1 октября 2018 года вступил в силу оборонный бюджет США на 2019 год (финансовый год в США начинается в октябре). С этой даты многие «американские военные страшилки» получили реальное финансирование.

Так, важными особенностями бюджета стали:

  • увеличение расходов до 65 млрд долл. на разработку и модернизацию ядерного оружия (об этом читайте в статье СОНАР-2050 «Ядерная гонка 2.0»);
  • выделение средств на строительство шести новых ледоколов для расширения присутствия США в Арктике и усиления противоборства с Россией и Китаем в данном регионе;
  • рост бюджетов на содержание и развитие военных объектов за рубежом.

При этом впервые за последние девять лет на 2,6 % увеличено денежное довольствие военнослужащих. Примечательно, что рост выплат военным США сделан в основном за счёт сокращения управленческого аппарата военного ведомства на 25 %.

Из 717 млрд долларов оборонных ассигнований 686 млрд долларов выделяется непосредственно на министерство обороны США. По отношению к 2018 году наблюдается рост ассигнований на 5 %. Несмотря на увеличение в абсолютных величинах, в относительных показателях оборонный бюджет США остаётся на исторически низком уровне по отношению к валовому внутреннему продукту.


Динамика оборонных расходов США в % к ВВП с 1940 по 2019 г.

Вместе с тем по сравнению со средним уровнем относительных (выраженных в процентах к ВВП) расходов Североатлантического альянса, европейских стран — членов НАТО и Канады оборонные расходы США по-прежнему наиболее высокие.


Динамика оборонных расходов США, НАТО и европейских стран — членов НАТО и Канады (% к ВВП)

По данным СИПРИ, наиболее значительный размер оборонных ассигнований относительно ВВП приходится на страны Ближнего Востока и Африки. Однако важно понимать, что объём экономики США в разы превышает совокупный ВВП ряда стран и что тем самым в абсолютном выражении американские военные и оборонные корпорации получают гораздо большие объёмы финансирования.


Совокупные оборонные расходы по регионам мира в процентах к ВВП (%)


Сравнение, по данным СИПРИ 2018, оборонных расходов США 2017 года и других стран мира

По планам Пентагона до 2023 года уровень расходов на оборону должен достигнуть 742 млрд долларов, или на 5,25 % выше цифр 2019 года. Министерство обороны получит 722 млрд долларов, 20 млрд будет выделено на иные программы, связанные с проведением операций за рубежом (не включает бюджеты ФБР, ЦРУ и иных спецслужб).


Рис. 5. Динамика оборонных расходов США в млрд долларов до 2023 года

Несмотря на увеличение денежного довольствия военнослужащих в 2019 финансовом году, основное внимание всё же уделено закупке нового вооружения и военной техники. В следующей таблице представлены официальные данные об ассигнованиях США на закупку нового ВВТ в 2019 ф.г.:

Авиационная техника

  • 77 ед. F-35 Joint Strike Fighters — 10,7 млрд
  • 15 ед. KC-46 самолёта-заправщика 3,0 млрд
  • 24 ед, F/а-18с истреб.-бомбард. 2,0 млрд
  • 60 ед. АН-64Е ударных вертолётов 1,3 млрд
  • 6 ед. ВХ-92 презид. вертолётов 0,9 млрд
  • 10 ед. P-8А противолод. самолётов — 2,2 млрд
  • 8 ед. СН-53 трансп. вертолётов 1,6 млрд

Военно-морская техника и вооружение

  • 2 ед. подв. лодок класса «Вирджиния» 7,4 млрд
  • 3 эсминца проекта ddg-51 Arleigh Burke 6,0 млрд
  • 1 боевой корабль прибрежной зоны 1,3 млрд
  • 1 авианосец CVN-78 1,8 млрд
  • 2 танкера-заправщика (Т-АО) 1,1 млрд
  • 1 экспедиционная морская база 0,7 млрд

Сухопутные войска

  • 5113 ед. БМП 2.0 млрд
  • 135 ед. танков М-1 Abrams 2,7 млрд
  • 30 ед. БТР 0,3 млрд
  • 197 ед. бронемашин 0,8 млрд

Космические системы

  • 5 перспективных одноразовых ракет-носителей 2,0 млрд долларов США
  • развитие системы GPS 1,5 млрд
  • спутники системы предупреждения о пусках ракет Overhead Persistent Infrared (OPIR) 0,8 млрд

ПРО

  • 43 противоракеты SM-3 системы ПРО AEGIS 1,7 млрд
  • Наземная система противоракетной обороны по уничтожению ракет на маршевом участке полёта (Ground Based Midcourse Defense) 2,1 млрд
  • 82 ракет к комплексу THAAD 1,1 млрд
  • 240 ракет к ЗРК Patriot (PAC-3) 1,1 млрд

Как видим из таблицы, наибольшая часть расходов приходится на закупку 77 истребителей 5-го поколения F-35, двух подводных лодок класса «Вирджиния» и трёх эсминцев проекта ddg-51 Arleigh Burke. 

Повышенное внимание к истребителям F-35 объясняется стремлением Пентагона как можно быстрее использовать его в боевых действиях и обеспечить превосходство в воздухе.

При этом Пентагон в рамках программы модернизации ядерных сил отдельным пунктом предусмотрел выделение 70 млн долларов на доработку истребителей F-35 для доставки тактических ракет с ядерными боеголовками.

По заявленным характеристикам F-35 превосходит имеющиеся образцы истребителей. В конце сентября 2018 года F-35 впервые был применён в боевых действиях для нанесения ударов в Афганистане. Данная страна уже долгое время используется США в качестве своеобразной шоу-площадки для потенциальных покупателей американского вооружения и военной техники.

Вместе с тем значительные проблемы на этапе разработки F-35 не позволяют говорить о достижении американцами реальных параметров истребителя 5-го поколения. Недавнее крушение F-35 за 110 млн долларов косвенно свидетельствует о том, что самолёт пока не достиг технического совершенства и не может успешно выполнять боевые задачи.

Отдельно следует обратить внимание на модернизацию и закупку новых ракет для ЗРК Patriot. На октябрь запланировано выведение 4-х ЗРК Patriot из Ближневосточного региона для модернизации и ремонта. По мнению экспертов The Wall Street Journal, данные ЗРК в последующем могут быть переброшены к границам РФ и КНР, что станет дополнительным свидетельством «переключения» внимания Вашингтона с Ближнего Востока на Москву и Пекин.

Интересным является и начало финансирования проекта создания новой космической системы предупреждения о пуске ракет, или т. н. Overhead Persistent Infrared (OPIR). В бюджете 2019 года на неё выделено 800 млн долларов. В целом же проект будет стоить около 2,9 млрд долларов и предусматривает сборку и выведение на орбиту трёх новых спутников, которые за счёт контроля инфракрасного излучения на поверхности Земли будут отслеживать пуски ракет, в первую очередь с территории России и Китая.

OPIR придёт на смену Space Based Infrared System (SBIRS) и будет иметь более совершенную систему передачи данных, наблюдения и самозащиты. В августе 2018 года контракт на реализацию данного проекта получила американская корпорация Lockheed Martin. Все работы завершатся к апрелю 2021 года, а запуск первого спутника проекта OPIR намечен на 2023 год.

Следует понимать, что данный проект совместно с системами ПРО направлен на создание преимущества над Россией и Китаем по уничтожению ракет стратегического назначения, что может сформировать военно-политический перевес США.

При этом заявление Петра Порошенко от 30 сентября 2018 года о намерении закупить в США новые комплексы ПВО (не исключено и размещение элементов ПРО на территории Украины) для противостояния России создают опасную ситуацию в реализации основ ядерного паритета.

Другими словами, США активно стремятся выработать механизмы и создать технические возможности, которые позволяли бы в случае нанесения тактического ядерного удара по войскам России или Китая предотвратить нанесение ответного стратегического удара по своей территории.

Особое внимание уделено вопросам реализации «операций в киберпространстве» (CYBERSPACE OPERATIONS). На Минобороны США возложены вопросы обороны сетей и телекоммуникационных систем, противостояния кибератакам, повышения уровня киберинтеграции боевых подразделений, вооружения и техники при проведении боевых операций.

Примечательно, что в конце сентября 2018 года президент США подписал новую киберстратегию Вашингтона, в которой США открыто декларируют наступательный характер своих действий в киберпространстве. В качестве усиления значимости данного события Дональд Трамп публично объявил о начале первой мировой кибервойны. При этом США готовы в ближайшее время реализовать проект «Инициатива киберсдерживания» (Cyber Deterrence Initiative) по совместному коалиционному противостоянию России, Китаю, Ирану и Северной Корее как в сфере телекоммуникаций, так и в информационном пространстве, в том числе в виде борьбы в соцсетях и интернете.

Отдельной статьёй в оборонном бюджете идут расходы на финансирование операций за рубежом. В 2019 финансовом году на их реализацию выделяется 69 млрд долларов. Основная часть приходится на операции FREEDOM’S SENTINEL (OFS) в Афганистане, INHERENT RESOLVE (OIR) в Ираке и Сирии, а также на сдерживание агрессии России в Европе, или т. н. «Инициативу европейского сдерживания» — European Deterrence Initiative (EDI). Расходы на эту «операцию» увеличены с 4,8 до 6,5 млрд долларов по сравнению с 2018 ф. г. На что именно планируется направлять данные ассигнования, в публичной версии оборонного бюджета США не говорится, указано лишь, что EDI предусматривает «расширение сдерживающей активности США в Восточной Европе для повышения уровня безопасности стран — членов НАТО и их партнёров по "усмирению агрессивных акторов"».

***

На фоне увеличения оборонного бюджета в самом госбюджете 2019 года предусмотрены сокращение расходов на развитие инфраструктуры (дорог, водоснабжения, электросетей и т. д.), а также уменьшение ассигнований на развитие транспорта. Первоначально запрашивалось 1,5 трлн долларов, но выделено было 200 млрд, при этом на 178 млрд сокращена прежняя программа по обеспечению водой и электроэнергией удалённых районов США, что фактически означает отсутствие финансирования. Журнал Forbes со ссылкой на твиты различных видных экономистов приводит разоблачение заявлений Д. Трампа в части социальной направленности государственного бюджета США на 2019 год и развития инфраструктуры страны.

Как видим из анализа оборонного бюджета, последний носит «агрессивно-бонусный характер» — крупные оборонные корпорации получают очередные бонусы в виде новых заказов на закупку вооружения и военной техники на фоне усиления агрессивности внешней политики США. Значительная доля оборонных кластеров обеспечивает более 40–45 % ВВП США. Расширение военного бюджета является обязательной составляющей роста экономики США и выполнения Д. Трампом своих предвыборных обещаний (в первую очередь перед владельцами именно этих корпораций) в ущерб простым гражданам США и за их счёт.