На территории России более двухсот тысяч НКО, реализующих проекты в различных сферах: правозащите, развитии гражданского общества, образовании и т. д. Немалая доля этих НКО традиционно получает финансирование из-за рубежа.

Сколько тратит Запад

Проследить финансовые потоки, направляемые на поддержку российских НКО, весьма непросто. Чаще всего иностранные фонды и международные структуры не раскрывают детали контрактов и указывают лишь примерную стоимость сделки, избегая наименования организации-получателя. Однако подсчитать примерные затраты западных структур для работы в русскоязычном информационном поле всё же можно, изучив годовые отчёты компаний, распределяющих гранты и госконтракты.

Известно, что западное финансирование российских НКО с каждым годом только растёт. Так, в 2013 году НКО получили из иностранных источников 36 млрд рублей. В 2014-м показатель увеличился в два раза и достиг 70 млрд. На 2015-й организации получили из-за рубежа 87,5 млрд. Об этом заявил министр юстиции РФ Александр Коновалов в марте 2016 года, выступая Совете Федерации.


При этом из 87,5 млрд лишь 1 млрд рублей поступил в НКО, официально включённые в реестр иностранных агентов (120 организаций). Основными странами-донорами таких организаций глава ведомства назвал Соединённые Штаты, Нидерланды, Великобританию и ряд других государств ЕС.

Однако в минюсте признались: контролировать расходование таких средств ведомство практически не может.

«Это требует конкретных оперативных мероприятий, более детальных проверок, на которые мы не уполномочены», — заявлял Александр Коновалов.

Западное финансирование российских НКО с каждым годом только растёт. Так, в 2013 году НКО получили из иностранных источников 36 млрд рублей, а в 2015-м — уже фантастические 87,5 млрд.

Контроль государства

Напомним, что государство контролирует деятельность организаций, получающих иностранное финансирование, с 2012 года, когда были приняты поправки к закону «О некоммерческих организациях». Согласно обновлённому закону статус иноагентов получили НКО, занимающиеся «политической деятельностью» и получающие средства от иностранных государств.

Однако в 2013 году экс-представитель Госдепа США Виктория Нуланд открыто заявила, что будет обходить эти поправки.

«Мы продолжаем работать с широким спектром российских гражданских организаций. Им, разумеется, приходится предпринимать усилия, чтобы делать это в рамках своих законов. До тех пор, пока в России есть гражданские активисты, желающие нашей помощи и нашей поддержки, желающие быть на связи с американскими НПО, мы будем помогать им», — сообщила ранее Нуланд.

Затем в 2014 году был принят Федеральный закон 121 «Об иностранных агентах», согласно которому финансируемые из-за рубежа политические НКО должны самостоятельно регистрироваться в минюсте в качестве иноагентов. Организации, включённые в эти списки, должны будут регулярно предоставлять свою годовую бухгалтерскую (финансовую) отчётность для обязательного аудита.

Ещё одна законодательная инициатива в этой сфере поступила от минюста в 2016 году по поручению президента — ведомство тогда подготовило законопроект, определяющий понятие политической деятельности для НКО.

«Президент чётко сказал, что закон нужен, чтобы иностранные государства не использовали российские НКО для вмешательства во внутриполитическую деятельность России», цитируют в СМИ главу СПЧ Михаила Федотова.

15 ноября 2017 года Госдума приняла нашумевший закон о СМИ — иноагентах, согласно которому средство массовой информации признаётся иностранным агентом, если оно получает финансирование из-за рубежа. На такие организации будут распространяться такие же ограничения и обязательства, как и на все НКО из реестра иноагентов. Кроме того, подобные СМИ будут соответствующе маркировать свои материалы.

Такая законодательная инициатива была подготовлена в РФ в ответ на применение в отношении телеканала RT американского закона о регистрации иностранных агентов (FARA). Таким образом, Вашингтон заставил RT зарегистрироваться в США в качестве иностранного агента и упоминать при распространении материалов, что это делается от иностранной стороны. По всей видимости, слово Russia (в названии телеканала) власти США посчитали недостаточным показателем связи СМИ с иностранным государством.

Заказ из Вашингтона

Главным донором социально и политически направленных НКО по всему миру традиционно становятся Соединённые Штаты. Чаще всего Вашингтон сотрудничает с иностранными НКО через Агентство по международному развитию — USAID. Однако деятельность организации в РФ запрещена с 2012 года, так как, по мнению Генпрокуратуры, посредством агентства Вашингтон пытался оказать влияние на политические процессы в РФ.

Но примерно с такой же миссией выступает ещё одна американская организация, созданная Конгрессом США, — Национальный фонд поддержки демократии (NED). В 2015 году Генпрокуратура РФ внесла фонд в список «нежелательных» организаций.


В ведомстве посчитали, что NED угрожает основам конституционного строя, обороноспособности и безопасности РФ. В частности, в 2013-2014 годах фонд выделил российским коммерческим и некоммерческим структурам около $5,2 млн. Эти средства, по данным Генпрокуратуры, направлялись на проведение политических акций с целью влияния на принимаемые органами власти решения, дискредитации службы в Вооружённых силах России.

Однако несмотря на то, что юридически NED никак не действует на территории РФ, организация всё же находит способы работать в России через более мелкие структуры и фонды.

Американский NED в 2013-2014 годах направлял в Россию средства на проведение политических акций с целью влияния на принимаемые органами власти решения, дискредитации службы в Вооружённых силах России.

Кто кормит НКО

В 2015 году фонд направил российским активистам, правозащитникам и борцам с коррупцией $4,7 млн на 77 проектов. В 2016-ом сумма возросла в два раза — Вашингтон выделил $10 млн на 108 проектов в России.

Такие данные представлены в отчёте фонда, однако имена получателей своих грантов NED традиционно не раскрывает, отчитываясь лишь о целях и стоимости своих проектов на территории РФ. Так чем же занимались российские НКО, получившие миллионы из бюджета США?

Например, фонд в прошлом году выделил $240 тыс. на антикоррупционные проекты в РФ. В частности, $53 тыс. пошли на проект по поддержке некого антикоррупционного сайта. НКО, получившая средства, должна была «усилить общественный контроль над государственными чиновниками и активнее вовлекать граждан в антикоррупционную деятельность» в РФ. Ещё почти $40 тыс. Вашингтон направил на «повышение информированности российского общества о проблеме коррупции».

Ещё $3,7 млн пошли на строительство гражданского общества в России, усиление НКО, поддержку различных меньшинств. На эти деньги различные организации проводили в РФ тренинги с общественными активистами в регионах, создавали правозащитные сайты, координировали деятельность по борьбе с преследованием общественных организаций со стороны государства.

В то же время детальных отчётов о своей деятельности NED не публикует. Последний любопытный отчёт был обнародован в 2009 году — там фигурировали суммы от $17 тыс. до $ 225 тыс. в год на отдельную НКО.

В список вошли десятки различных правозащитных организаций. Среди них стоит отметить получивший известность научно-исследовательский гражданский институт и информационный центр «Мемориал», специализирующийся на истории тоталитаризма и репрессий в России и правозащитную организацию «ГОЛОС» (специализируется на выборных процессах в РФ, проводит общественные слушания, кампании сбора подписей и т. д.).

Кроме того, среди получателей средств из Вашингтона названы Всероссийское общественное движение «За права человека» (ЗПЧ), Автономная некоммерческая организация «Агентство социальной информации», «Центр экстремальной журналистики», «Левада-Центр» и многие другие.

Социология для военных

Например, «Левада-Центр» — это российская негосударственная исследовательская организация, которая проводит социологические исследования в РФ. Однако отличительной чертой опросов центра стали традиционно «плачевные» для России результаты. В частности, согласно исследованиям этой организации, рейтинги доверия народа к власти рекордно низкие, а показатель недоверия граждан к президенту РФ значительно высок.

Интересно, что заказывают подобные исследования зачастую на Западе. Так, NED в своих отчётах упоминает контракты с центром на проведение опросов общественного мнения в РФ перед голосованием в Госдуму и президентскими выборами.


Центр получал средства и от американского Фонда Макартуров на проекты «Мониторинга социально-экономических трансформаций в России» в 2009 году.


Кроме того, в ноябре 2015 года центр снова получал гранты, на этот раз от министерства обороны США. Такие данные указываются на сайтах раскрытия информации о соискателях финансовой господдержки США.


В марте 2017 года Мосгорсуд признал законным включение «Левады-Центра» в реестр «иностранных агентов».

Итак, в большинстве своём российские НКО, которые «строят демократию» и работают с гражданскими активистами, получают финансирование от подконтрольного Госдепу фонда NED и других фондов, таких как Фонд Макартуров.

Кроме того, финансирование идёт из таких правительственных структур, как министерство обороны США и администрация президента США, потратившая с 2009 года свыше $200 млн на развитие демократии, гражданского общества и защиту прав человека в РФ. Об этом рассказывал в 2012 году бывший заместитель госсекретаря США по вопросам Европы и Евразии Филипп Гордон.

Кто ещё заинтересован

Однако заказы российским НКО приходят не только из Вашингтона. Так, например, в преддверии Олимпиады в Сочи в 2014 году британский экс-министр культуры Мария Миллер заявила, что правительство Великобритании выделит дополнительное финансирование ЛГБТ-активистам в России, в частности группе Stonewall.

«Самый эффективный способ поддержки правозащитных групп, в частности групп по защите прав геев, — это работать с такими организациями, как Stonewall, для поддержки их посредством финансирования, чтобы они могли оказывать эффективную помощь и наращивать потенциал на местах, поэтому НПО в России могут стать ещё более эффективными в будущем», — цитировали Миллер местные СМИ.

Стоит отметить, что многие мировые СМИ восприняли этот шаг как провокационный со стороны Великобритании. Однако тема ущемления прав ЛГБТ-сообщества всё же стала одним из основных направлений информационной атаки на российскую Олимпиаду.

Правительство Великобритании также выделяет средства российским НКО, занимающимся проблемами Северного Кавказа. Например, организация «Независимый экспертно-правовой совет» получала от Лондона средства на проект, направленный на «снижение угрозы конфронтации между населением и представителями власти в Дагестане».

«Фонд "Новая Евразия" в 2011-2012 годах на средства посольства Великобритании в Чечне, Ингушетии, Кабардино-Балкарии и на Ставрополье реализовал проект, предусматривающий обеспечение безопасности Великобритании по борьбе с терроризмом и распространением оружия, а также содействие её экономическим интересам за счёт увеличения экспорта и инвестиций… Прошу вслушаться!» призвал Совет Федерации (СФ) ещё в 2013 году генпрокурор Юрий Чайка.

Интересно также, что, по данным «Известий», в 2014 году структурное подразделение ассоциации «Голос» — Межрегиональный общественный фонд развития гражданского общества «Голос-Урал» проводил курс лекций по оказанию давления на власть и по проведению массовых акций протеста. Финансирование этих лекций происходило из Литвы — через некую литовскую турфирму и платёжную систему.

Кроме того, российский генпрокурор Юрий Чайка заявлял о фактах прямого финансирования политической деятельности НКО посольствами Великобритании, США, Бельгии, Нидерландов и Швейцарии.

Несмотря на попытки власти контролировать НКО с иностранным финансированием, значительная часть их деятельности находится в тени. США заявили, что никогда не откажутся от финансирования проектов в РФ.