В мирное время магистрали, дороги и транспортные узлы служат кровеносными артериями экономики, по которым движутся товары и услуги, создавая точки роста и рабочие места. В периоды блоковой конфронтации пути сообщения – важнейший ресурс, обеспечивающий стратегическое преимущество и поэтому контроль над ними и развитии – первостепенная задача государства с точки зрения безопасности.

Союзное государство Беларуси и России образует важнейший транспортно-логистический кластер в Северо-Западной Евразии, от существования и согласованного развития которого зависит очень многое: и для наших стран, и для Китая и для Европейского союза. В связи с обострением противоречий России и Запада, без сомнения, будет меняться и конфигурация транспортного сообщения. Попробуем представить, каким же образом и что можно реализовать как общесоюзный проект?

Прибалтийский очаг напряжённости

С началом украинского кризиса в 2014 г. юго-восточная Прибалтика становится одним из эпицентров милитаризации в Европе. Страны Балтии (Литва, Латвия и Эстония) и Польша проводят мобилизационные мероприятия и увеличивают присутствие войск НАТО на своей территории. В информационном пространстве происходит постоянная демонизация России, якобы имеющей некие агрессивные планы в отношении этих стран, а также осуществляется постоянная информационная и дипломатическая атака на белорусско-российский проект строительства Белорусской атомной станции. Совместные плановые учения Беларуси и России «Запад—2017» используется как повод для кампании масштабной дезинформации и нагнетания конфронтационной атмосферы.

Очевидно, что всё это имеет пока относительно безопасный формат и не переходит грань, за которой может уже включиться необратимая логика военной машины. Тем не менее, есть ощущение, что происходит медленный дрейф именно в этом направлении. И в таком случае Союз Беларуси и России оказывается на передовой, а потому согласование позиций и общая стратегия будет необходима не только в военном плане.


Беларусь и Прибалтику, особенно Литву, в настоящее время связывают давно сложившиеся транзитные узы. По разным оценкам, до трети грузопотока порта Клайпеды обеспечивают именно белорусские грузы: нефтепродукты и калийные удобрения. Объясняется это довольно просто – географической близостью, налаженными связями и доступными тарифами. И даже несмотря на то, что ОАО «РЖД» недавно заявило о готовности предоставить 50-процентную скидку на перевозку белорусских нефтепродуктов в направлении портов Усть-Луги и Санкт-Петербурга, всё равно, прибалтийское направление остается для Беларуси приоритетным в силу понятных причин, прежде всего, экономических.

Теме не менее, политическая повестка в регионе значительно меняется и она тоже должна учитываться, по крайней мере, для прогнозирования ситуации.

Сценарии будущего

Зафиксируем несколько позиций: наличие взаимовыгодных логистических связей Беларуси и Прибалтики, тенденцию роста напряженности и милитаризации региона, неконструктивное поведение Литвы, возможно, Польши и Латвии в отношении строительства БелАЭС и перспективы экспорта белорусской электроэнергии в страны ЕС после её запуска. Как при наличии этих вводных может развиваться ситуация? На наш взгляд, возможны три варианта:

  1. Сохрание статус-кво. Несмотря на публичную риторику, отношения Беларуси и прибалтийских стран в транспортной сфере будут и дальше строиться на прагматической основе и споры вокруг БелАЭС никак на них не повлияют. Беларусь и дальше будет наращивать грузопоток через прибалтийские порты, так как это наиболее выгодно. Россия не будет предъявлять в этом случае никаких претензий и требований к Беларуси.
  2. Деградация отношений. Поскольку регион включился в большую геополитическую игру, постепенно будет возвращаться блоковое мышление и дисциплина, напрямую затрагивая отношения союзников – России и Беларуси. В ответ на блокировку экспорта с БелАЭС, санкционную политику и милитаризацию Россия и Беларусь будут вынуждены искать совместные ответные меры, в том числе, в транспортно-логистической сфере.
  3. Эскалация. Поводом может стать какой-либо инцидент в регионе или размораживание конфликта на Донбассе. Прибалтика превращается в полноценный военный плацдарм НАТО, начинается новая «холодная война».

Наиболее вероятным нам кажется второй сценарий. Вряд ли уже удастся сохранить статус-кво, тем более усилиями одной Беларуси, резкое обострение обстановки возможно, но пока маловероятно. А вот медленное сползание к блоковому противостоянию и «сжигание» мостов (экономических и логистических) фактически уже происходит.

В этой перспективе необходимо понимать, что эта тенденция надолго и что Беларуси в силу стратегических, союзнических отношений не удастся долго лавировать и нивелировать противоречия с западными соседями в силу своего политического и экономического веса, хотя это, безусловно, необходимо делать, как можно дольше оттягивая момент окончательного определения конфронтационных позиций. И что Беларуси и России необходимо иметь не просто согласованные позиции, но и готовые к реализации проекты и идеи. Одной из них может стать треугольник развития Минск – Москва – Санкт-Петербург.

Союзный треугольник

Складывающаяся ситуация сама подталкивает к реализации такой идеи.


Во-первых, это очевидная долгосрочная тенденция изоляции Прибалтики в перспективе противостояния. Руководство Литвы, Латвии и Эстонии, опираясь на поддержку руководства ЕС, настаивают на реализации проекта Rail Baltica – железной дороги с европейской колеёй 1435 мм и протяженностью от Берлина до Таллина. Судя по всему, при сомнительной экономической целесообразности, основное предназначение дороги – военно-стратегическое, возможность быстрой переброски войск и боевой техники. То есть поддержка этого проекта и его весьма вероятная реализация говорят о характере стратегического планирования в отношении России и Беларуси.

Во-вторых, руководство российских компаний заявило о полном отказе России от транзита нефтепродуктов через порты Прибалтики и переориентации на собственные портовые мощности. В этой связи логично возникает вопрос к белорусской стороне – если Беларусь получает нефть по союзной, льготной цене, то почему она не использует союзный маршрут для транспортировки нефтепродуктов? Это уже политический вопрос, требующий общего решения. В данном случае должна действовать и долгосрочная скидка от «РЖД», чтобы белорусам это было выгодно, и высокий уровень обслуживания, учитывающий возросшие форс-мажорные риски.


Но в целом необходимо союзное стратегическое решение. Предусматривающее то, что Беларусь и Россия делают ставку на развитие треугольника Минск—Москва—Санкт-Петербург хотя бы в транспортном измерении.

Что это означает на практике? Между Минском и Москвой давно наспела необходимость организации высокоскоростного ж/д сообщения, увеличения пассажиропотока. Такая же необходимость вместе с интенсификацией грузового сообщения в свете вышеизложенного есть и между Минском и Санкт-Петербургом.

Этот треугольник с союзной точки зрения в силу непредсказуемых отношений с Прибалтикой и Украиной, стремительно теряющей свою транзитную привлекательность, следовало бы сделать основным транспортным звеном в регионе и замкнуть на себе северо-западную ветку «Нового шёлкового пути».

В идеале тесная связанность трёх городов должна привести к формированию мегаагломерации, объединённой скоростным транспортным сообщением, интенсивными экономическими, политическими и гуманитарными связями. Для Союзного государства это может стать настоящим прорывным проектом будущего. Именно такие нам всем и нужны, времени на раскачку уже нет.