21–25 января в швейцарском Давосе прошёл 49-й Всемирный экономический форум (ВЭФ). Традиционно он закладывает видение ключевых тенденций на текущий и последующие годы. Однако в этот раз форум выглядел несколько «потухшим». Помимо падения его презентабельности из-за отсутствия Д. Трампа, Э. Макрона, Т. Мэй, Си Цзиньпина, форум не дал ответа на ключевой вопрос «А чего дальше ждать?».

Вместе с тем «посылы» данного форума являются наиболее важными и существенными для понимания будущего мировой экономики и политики, развития России и Беларуси в том числе.

Справка. Всемирный экономический форум в Давосе проводится ежегодно с 1971 года. Цель мероприятия — выработка видения будущего, согласование позиций. Участие в форуме принимают как политики, так и представители крупных корпораций. В 2019 году приняли участие 3 тысячи человек из 110 стран мира, 1700 компаний. Форум 2019 года прошёл под девизом «Глобализация 4.0: В поисках глобальной архитектуры в век четвёртой промышленной революции». В 2018 году форум заработал около 340 млн долларов — на 15 % больше, чем в 2017. Большая часть доходов — это членские взносы партнёров. Стоимость «билета» для участников — 72 тысячи долларов.

Наиболее важным на форуме стало общее укрепление убеждённости, что в мире наблюдается глобальное замедление темпов роста ВВП и усиление «рисков рецессии». Накануне саммита МВФ понизил свой прогноз по динамике мирового ВВП с 3,7 до 3,5 % (по РФ — с 1,8 до 1,6 % в 2019 году). Такую убеждённость укрепили и сведения по торговой статистике Китая.

Справка. По официальным данным, объём экспорта снизился в декабре на 4,4 % в годовом исчислении, что является самым существенным снижением за последние два года. Объём импорта при этом сократился на 7,6 %, что стало максимальным падением с июля 2016 года. Ожидания были по росту экспорта на 3 %, а импорта — на 5 %. Негативные китайские данные привели к снижению ключевых азиатских биржевых индексов.

Такая негативная динамика во многом обусловлена ужесточением кредитно-денежной политики ФРС и других мировых эмиссионных центров (ЕС, Великобритании и т. д.), усилением торговых войн (в первую очередь США и КНР), ростом протекционизма и разрушением основ поствоенной (после Второй мировой войны) глобализации.

Отрицательный эффект таких тенденций усиливается повышением уровня популизма в национальных политических сегментах и в результате приводит к укреплению позиций правых и ультраправых партий.

Ряд ведущих экономистов по результатам форума заявил, что, по «их внутренним ощущениям, мир входит в глобальный затяжной финансово-экономический и политический кризис, который в большей степени будет напоминать Великую депрессию 1930-х годов, а текущая политико-экономическая ситуация схожа с предвоенным развитием событий в мире». С последствиями нового кризиса (в отличие от 2008 года) каждая страна будет справляться самостоятельно.

Кроме того, важным для мировой экономики и финансов стало заявление китайского руководства о намерении продолжить вкладывать свои свободные денежные средства в закупку американских долговых ценных бумаг (облигаций).


На форуме замглавы Государственного комитета Китая по контролю за ценными бумагами Фан Синхай заявил, что Народный банк Китая продолжит инвестировать в казначейские облигации США.

Что это значит? Несмотря на все противоречия с США, Пекин таким образом выразил твёрдую поддержку Вашингтону как мировому финансовому центру, чьи позиции на ближайшее время будут устойчивы, а ценность бумаг оправдана.

Справка. Китай обладает казначейскими бумагами США на общую сумму в 1,1 трлн долларов и является наиболее крупным иностранным кредитором Вашингтона. Очередной раунд переговоров США и КНР по разрешению торговых противоречий намечен на конец января, подписание соглашения — на март 2019 года.

Другими важными моментами форума стало выступление А. Меркель о необходимости изменения формата организаций, отвечающих за международное сотрудничество, в первую очередь Совета Безопасности ООН.

Справка. В конце декабря 2018 года министр иностранных дел ФРГ Хайко Мас (Heiko Maas) заявил агентству DPA, что структура СБ ООН, созданная 70 лет назад, устарела. В связи с этим ФРГ готова взять больше ответственности за решение международных проблем и войти в состав Совбеза ООН в качестве постоянного члена.

Зачем такое заявление на исходе политической карьеры Меркель в Давосе? Суть — мир изменился, изменения требуют приведения старых институтов управления миром к новым реалиям. И именно Меркель, которой, в принципе, уже нечего терять, поручили «огласить» решение сильных мира сего.

Такие воззвания опасны, особенно на фоне нарастания количества региональных конфликтов: разрушение старых институтов международного права создаёт опасные предпосылки для раскрепощения США и действий их без оглядки на мировое сообщество.

В условиях роста внутриполитического кризиса Вашингтону в кратчайшие сроки необходимо инициировать новую конфликтную зону.

Где это может произойти? Китай? Россия? Пока рано! А вот Латинская Америка — в самый раз! Поэтому не случайно в период проведения Давоса разгорелся внутриполитический конфликт в Венесуэле.

Втягивание в него всё большего количества внешних игроков — России, Китая — является одной из стратегических целей Вашингтона. Распыление внимания на сторонние цели создаёт предпосылки к внутриполитическому ослаблению Москвы и Пекина для последующего манёвра против них самих.

Об этом, в частности, заявил на форуме глава Минэкономразвития России Максим Орешкин: «Посмотрите, например, на США, на торговые войны. Они (власти США) пытаются перенаправить недовольство части населения Соединённых Штатов, показывая врага — Китай, Россию — как основную причину бедности, отсутствия роста доходов, роста цен на здравоохранение и образование. Врагов пытаются находить за пределами страны, но они находятся внутри — это долгосрочные проблемы экономической политики».

Российская сторона Давоса

Что касается российского участия в Давосе, то его можно кратко описать заявлением уполномоченного при президенте РФ по защите прав предпринимателей Бориса Титова: «Мы раньше всегда ездили в Давос с атакующей позицией, хотели завоёвывать экономическое пространство: рассказывать о себе, привлекать гостей, инвесторов в Россию… Сегодня это больше позиция оборонительная, наверное, поэтому и не такой высокий уровень участия нашей страны: меньше бизнеса, меньше власти».

При этом статус форума как независимой от политики площадки в ходе подготовки визита российской делегации оказался несколько подорванным, что связано с первоначальным отказом организаторов приглашать российских бизнесменов, попавших под санкции США (А. Костин, О. Дерипаска, В. Вексельберг). В последующем руководство ВЭФ изменило позицию под давлением России, однако О. Дерипаска всё же предпочёл рыбалку на Байкале, в том числе и из-за ситуации вокруг Н. Рыбки.

В ходе форума как российской стороной, так и рядом экспертов были сделаны важные заявления, которые характеризуют видение будущих экономических процессов в России и поэтому важны для Беларуси и ЕАЭС.

В частности, определены ключевые проблемы российской экономики:

  1. Это низкие темпы роста и несовершенная структура ВВП (1,6–1,8 % — это слишком мало).
  2. Недостаточный объём внутренних рынков, наблюдаемый спад потребления, который генерирует 50 % от ВВП. Падение спроса из-за снижения доходов населения России генерирует отрицательные риски рецессии экономики.

В качестве решений — активное содействие внешнеэкономической деятельности российских компаний за рубежом и иностранных в России, а также активный переход на современные технологии и повышение производительности труда. При этом благодаря бюджетному правилу и инфляционному таргетированию экономика начала восстанавливаться. Сейчас правительство занимается улучшением делового климата для создания устойчивой среды для роста экономики.

Кроме того, со слов М. Орешкина, правительство в закрытом режиме прорабатывает несколько сделок по приватизации госактивов, к переговорному процессу подключены иностранные инвесторы.

Что касается санкций, то они ослабляют либеральную повестку в России. Ограничения заставляют людей думать, что им не нужны связи с Западом.

Поворот российской внешнеэкономической политики на Восток обусловлен объективной перспективностью развития сотрудничества со странами Азии и не является исключительно ответом на давление западных стран. Санкции в отношении российской экономики создают предпосылки для успешного развития не только отдельных российских компаний, но и целых отраслей экономики России.

«Мы должны думать о том, какая будет Россия после всех нас, не только после Путина… Мы должны думать о России в 2050 году, России в 2100 году и так далее, — заявил Орешкин. — Россия нуждается в переменах, но в первую очередь они должны затрагивать экономику и вести к уходу от нефтяной зависимости. Политические перемены в ближайшем будущем не нужны. В России мы пытаемся шаг за шагом построить устойчивую экономику, которая будет эффективно функционировать в долгосрочной перспективе на благо всех жителей. Мы стараемся действовать поступательно. В рейтинге Всемирного банка Doing Business Россия уже сильно поднялась за последние годы — до 21-го места».


В ходе форума глава Российского фонда прямых инвестиций (РФПИ) Кирилл Дмитриев заявил, что США, несмотря на санкции, вошли в первую тройку крупнейших инвесторов в Россию по итогам 2018 года.

Украинская сторона Давоса

Несмотря на активное позиционирование в СМИ участия украинской делегации в Давосе во главе с П. Порошенко, их активность существенно не повлияла на итоговое коммюнике.

Украинская делегация пыталась произвести хорошее впечатление на МВФ и других инвесторов, внушив им привлекательность Украины.

Однако сами украинские эксперты отметили, что хвалиться не чем, страна пребывает в нищете, экономическом упадке, коррупции и разложении власти. Политолог Александр Дудчак, комментируя ситуацию в интервью изданию «Слово и Дело», заявил: «Украина — страна, которая живёт от подачки к подачке и выдаёт это за достижение. Информационный повод с Давосом был рассчитан исключительно на украинский электорат в преддверии выборов 31 марта 2019 года».

Футуристика

На форуме психолог Уортонской школы бизнеса при Пенсильванском университете Адам Грант призвал к переходу на 4-дневную рабочую неделю, так как согласно исследованиям именно такой формат позволяет раскрепостить личность, повысить её продуктивность и креативность.

Майкл Корбат (CEO Citigroup) в своём выступлении сделал упор на равноправие в трудоустройстве и успешной карьере для мужчин и женщин, подробно осветив проблему гендерного неравенства и необходимости создания инкубаторов для женщин-руководителей. В итоге он призвал аудиторию внедрить соответствующие стандарты и неукоснительно следить за необходимыми пропорциями в своих трудовых коллективах. Иными словами, женщины-руководители — лучшие лидеры, давайте их продвигать, и в скором времени именно они будут управлять бизнесом и политикой.

Вместе с тем основатель и глава интернет-холдинга Alibaba Group Джек Ма заявил, что глупость — это хуже, чем рак. Рак можно вылечить. Если вы глупы, вас нельзя вылечить. Поэтому главное для него — ум претендента в его команду.

Премьер-министр Японии Синдзо Абэ заявил, что в современном мире драйвером экономики, каким в ХХ веке был бензин, станут цифровые данные, их доступность и взаимообмен между странами. Грядёт «Общество 5.0», где все вещи соединяют и всем движут данные, а не капитал, и они, по его словам, помогают заполнить пробел между богатыми и менее обеспеченными людьми.

Как ни заявляли видные политические и деловые круги о необходимости цифровизации, но Давос показал, что для некоторых национальных элит «дигитализэйшен» (digitalization — цифровизацию) не только сложно внедрять, но даже произносить, что подтвердил конфуз с выступлением В. Кличко на форуме.

Итог

Давос-2019 — укрепление убеждённости в рецессии, росте национализма и усилении противоборства между странами вплоть до возможного возникновения мирового вооружённого столкновения — «войны всех против всех».

Идеи футуристики хороши, но в условиях нарастания торговых войн и размежевания мировых экономических центров их реализация утопична.