— Вы работали в Севастополе во время переходного периода, охарактеризуйте кадровую политику Москвы на полуострове.

— Охарактеризовать кадровую политику Москвы достаточно сложно, потому что на протяжении нескольких лет в разных частях полуострова была различная логика. Мы знаем, что был создан Крымский Федеральный округ, потом он был упразднён, а это важный элемент кадровой политики Москвы. Кроме того, округ состоял из двух субъектов, которые существуют по-прежнему: автономная республика Крым и Севастополь. Наглядно видно, что модели кадровой политики сильно отличаются.

В самом Крыму это опора на местные кадры и на местные элиты, в Севастополе же — акцент на так называемых «варягов», то есть на внешние кадры, которые в первую очередь занимают руководящие посты, начиная с поста губернатора.

— Сильно ли отличается политическая культура крымских чиновников, доставшихся России в наследство от Украины, и «варягов» с материка?

— Если говорить о каких-то практических моментах, то, безусловно, местное крымское чиновничество украинского периода не обладает необходимыми знаниями, интеллектуальными ресурсами. Это изначально управленцы низкого уровня. А то, в какой мере удалось повысить их общий уровень, — открытый для меня вопрос.

Что касается людей, которых туда командировали с материка: профессионализм тех, с кем мне приходилось сталкиваться, на высоком уровне, особенно это заметно на местном фоне.

С другой стороны, мне доводилось и слышать, и читать, что не самого высокого уровня управленцы прибывают с материка, что многие столичные чиновники рассматривают такое назначение как едва ли не ссылку. Картина неоднозначна.

— Может, российскому руководству не достаёт каких-то кадровых решений? Каких?

— Дело здесь не в каких-то персональных кадровых решениях. В Крыму стояла первоначальная задача наладить элементарную эффективную работу бюрократического аппарата на среднероссийском уровне. Российские граждане уже привыкли, что обычная бюрократия работает как минимум не плохо. Да, нет прорывов, но система функционирует нормально. Для Украины же само по себе это является неким европейским уровнем, к которому они стремятся.

По общим впечатлениям, задача с налаживанием бюрократического аппарата в Крыму решена.

Мне кажется, что на начальном этапе стоило бы больше привлекать к управлению людей, которые выдвинулись в дни Русской весны. Это был кадровый резерв, который использовали по-разному: например, в Севастополе эти люди пришли в Заксобрание, которое полностью обновилось, но в исполнительной власти такие результаты не видны; в Крыму, напротив, команда Аксёнова — это люди, которые пришли именно на волне Русской весны, но законодательный корпус остался практически тот же, что достался в наследство от Украины.

И третий тезис: помимо очевидных плюсов российской бюрократической машины, в Крым спроецировались и все её минусы. Основной — отсутствие обратной связи, бюрократия работает ради самой себя. Это проблема не одного Крыма, а нынешней модели. Это может стать вызовом, который будет стоять перед Путиным во время следующего срока.

— Можно ли считать успешным и полезным опыт включения крымских политиков (депутатов и сенаторов) в федеральную политику?

— Конечно, тут у всех на слуху Наталья Поклонская. Я считаю, что опыт её включения в федеральную политику очень успешен. Впервые за долгое время граждане России увидели депутата, которые действует в соответствии с собственными представлениями об идеальном, об общественном благе. С этими представлениями не согласны другие депутаты, они вступают в дискуссию, иногда даже за гранью корректности. Это человек, который действует именно так, как должен действовать любой парламентарий. Таких людей должна быть целая Дума, тогда это перестанет так будоражить общество, так шокировать прессу. Когда все к этому привыкнут, система будет намного более стабильной.

На этом фоне другие представители Крыма не столь заметны для медийного глаза. Но тем не менее вспомним баталии крымских депутатов с Сбербанком и Германом Грефом. Они ставили вопрос о том, что банку пора бы признать российский суверенитет над полуостровом. Тогда выделился Дмитрий Белик, мажоритарщик от Севастополя. Это вторая фигура после Поклонской в плане заметности.

— Как повысить эффективность работы крымских чиновников?

— Я думаю, нет никакой супертаблетки. Надо повышать квалификацию управленченских кадров, в том числе в технологическом плане, чтобы электронный документооборот не был в диковинку.

Нет никакого способа сделать эффективной работу бюрократии, кроме общественного контроля над ней, а это свободная пресса, развитое гражданское общество и парламентаризм. Если всё это будет работать так, как должно, мы увидим повышение уровня работы крымских чиновников.