Прошедший 24 августа День независимости Украины – прекрасный повод порассуждать о белорусско-украинских отношениях в свете идеи восстановления политэкономического единства постсоветского пространства, которую, как олимпийский факел, несёт перед собой авторский коллектив ресурса «Сонар-2050».

«Союзное ядро» и роль Беларуси

Безусловно, будут абсолютно правы те скептики, кто считает, что, исходя из сегодняшнего положения дел в Украине, практически отсутствуют предпосылки для подключения Киева к российско-белорусскому союзу не только в краткосрочной, но в среднесрочной перспективе, однако в нашем понимании эту стратегическую цель необходимо задавать. Ведь даже на настоящем этапе, в условиях полного доминирования националистической идеологии в украинской политике, каждый пятый украинец (порядка 20%) поддерживает присоединение своей страны к союзу России и Беларуси.

Естественно, анализируя подобные результаты социологических исследований, украинские СМИ, в первую очередь обращают внимание на тот факт, что количество сторонников союзной интеграции в Украине снизилось с 62% в 2013 году до 20% на настоящем этапе. Но отметим, что, во-первых опрос проводился без учета населения Крыма и территорий, подконтрольных непризнанным республикам ДНР/ЛНР, а во-вторых заявлять о приверженности союзу с РФ в условиях, когда Россия на официальном уровне объявлена главным врагом и государством – агрессором, это акт гражданского мужества со стороны жителей Украины.

Таким образом, для восстановления союзной повестки в Украине существует устойчивое электоральное ядро, которое сохраняет твердость убеждений даже в обстановке информационной войны, невзирая на угрозу насилия со стороны агрессивного националистического мейнстрима.

В этой связи видится, что роль Беларуси в качестве коммуникатора между русскими и украинцами крайне важна. Здесь нужно понимать, что белорусский народ достаточно сложно представить историческим врагом Украины, что позволяет Беларуси находиться за рамками националистических мифов о «Голодоморе», «российской оккупации» и пр. Кроме того, позиция медиатора, занятая Минском в отношении конфликта на Донбассе, не позволила представить Беларусь в качестве «врага», несущего с Россией солидарную ответственность за разжигание войны, хотя такие попытки предпринимались некоторыми украинскими «лидерами мнений» и белорусскими оппозиционерами весной–летом 2014 года.

И, наконец, согласно свежим социологическим опросам, Александр Лукашенко является наиболее популярным иностранным политиком в Украине, намного опережая таких раскрученных друзей официального Киева как Обама, Меркель, Грибаускайте или Дональд Трамп. На начало 2017 года рейтинг поддержки белорусского президента составлял около 63%, что значительно выше, чем у любого из украинских лидеров. Здесь только остается согласиться с мнением политолога из Киева Руслана Бортника, который считает, что «если бы Лукашенко баллотировался в Украине, он бы выиграл в первом туре с треском, даже если бы против него шло объединение украинских политиков» .

Лукашенко опередил по популярности Трампа и Меркель

Интересным в этом ключе представляется также совпадение количественных показателей сторонников союзной интеграции в 2013 году и поддержки Лукашенко в 2017 году. Это социологическое явление наводит на мысль о том, что население Украины, отказавшись под влиянием доминирующей националистической пропаганды от симпатий к России, перенесло свои предпочтения на Беларусь и Лукашенко, «выпадающих» из зоны информационной атаки.

С учетом специфики устройства белорусской модели, стиля руководства президента Беларуси это значит, что ценностная база большинства украинцев остается советской, а национализм и русофобия это временный налёт, появившийся под влиянием современных обстоятельств. Фактически получается, что в обстановке государственного курса Украины на ликвидацию любых каналов связи с Россией белорусско-украинские отношения выходят далеко за пределы двухсторонних контактов, то есть Беларусь становится связующим звеном между восточнославянскими народами в политическом, экономическом и ценностном выражениях.

Как реагировать на провокации?

Здесь нужно понимать, что подобная трансформация роли Беларуси (без размышлений об осознанности действий официального Минска) не является секретом Полишинеля для тех политических кругов в Киеве и на Западе, кто добивается окончательного разрыва между Россией и Украиной, то есть расчленения русской цивилизации. Ведь заявления Порошенко о движении по «евроатлантическому автобану» и «прощании с империей зла» на параде в честь Дня независимости в Киеве это не просто риторика, но осознанная внешнеполитическая концепция цивилизационного ренегатства, которая исповедуется нынешним украинским руководством и его геополитическими патронами в лице интервенционалистски настроенной части североамериканского истеблишмента.

Поэтому не исключено, что главным адресатом «прощания» Порошенко была не элита Российской Федерации и даже не украинский народ, уже неоднократно слышавший подобные призывы, а шеф Пентагона, министр обороны США Джеймс Мэттис по прозвищу «Бешеный Пес». То есть, в Украине происходит грандиозный эксперимент по ампутации части тела от единого цивилизационного организма и переподключению отрезанных конечностей на аппараты по искусственному поддержанию жизни.


В этой связи понятно, что сам факт белорусско-украинских отношений в их нынешнем состоянии представляет собой угрозу для геополитических хирургов, а, значит, будут предприниматься действия, направленные на обрезание связей Минска и Киева, а также ликвидацию «феномена Беларуси» в общественном мнении Украины.

По перечисленным выше причинам к Беларуси достаточно сложно применить алгоритм действий по разжиганию враждебного отношения, ранее использованный против России, однако вода камень точит, поэтому белорусским властям необходимо быть готовым к активизации антибелорусских настроений в украинском информационном поле. Исходя из нынешних тенденций к освещению белорусской проблематики в Украине, можно выделить несколько основных треков, по которым осуществляется направленная дискредитация белорусско-украинских контактов:


Подобные действия в украинском информационном пространстве будут дополняться разного рода провокациями по аналогии со скандалом вокруг разворота под угрозой применения насилия самолета компании «Белавия», выполнявшего рейс Киев—Минск, задержаниями «белорусских шпионов» и т.д. В числе прочего можно прогнозировать рост контактов между политическими кругами Украины и структурами белорусской радикальной оппозиции, а также активизацию различных «экспертов», тесно связанных с украинским официозом, по проведению акций влияния в Беларуси, направленных на подрыв союзных отношений Москвы и Минска.

***

Стоит ли в этой связи Беларуси пересматривать свое отношение к Киеву и нынешнюю политику на украинском направлении? Вряд ли. Здесь скорее тот самый случай, когда «Prei monituse, prei minituse», то есть «предупрежден — значит вооружен». Внешнеполитическое поведение в отношении Украины целесообразно оставить прежним: вооруженный нейтралитет в отношении политики официального Киева, братское отношение к украинскому народу, максимальное укрепление торгово-экономических связей, научно-технического сотрудничества и любых практических контактов.

Беларусь в настоящих условиях является своего рода спасательным кругом для всех здоровых сил в Украине (начиная от инженерно-технической интеллигенции и заканчивая политическими кругами социалистической ориентации), поэтому Минску целесообразно продумывать последовательность позитивных дружественных шагов в отношении украинского общества, превентивно нивелирующих эффект от дешевых информационных провокаций.