Междуморье

Как пропаганда Варшавы накачивает образ врага и разоблачает кремлевских пропагандистов.
Альтернативой доминированию Германии в ЕС Междуморье в любом случае не станет.
Войско Польское становится самой сильной армией зарубежной Европы.
Концепция Троеморья строится на антироссийском начале, и Польша будет играть до конца.
Успех или неудача американо-польского геополитического прожектирования будет определяться качеством управленческой элиты Беларуси, а также способностью Москвы строить отношения в Союзном государстве.

Для Союзного государства важно сохранять устойчивость «белорусского балкона» и усиливать его в качестве противовеса польским региональным амбициям.

Наш враг — Запад, не Россия, не Восток.
Евросоюз для PIS — это аватар Германии. Через институты европейской интеграции, по мнению PIS, Польшей пытаются руководить всё те же немцы. 
Сонарики
Т.н. «антибандеровский» закон способен несколько отдалить Варшаву от киевского режима. Однако он едва ли может расцениваться как своеобразный реверанс Польши в сторону Кремля
В самом упрощённом варианте внутриполитический идеологический дискурс в современной Польше основывается на отторжении и «бандеровщины», и условного «коммунизма»
Последние польские законы говорят о том, что мы наблюдаем в действии работу сложного механизма самоутверждения польской нации в непростой для её государственности исторический момент
Польша превращается в анклав американского влияния, но это внутреннее дело Польши. А что касается отношений с Россией, то выбор за Польшей.

По инициативе Польши ЕС не единожды вводил визовый бан для активных участников Союза поляков Беларуси.  

Польша часто вспоминает Катынь, за которую перед ней извинились. А почему бы не вспомнить и Берёзу-Картузскую?

Реанимация Междуморья лишь доказательство того, что генеральная стратегия Запада в отношении России стара как мир.

Как Польша вновь хочет зарабатывать на «отпоре» России.

На самом деле, все исторические обиды Польши по отношению к России, если встать на сторону польской стороны и признать их, должны были быть полностью исчерпаны итогами Второй мировой войны.
Нам надо сесть за стол переговоров и разобраться с нашими отношениями.
Вопрос общей истории может использоваться как для создания устойчивого мира, так и для разжигания различных, мягко говоря, деструктивных настроений.