С момента строительства Союзного государства в белорусском информационном пространстве развёрнута активная пропаганда, призывающая к срывам интеграционных процессов и смене действующего политического режима. Основным координатором и модератором информационной войны против единства Союзного государства на территории Беларуси выступает Польша. Варшава претендует на роль основного проводника военной доктрины и политики США в Восточной Европе, в этом ей оказывают помощь страны Прибалтики и Скандинавии.

Граждане Беларуси и России являются объектами постоянного информационно-психологического воздействия со стороны информационных технологий НАТО, которые включают в себя:

  • психологическое воздействие на сознание и состояние граждан — медиапотребителей контента СМИ, блогосферы и социальных сетей;
  • военно-информационные провокации на границах стран, рассматриваемых в качестве вероятного противника Североатлантического блока (далее — военно-информационные провокации). 

Военно-информационные провокации НАТО — это целенаправленные, организованные и демонстрационные действия лица либо группы лиц с использованием средств наглядной агитации по незаконному пересечению (по суше, воде, недрам и в воздушном пространстве) государственной границы провоцируемого государства. Привлечение международного внимания и искусственное наращивание созданного информационного повода используется, как правило, для дискредитации Вооружённых сил провоцируемой страны, создания плацдарма для атак против глобальных соперников США. Цели и последствия рассчитываются под сроки действия президентской власти в Беларуси и России при их хронологическом несовпадении, поэтому, где быстрее сработает, там и наращиваются ресурсы.

Цели военно-информационной провокации НАТО в Республике Беларусь:

  • планирование комплекса военно-политических мероприятий США (их проводников) по контролю за провоцируемой территорией и её последующему захвату;
  • побуждение Вооружённых сил провоцируемого государства к необоснованному с точки зрения международного права применению (или отказу от применения) штатных боевых средств поражения против нарушителей границы («мирных граждан» и их транспортных средств);
  • формирование негативной информационной реакции за рубежом, осуждение действий властей, реагирующих на инцидент, правовая оценка их действий в соответствии с нормами международного права. При отсутствии силовой реакции смещение акцента внимания на содержание информационного повода и дискредитацию властей, силового блока;
  • усиление информационного сопровождения инцидента на местном территориальном и международном уровнях для создания благоприятных условий по введению внешних экономических и политических санкций;
  • дискредитация и деморализация Вооружённых сил Беларуси и военнослужащих;
  • побуждение политического руководства Беларуси к кадровым и иным организационным решениям в системе Вооружённых сил, последствия которых снизят боеспособность и создадут зависимую политическую волю государства;
  • полная компрометация государственной власти, формирование протестных политических настроений населения, разделение в обществе по политическому, национальному и религиозному признакам;
  • информационная платформа по дальнейшему продвижению политических целей (на протяжении 5–10 лет), подготовка антигосударственных протестов, экспорт «цветных революций» и «демократии»;
  • деструктивная пропаганда среди местного населения, формирование у населения негативной реакции по отношению к Вооружённым силам и государственной власти, поддержка «внешней силы» коллективного Запада, «правильности и героизма» действий провокаторов;
  • продолжение информационного воздействия на население по каналам СМИ и интернет-ресурсов для смены и закрепления политических и психологических установок, действий (либо бездействия);
  • подготовка информационной платформы и психологических установок «правильных действий» по организации и проведению массовых антиправительственных акций протеста по сценариям «цветных революций» и «майданов». Подталкивание к массовым протестным мероприятиям и настроениям в обществе по следующим смысловым нагрузкам:  «нет военным базам России в Беларуси», «демилитаризация территории Беларуси», «чужие войны»,  «нет союзу Беларуси и России», «Беларусь — не Россия», «нет интеграции», «интеграция — оккупация», «Россия — агрессор», «Беларусь в Европу», «нет Русскому миру и языку в Беларуси», «белорус — это русский со знаком качества»,   «за свободную, процветающую  и независимую  Беларусь не под плёткой России», «долой дармоедов», «марш не дармоедов». Польская информационная поддержка дискредитации и блокировка международных мероприятий, стартующих в России («Бессмертный полк», «Знамя Победы» и др.), и их участников. Попытка формирования аналогичной реакции белорусских властей;
  • отсутствие реакции на действия соседей по искусственному искажению результатов Великой Отечественной войны, бойкот и изменение её символов, формирование локального представления о месте и роли СССР и Красной армии во Второй мировой войне, привязка к термину «освобождение белорусами Беларуси», возвеличивание роли США и Великобритании в победе над фашизмом. Роль Польши в борьбе против фашизма и «советской оккупации», фашизм и «сталинизм» —  родственные понятия;
  • насильственная смена действующего политического строя, приход к власти подконтрольных США «политических сил»;
  • полный выход Беларуси из всех военно-политических интеграционных структур Союзного государства, ЕАЭС, ОДКБ с последующим размещением на территории Беларуси военных наступательных баз США и НАТО;
  • военные операции НАТО по оккупации Калининградской области РФ (т. н. реванш после воссоединения Крыма с Россией в 2014 году). 

Военно-информационные провокации актуальны и в настоящее время, могут только меняться исполнители и технические средства. Например, вместо легкомоторных самолётов могут использоваться БПЛА, которые на своём борту могут нести, кроме информационного материала, и поражающие средства.


Показателен пример Венесуэлы, где 4 августа 2018 года с помощью БПЛА было организовано покушение на жизнь президента этой страны Николаса Мадуро. Одновременно при координации ЦРУ в г. Каракасе, столице Венесуэлы, были оперативно организованы массовые беспорядки и акции под предводительством уже появившегося и назначенного США марионеточного «президента» Хуана Гуайдо.

Цели, задачи и алгоритм действий информационных технологий НАТО против Союзного государства, его Вооружённых сил, в целом блока ОДКБ остаются неизменными. Для понимания подрывной природы военно-информационных провокаций НАТО и формирования адекватного механизма противодействия рассмотрим следующие события, ранее имевшие место в СССР и Союзном государстве:

  • события 1987 года в СССР (незаконное пересечение воздушного пространства 18-летним пилотом-любителем Матиасом Рустом на легкомоторном самолёте и его посадка в Москве на Красной площади);
  • события 2012 года в Республике Беларусь (граждане Швеции Ханна-Линна Фрей и Томаз Мазетти незаконно пересекли на легкомоторном самолёте воздушное пространство Республики Беларусь и беспрепятственно сбросили с борта пропагандистский материал «плюшевый десант» над городами Минском и Ивенцом).

Дело Руста

«Договаривающиеся государства признают, что каждое государство должно воздерживаться от того, чтобы прибегать к применению оружия против гражданских воздушных судов в полёте, и что в случае перехвата не должна ставиться под угрозу жизнь находящихся на борту лиц и безопасность воздушного судна» — статья 3 bis, пункт «a» Чикагской конвенции, единогласно добавленная на 25-й сессии Ассамблеи ИКАО 10 мая 1984 года.

28 мая 1987 года, как раз в день празднования дня Пограничных войск КГБ СССР, Матиас Руст — 18-летний немецкий пилот-любитель — совершил перелёт на собственном легкомоторном самолёте из Гамбурга (ФРГ) через Рейкьявик (Исландия), Хельсинки (Финляндия) и приземлился в Москве на Большом Москворецком мосту, беспрепятственно пролетев более тысячи километров.


Матиас Руст и его воздушное судно на Красной площади. Москва, 1987 год.

2 сентября 1987 года Руст был обвинён в хулиганстве (его посадка, по мнению суда, угрожала жизни находившихся на площади людей), нарушении авиационного законодательства и незаконном пересечении советской границы. Руст заявил на суде, что его полёт был «призывом к миру».

4 сентября Руста приговорили к четырём годам лишения свободы.


Матиас Руст спустя десятилетия

3 августа 1988 года он вернулся в ФРГ после того, как Андрей Громыко (в то время председатель Президиума Верховного Совета СССР) подписал указ об амнистии. Руст провёл в предварительном заключении в общей сложности 432 дня.

В советских газетах его полёт был представлен как провал системы ПВО страны. При этом совершенно не учитывалось, что эта система предназначалась для отражения нападения, способного нанести урон общегосударственного масштаба. Задача противодействия в мирное время «воздушным хулиганам» на легкомоторных аппаратах, летящих на малых высотах, была непосильна для экономики государства, имеющего протяжённость границ более 60 тыс. км.

Генеральный секретарь КПСС Горбачёв использовал данный инцидент как повод для крупных кадровых изменений в Вооружённых силах СССР. Уже 30 мая им были освобождены от должности министр обороны Сергей Соколов, командующий ПВО Александр Колдунов — политические противники Горбачёва. Вместо них он назначил людей, поддерживающих курс проводимых реформ. Новым министром обороны был назначен Дмитрий Язов, который через 4 года стал активным участником выступления ГКЧП.

К 10 июня 1987 года были привлечены к ответственности 34 офицера и генерала.

Интересна одна из наиболее цитируемых на то время оценок американского специалиста по национальной безопасности Вильяма Одома: «После пролёта Руста в Советской армии были проведены радикальные изменения, сопоставимые с чисткой вооружённых сил, организованной Сталиным в 1937 году». Было заменено практически всё руководство министерства обороны СССР вплоть до командующих военными округами включительно.

Плюшевый Руст


Шведские пилоты «плюшевого десанта» Ханна-Лина Фрей и Томаз Мазетти, 2012 год

На рассвете 4 июля 2012 года, когда Беларусь отметила 68-ю годовщину освобождения от немецко-фашистских захватчиков в Великой Отечественной войне и свой День Независимости, а военная техника парадных расчётов благополучно вернулась в места своей постоянной дислокации, легкомоторный самолёт с двумя гражданами Швеции на борту — Томасом Мазетти (40 лет) и Ханной-Линой Фрей (22 года) — незаконно пересёк воздушную границу Беларуси с Литвой.

Официально в СМИ и соцсетях было заявлено, что акция проведена от имени и на средства шведской рекламной фирмы Studio Total (соучредителем которой является пилот Томас Мазетти) для поддержки белорусского оппозиционного интернет-сайта «Хартия’97».

Агентство Studio Total взяло на себя ответственность за эту акцию, заявив, что таким образом хотело привлечь внимание к ситуации с правами человека в Белоруссии. В агентстве подчеркнули, что организовали полёт по своей инициативе и не привлекали к организации этого мероприятия белорусских граждан, чтобы не подвергать их опасности. По словам участников, целью акции было также выставить президента Республики Беларусь Лукашенко А. Г. «в смешном виде и тем самым приблизить конец его правления».

«Плюшевому десанту» предшествовала длительная подготовительная работа.

9 мая 2012 года сотрудник фирмы Studio Total и соучастник в акции, гражданин Швеции Пер Кромвелл и три других шведских помощника впервые посещают Беларусь. В Минске останавливаются в одной из квартир, которую сдает им риелтор Сергей Башаримов (в прошлом ранее судимое лицо). «Мы тут вчетвером провели двое суток. За это время объездили окрестности столицы на арендованной машине, изучили Минск, нашли здание шведского посольства (в случае вынужденного приземления мы планировали спрятаться в посольстве», — рассказывал Кромвелл. Затем в начале июля сотрудники Studio Total готовились к акции в Вильнюсе. Там они «испытывали» мишек, сбрасывая их с высотного здания.

2 июля Томас Мазетти и Ханна-Лина Фрей, находясь на литовском аэродроме Поцюнай (Пренайский район), готовят легкомоторный самолёт марки Jodel к полёту в Беларусь (вырезают в кабине пилота специальное окошко для сбрасывания мягких игрушек). Перед вылетом в Беларусь самолёт простоял на данном аэродроме три дня. Литовские власти, спецслужбы и полиция «ничего об этом не знали». Интерес представляет и тот факт, что, по данным литовской стороны, аэродром находился в неуправляемом воздушном пространстве. На нём отсутствуют службы, контролирующие полёты, а также дежурный, отмечающий взлёт-посадку). Соответственно, вылет самолёта, согласно предварительному замыслу и «официальной версии», пройдёт якобы не замеченным литовской стороной.

3 июля шведский гражданин П. Кромвелл повторно приехал в Минск поздно вечером. Визу швед сделал с помощью приглашения от С. Башаримова (они «не привлекали к организации этого мероприятия белорусских граждан, чтобы не подвергать их опасности»). Однако по приезде в Минск П. Кромвелл отменяет резервацию квартиры на Карла Маркса, которую собирался снова снимать у белорусского риелтора. От жилья отказывается по СМС, больше с Башаримовым не связывается.

События 3 июля — не просто прогулка. Такое поведение объясняется специальной подготовкой шведа либо его инструктажем со стороны спецслужб. Здесь видны такие оперативные навыки, как уход от возможного наружного наблюдения спецслужб, от контроля телефонных разговоров и СМС-сообщений. В случае нахождения Башаримова С. в поле зрения белорусских спецслужб и правоохранителей его связи, контакты и адреса также могут попасть в поле зрения силовиков.

Если швед попадает в объектив белорусских органов правопорядка, то вряд ли провокаторы располагали «эксклюзивными кадрами и видео "плюшевого десанта"». Более того, этой акции бы не было, так как информационные цели не были бы достигнуты и шведу пришлось бы отвечать на вопросы белорусских следователей. Но этого не произошло. Стоит отметить и тот факт, что белорусские спецслужбы не сработали. Это объясняется ещё и тем, что организаторы провокации прекрасно владели сведениями о том, что в период подготовки и проведения важных общественно-политических мероприятий в Беларуси большая часть правоохранительного блока и спецслужб выполняет задачи по обеспечению общественной безопасности.  Это и послужило благоприятными условиями для подготовки, выбора места и времени проведения акции.

4 июля П. Кромвелл едет в г. Ивенец, где паркуется у православной церкви с видеокамерой и ждёт появления самолёта в небе над посёлком для съёмок «плюшевого десанта».

Утром 4 июля 2012 года около 5 часов 57 минут, на 49-й минуте полёта, самолёт незаконно пересёк границу с Республикой Беларусь вблизи деревни Барановичи Ивьевского района Гродненской области.

Двигаясь на малой высоте (примерно 300–500 метров), он пролетел над деревней Бакшты и городом Ивенец. Достигнув окраин Минска со стороны ТЭЦ-4, пилоты сбросили мягкие игрушки (небольших плюшевых медведей) с прикреплёнными к ним листками, на которых было написано на английском и белорусском языках: «We support the Belarusian struggle for free speech» и «Free speech now» (сбрасывание производилось также над г. Ивенцом, всего сброшено 879 штук).

Кромвелл сфотографировал самолёт с земли, снял краткое видео и вернулся в Минск, откуда сразу вылетел в Стокгольм, где и разместил видео в интернете. Дополнительно, в случае вынужденной посадки самолёта, Кромвелл должен был забрать пилотов и отвезти их в посольство Швеции в Минске. А вот это объясняет заблаговременную подготовку акции на государственном уровне работы специальных служб. С большой долей вероятности можно предположить, что посольство Швеции в Беларуси заранее было оповещено о готовящейся акции. Возможно, сотрудники посольства участвовали в подготовке акции на территории Беларуси и находились в постоянной готовности на время её проведения.

Необходимо учитывать, что Швеция — дружественный партнёр НАТО и без согласования участия своих граждан в международной провокации не будет рисковать внешнеполитической репутацией. Этим и объясняется мгновенная реакция (уже заранее заготовленная) министра иностранных дел Швеции Карла Бильда с заявлением о том, что «шведские власти никак не связаны и не санкционировали данную акцию».

После сброса мишек самолёт возвратился на тот же аэродром в Литву. Весь полёт занял около полутора часов.

4 июля, примерно в 11 утра по белорусскому времени, в шведских СМИ появляются первые сообщения о полёте, а также фото и краткие видеоролики. Белорусские оппозиционные прозападные СМИ их перепечатывают. После публикации видеоматериалов полёта министерство охраны края Литовской Республики заявило, что ВВС страны не зафиксировали пересечения литовско-белорусской границы (хотя они и «наблюдали полёт в пограничной зоне с нарушением процедур»).

4 июля, с 12 до 18 часов, белорусские оппозиционные СМИ и сайты новостей распространяют сообщения о полёте шведов над Беларусью.

4 июля, в районе 15:00, министерство обороны Республики Беларусь заявило: «За истёкшие сутки нарушения государственной границы Республики Беларусь в воздушном пространстве не было. Все маршруты перелётов воздушных судов отслежены». Кроме того, Минобороны Беларуси провело анализ опубликованных в интернете видеозаписей и заявило в официальном сообщении ведомства, что это фальшивка: «Эксперты выявили грубую работу с элементами визуальной фальсификации, что свидетельствует об очевидно провокационном характере данной информации».

В тот же день, в районе 9 вечера, появляются первые фото мишек, найденных в Ивенце. Их публикует Антон Суряпин, редактор сайта оппозиционной прозападной направленности bnp.by.


Сброшенные мишки, 2012 год

15 июля 2012 года КГБ Республики Беларусь задержал (об этом официально было объявлено лишь 7 августа) главного редактора сайта Belarusian News Photos, фотографа Антона Суряпина и риелтора Сергея Башаримова. Последнему предъявлено обвинение в «пособничестве незаконному пересечению государственной границы».

Официальное заявление руководства Беларуси о несанкционированном полёте состоялось 26 июля.

31 июля, спустя 27 дней после «десанта», президент Республики Беларусь Александр Лукашенко освободил от должности командующего ВВС и войсками ПВО Дмитрия Пахмелкина и председателя Госпогранкомитета Игоря Рачковского за «ненадлежащее исполнение служебных обязанностей по обеспечению национальной безопасности Республики Беларусь». О неполном служебном соответствии были предупреждены министр обороны Юрий Жадобин и начальник Генерального штаба Вооружённых сил Пётр Тихоновский. Был объявлен выговор госсекретарю Совета безопасности Леониду Мальцеву и председателю КГБ Вадиму Зайцеву.

2 августа представители белорусской прозападной оппозиции провели возле здания Оперного театра в Минске акцию солидарности с находящимися под стражей Суряпиным и Башаримовым. Демонстративно выставили плюшевых мишек, одетых в полосатые тельняшки, и плакаты с требованием освободить арестованных.


После того как на сайте Change.org появилась петиция с требованием освободить Антона Суряпина и Сергея Башаримова, доступ к указанному ресурсу был ограничен.

3 августа стало известно, что белорусские власти отказались продлить аккредитацию послу Швеции Стефану Эрикссону (по обвинению в сотрудничестве с внутренней оппозицией), фактически выдворив его из страны. А ещё через несколько дней, 8 августа, МИД Беларуси объявил, что белорусское посольство из Швеции будет отозвано в полном составе (сотрудникам шведского посольства, соответственно, тоже пришлось покинуть Беларусь).

17 августа Суряпин и Башаримов были освобождены из-под стражи под подписку о невыезде

КГБ Беларуси предложило Томасу Мазетти и Ханне-Лине Фрей добровольно приехать в Беларусь для дачи показаний в качестве подозреваемых, на что был получен отказ. Был отработан ещё один информационный повод.

Акция осложнила и белорусско-литовские отношения. Состоялась переписка белорусских правоохранительных органов с литовской и шведской сторонами в рамках оказания правовой помощи. Стороны не достигли каких-либо результатов по расследованию данного уголовного дела. Ни в Литве, ни в Швеции действия указанных граждан не подверглись правовой оценке, в том числе и с точки зрения национального законодательства.

В конце 2012 года организаторы «плюшевого десанта» были удостоены международной рекламной премии Erica Award в номинации Public Relations. В январе 2013 года Ханна-Лина Фрей, Томаз Мазетти и Пер Кромвелл получили премию «Хартии’97» в области защиты прав человека. Награждение прошло в шведском городе Мальмё, где с участниками акции встретилась редактор «Хартии’97». Было отмечено, что шведские пилоты стали первыми иностранцами, получившими такую премию «за мужество, проявленное в борьбе за права человека в Белоруссии».

28 июня 2013 года КГБ Беларуси завершил расследование уголовного дела о несанкционированном пересечении шведским самолётом государственной границы республики в 2012 году. Уголовное преследование в отношении белорусских граждан Антона Суряпина и Сергея Башаримова было прекращено.

В декабре 2015 года Антон Суряпин подал исковое заявление в суд Московского района Минска о возмещении морального вреда. 2 марта 2016 года суд принял решение возместить журналисту моральный ущерб в размере 8 миллионов рублей.

27 сентября шведская PR-компания Studio Total, взявшая на себя ответственность за организацию и проведение «плюшевого десанта», прекратила свою деятельность.

По многим признакам Studio Total являлась легальным прикрытием военно-информационной провокации спецслужб НАТО, а после выполнения всех целей логично прекратила своё существование.

Шведские пилоты Ханна-Лина Фрей и Томаз Мазетти   распространили на Youtube пропагандистский видеоролик, в котором они не рассуждали о политике, а дали негативную оценку   боеспособности белорусского ПВО. Они закрепили для медиапотребителя установку о нецелесообразности финансирования из белорусского государственного бюджета военной организации ПВО, порекомендовали белорусским властям направить средства, выделяемые на военные расходы, на гуманитарные нужды. О чём никто не скажет в адрес НАТО.


На завершающем этапе военно-информационной провокации медиапотребителю для закрепления навязан негативный образ военно-политической системы Беларуси.

Психологически был сделан акцент на унижение чести, достоинства, воинской славы и доблести ВС Республики Беларусь, т. е. провокаторы попытались деморализовать белорусских военнослужащих. 

Сохранённые жизнь и здоровье шведских пилотов-провокаторов, возможно, и являются результатом гуманизма, проявленного белорусскими ПВО и ГПК. А для того, чтобы не позволять себя дискредитировать на международном и внутригосударственном уровнях, необходимо повысить эффективность работы белорусских спецслужб. Последние должны были в упредительном режиме реагировать на готовящиеся провокации, своевременно и качественно информировать руководство страны. Шведы с мая беспрепятственно и довольно успешно проводили рекогносцировку планируемой провокации.

Итак, рассмотрев хронику событий в СССР 1987 года на примере Матиаса Руста и в Беларуси 2012 года на примере «плюшевого десанта», выделим следующие общие и неизменные признаки военно-информационной провокации НАТО:

  • пересечение воздушного пространства только на гражданском воздушном судне, не подлежащем   обязательному силовому реагированию со стороны сил ПВО провоцируемой страны, либо взлёт с аэродромов и площадок якобы не контролируемых местными авиаслужбами;
  • безопасность жизни и здоровья пилота (пилотов) как обязательное условие, закреплённое в   международных правовых актах (статья 3 bis, пункт «a» Чикагской конвенции, единогласно добавленная на 25-й сессии Ассамблеи ИКАО 10 мая 1984 года);
  • соответственно, пилот — только гражданское лицо (отсутствие каких-либо внешних признаков   принадлежности к военнослужащим стран НАТО, их спецслужбам);
  • пилот — гражданин не граничащего с НАТО государства либо гражданин страны, не входящей в НАТО, но находящейся с ним в союзных отношениях;
  • пересечение границы осуществляется с территорий стран — членов НАТО и их союзников;
  • политизированный информационный повод (в случае с Матиасом Рустом в СССР это был «призыв к миру», в случае с «плюшевым десантом» — «привлечение внимание международной общественности к правам человека в Беларуси», «выставление персоны президента Республики Беларусь Александра Лукашенко в смешном виде, чтобы тем самым приблизить конец его правления»);
  • время проведения акции — государственные праздники, важные общественно-политические события и массовые мероприятия;
  • место проведения акции — столицы государств (в данных случаях Москва и Минск);
  • наличие скрытых групп соучастников акции, заранее прибывших в провоцируемую страну под видом туристов.  Задача группы (групп) — разведка местности, оперативной обстановки, режима работы правоохранительных органов и спецслужб, рекогносцировка места проведения провокации;
  • отработка путей отхода и легализации акции, привлечение либо вербовка местных граждан, поддержка связи с основной группой и посольством, фото- и видеофиксация акции, готовность резервного вывода пилота (группы пилотов) на безопасную территорию либо на территорию, пользующуюся дипломатической юрисдикцией;
  • задействование для прикрытия местных граждан страны, где планируется провокация (аренда жилья без регистрации, транспорта, предоставление связи), их прямое соучастие в планируемом преступлении;
  • возможное использование в акции местных ранее судимых лиц для обеспечения прикрытия и политического «алиби» организаторов, заказчиков и основных участников провокации. Придание криминальной окраски проводимой провокации в случаях явки с повинной со стороны пособников и иных лиц, сообщений граждан, прямого разоблачения со стороны спецслужб и правоохранительных органов и задержания членов группы;
  • участие посольств и консульств страны, гражданами которой являются провокаторы, в координации и прикрытии действий этих групп на месте совершения преступления. Обеспечение их безопасности, резервная транспортировка пилотов в дипучреждения стран НАТО, финансирование и обеспечение связи между группами, а также задействование разведывательных сил и средств с позиций иностранных посольств;
  • широкое освещение инцидента в зарубежных и местных подконтрольных приграничным странам НАТО СМИ (поддержка участников и пособников акции);
  • управляемые и синхронные событиям провокации и реакции дискредитация и негативное освещение Вооружённых сил на международном и внутреннем уровне;
  • дискредитация и негативное освещение в международном медиапространстве и подконтрольных средствах массовой коммуникации действий политического руководства провоцируемой страны, в том числе и в привязке к Союзному государству, призывы к их смене либо выходу из интеграционных процессов, существующих военно-политических блоков (ОДКБ);
  • кадровые решения по профильному силовому блоку, смена военного руководства, информационные акции и провокации в отношении военнослужащих;
  • отказ от привлечения пилотов к ответственности по местному законодательству за аналогичные действия при пересечении воздушного пространства транзитных стран. Поэтому и выбираются территории  стран — членов блока НАТО либо их союзников;
  • информационная раскрутка «героического образа» пилота и их пособников как «борцов за мир» в период ведения следствия и суда;
  • выплата участникам провокаций и их пособникам денежных премий от международных фондов и организаций в номинациях «защита прав человека», «за мир и безопасность» и т. д.;
  • информационное принуждение к освобождению участников провокаций и его (их) пособников, широкая популяризация инцидента после освобождения, в том числе публичная продажа на международных аукционах материальных носителей и средств совершения провокации;
  • подготовка и распространение информационных, документальных, печатных материалов, формирующих негативное общественное мнение в отношении внутренней и внешней политики, проводимой действующим политическим режимом провоцируемого государства (в дальнейшей привязке к Союзному государству);
  • использование данного инцидента в качестве отвлечения военных сил, и проведение в этот период на приграничной территории, самой границе скрытых разведывательных, войсковых и специальных операций по отработке способов пересечения государственной границы в разведывательно-диверсионных целях, а также в целях проведения непосредственной агрессии;
  • подстрекательство сторон к обоюдным военным действиям;
  • временное ослабление военного потенциала на период смены руководства силовых руководителей;
  • усиление информационного повода, образуемого в результате кадровых перестановок в силовом блоке;
  • использование созданной информационной площадки интернет-сети для закладки новых информационных площадок по дальнейшей дискредитации и деморализации военной системы Союзного государства;
  • информационная платформа по дальнейшему продвижению политических целей в течение 5–10 лет (подготовка антигосударственных протестов, экспорт «цветных революций» и «демократии».

Как видно, дело Руста внесло свой вклад в ослабление и деморализацию ВС СССР, а «плюшевый десант» ослабил белорусскую армию и государство.

Психологические установки от военных эмоциональных состояний и страхов трансформировались в политические предпочтения избирателей. Дисциплинарные взыскания и публичные увольнения генералов силовых ведомств после провокации являлись военной составляющей планируемого противником результата. Идти на поводу было ошибкой.

Меры реагирования на подобные провокации внутри системы не должны носить публичного характера. Меры реагирования должны быть адресованы только в адрес тех, кто организовал, участвовал и пособничал.

Любой случайный или подготовленный нарушитель воздушного пространства адекватно отреагирует на угрозу применения оружия либо его прямое применение. Церемониться в данном случае не стоит.

Например, Минобороны России разработало проект постановления правительства «О порядке применения оружия и боевой техники при охране госграницы РФ в воздушном пространстве РФ». В нём прописан алгоритм действий Вооружённых сил РФ, если границу нарушит самолёт, преднамеренное крушение которого может привести к экологическим бедствиям, массовой гибели людей или уничтожению стратегических объектов. Это также позволяет предотвратить теракты, связанные с угонами самолётов. Согласно документу, при обнаружении такого неопознанного воздушного судна дежурные силы тут же будут приведены в готовность № 1, после чего боевые самолёты и вертолёты поднимутся в воздух, а органы управления полётами Единой системы организации воздушного движения подключатся к военным, чтобы помочь классифицировать нарушителя. Повышенная готовность будет объявляться, если потенциальный нарушитель приблизится к госгранице на расстояние 50 км и менее (для Восточного военного округа — на 100 км, для приграничной приморской полосы — на 150 км). Гражданские и военно-транспортные суда, экипаж которых отказывается выполнять радио- и визуальные команды, сначала попробуют выдворить за пределы воздушного пространства страны или принудить к посадке на аэродром. Если нарушитель всё же продолжит полёт, самолёты ВКС возьмут его на сопровождение и выведут в зону, где осуществят перехват. Сначала нарушителя визуально и по радиоканалам предупредят, что по нему из-за неподчинения откроют огонь на поражение. Перед самой атакой самолёты и вертолёты, имеющие стрелково-пушечное вооружение, последний раз заявят о серьёзности своих намерений — откроют предупредительный огонь. Если судно-нарушитель не отреагирует и на это, его собьют. При необходимости Вооружённым силам РФ разрешено задействовать зенитные ракетные, ракетно-артиллерийские и артиллерийские средства.

Такие меры соответствуют международному опыту, в том числе американскому. Так, в США после 11 сентября 2001 года разрешено сбивать любые самолёты, которые представляют опасность для АЭС или других стратегических объектов. По мнению американских военных, нормативно-правовая база должна предоставить возможность военным пресечь любой теракт и предотвратить катастрофу.

За ПВО Северо-Американского континента отвечает Командование воздушно-космической обороны (NORAD), созданное на основе двусторонних соглашений, подписанных правительствами США и Канады. Решение об уничтожении самолёта может быть принято командующим континентальным районом зоны ПВО.

Исходя из этого, нормативно-правовая база, регламентирующая алгоритм действий ПВО объединённой региональной группировки, должна быть унифицирована с учётом полученного опыта. Она должна предоставлять командованию объединённой региональной группировки ПВО возможность безболезненно принимать решения в кратчайшие сроки.   

***

Итак, «плюшевая бомбардировка» и инцидент с Матиасом Рустом как средство дискредитации и деморализации ВС и государственного строя свидетельствуют о неизменности технологий НАТО. Военно-информационные провокации НАТО комплексны по своему содержанию и носят гибридный характер.

Ответы на провокации должны быть адекватными, а именно:

  • своевременное информирование со стороны спецслужб руководства страны и военных ведомств о готовящихся и проводимых провокационных акциях со стороны приграничных территорий (суша, воздух, вода);
  • решительность и оперативность действий государственных органов по пресечению противоправной деятельности провокаторов и их пособников, в том числе с применением средств поражения;
  • немедленное и широкое освещение события в пользу государства по каналам СМИ и интернет-ресурсам, завоевание информационной инициативы;
  • разбор действий силового сектора только «за закрытыми дверями»;
  • непубличность кадровых и иных мер реагирования в силовом и государственном блоке, воздержание от резких кадровых ротаций, за исключением тех, кто прямо содействовал организаторам и участникам провокации;
  • принятие ответных мер (компетенция спецслужб);
  • привлечение к уголовной или иной юридической ответственности всех участников провокации;
  • введение уголовной ответственности за публичную компрометацию и дискредитацию в СМИ и социальных сетях Вооружённых сил и военнослужащих Союзного государства.

Президент Республики Беларусь Александр Лукашенко, обращаясь к военному руководству в июле 2012 года после «плюшевой бомбардировки», заявил: «Любой, кто решится незаконно пересечь государственную границу, должен быть остановлен. Любыми средствами. В том числе и с помощью оружия. Пограничники должны защищать свою Родину».

Это обращение актуально до сих пор по всей границе Союзного государства.