Украина превращается в своеобразного демографического донора. Её население — это не беженцы с Ближнего Востока, не гастарбайтеры из Центральной Азии, там живут люди с европейской христианской культурой. Они легко ассимилируются в Европе, и, конечно, ещё легче этот процесс проходит в странах бывшего СССР. Это квалифицированные кадры, с которыми нет проблем культурной адаптации.

Что же касается рисков. Мы понимаем, что одна из сторон гражданской войны на Украине крайне негативно относится к России, русскому наследию и к Беларуси как к части Русского мира. Понятно, что люди, которые участвовали в войне, в государственном перевороте, являются носителями потенциальных угроз. Здесь должны очень чётко работать соответствующие фильтры.

Проблема на Украине не имеет политического решения, есть решение исключительно военное. Я думаю, что никакие конструктивные переговоры без смены режима невозможны.

Восстановление отношений с Россией и Беларусью возможны, но только после того, как Украина пройдёт очень серьёзную и болезненную трансформацию. В первую очередь эти трансформации носят территориальный характер. Демонтаж Украины в границы УССР идёт. Возвращение Крыма в состав России является первым шагом к изменению территориальных границ Украины, этот процесс подхватили в Донбассе. С другой стороны, само украинское правительство демонтирует советское наследие, подрывает свой собственный суверенитет над теми территориями, которые Украине достались в наследство от СССР. Как только Украина вернётся в свои исторические границы, она сможет превратиться в договороспособное государство.