оба беспокоятся за Беларусь и белорусов. Мацеревич переживает особенно: «Беларусь должна быть независимой. Не для того столько веков вы стремились к независимости, чтобы сейчас позволить какому бы то ни было правительству и вообще кому угодно эту независимость отдать. Вы — один из ключевых столпов безопасности всей Европы».


Антоний Мацеревич

Естественно, главная угроза независимости Беларуси и её безопасности — Россия и гипотетическая российская агрессия. Но у белорусской стороны может закономерно возникнуть вопрос: а насколько вообще независима Польша, которая сама готова заплатить немалые деньги за размещение американской военной базы и позволяет американскому послу давать польскому правительству указания в откровенно хамском тоне. Идущая полным ходом милитаризация Польши, начавшаяся задолго до каких-либо действий России, говорит как раз об агрессивных намерениях польской стороны.

То есть показная забота о Беларуси — это не более чем попытка по-иезуитски сыграть на национальных чувствах и противоречиях в российско-белорусских отношениях. Со вполне понятной целью — разрушить союз России и Беларуси и сделать её частью западного мира, основную выгоду (экономическую, геополитическую, демографическую) от чего должна получить именно Польша, активно продвигающая здесь свои интересы.

Зачем нам эти откровения?

Возникает ещё один вопрос: зачем оппозиционные СМИ продвигают взгляды польских политиков в белорусском информационном пространстве? Обычно это связано с прямым финансированием со стороны польского государства, как в случае с телеканалом Белсат. Но в данном случае интервью появились на ресурсах, связанных с американцами. Они в последнее время как раз пытаются выстроить в отношении Беларуси более хитрую тактику. Например, во время недавнего визита американских аналитиков в Беларусь они вели себя очень осторожно, высказывая публично в основном комплименты белорусскому руководству за его позицию в процессе мирного урегулирования ситуации в Донбассе.

Американские аналитики даже похвалились тем, что, в отличие от слишком прямолинейного бывшего генсека НАТО Андерса Фога Расмуссена, предлагавшего белорусам ориентироваться на «успешный» украинский опыт, они оказались лучше информированными и подготовленными во время своей миссии. Но что это была за миссия? Возможно, именно о ней сказал в своём последнем интервью Александр Лукашенко, лично встречавшийся с американцами: «И до Белоруссии добрались. Нас уже чуть ли не в НАТО готовы взять, только, конечно, чтобы власть поменялась, демократии побольше, ещё чего-то. Раньше об этом не говорили».


Глен Ховард — американский аналитик, президент Джеймстаунского фонда

При чём здесь Польша и её «бывшие»? Да всё при том же — «голуби» будут нахваливать белорусское руководство и продвигать идею о том, что надо дать больше свободы оппозиции в обмен на экономические бонусы, как это делает Квасьневский: «Лукашенко — это талантливый политик, у него есть политический инстинкт.. У Лукашенко есть свой шарм. Это не человек-кремень, с ним можно говорить, он имеет свои аргументы. И я за то, чтобы говорить. Мы должны говорить про наши ценности, напоминать, что политзаключённые недопустимы, а хорошие условия работы для оппозиции — святое. Мы должны сотрудничать в экономической сфере. Если Запад не будет этого делать, то этим самым он спихнёт Беларусь в другую сторону».

А «ястребы» будут пугать нас российской угрозой и провоцировать конфликты между союзниками, как Мацеревич: «Я надеюсь, я уверен, что белорусы будут защищать свою независимость и не допустят успешной российской агрессии».

Посыл «голубей» направлен на белорусский правящий класс с прицелом на то, что экономические приманки и разговоры о диалоге и «мирном сосуществовании» будут постепенно вовлекать белорусскую элиту в орбиту западного влияния. «Ястребы» же подогревают радикальные и русофобские настроения у той части белорусского общества, которая должна стать авангардом «перемен».

В настоящее время в Польше нет влиятельных политиков, с которыми мог бы происходить эффективный и искренний диалог о взаимовыгодных отношениях. Последний из них — лидер партии «Самооборона» Анджей Леппер — погиб при странных обстоятельствах.

Для Беларуси из этого следует вывод, что, несмотря на очевидную необходимость и некоторую пользу от всевозможных диалогов и переговоров, стратегическая цель западных «партнёров» остаётся прежней — это курс на изменение государственного строя в Беларуси, разрушение Союзного государства и ослабление России через создание ещё одной «горячей точки» на западном фронтире.