По результатам выборов в украинский парламент вывод один: «днепропетровским» впервые за 28 лет украинской «независимости» удалось взять всю власть без остатка. Последний раз такое получалось у «днепропетровских» в рамках СССР — у группы товарищей во главе с Леонидом Брежневым. 


Днепропетровские финансово-промышленные группы «Приват» (фронтмен — Игорь Коломойский, политическая личина — «Слуга народа»), «Интерпайп» (фронтмен — Виктор Пинчук, политическая личина — «Голос») и группа Юлии Тимошенко (политическая личина — Блок Юлии Тимошенко) могут даже менять конституцию при желании. Для этого у них достаточно голосов при формировании коалиции.

«Донецких» окончательно вывели из высшей лиги украинской политики. Остались только частно-экономические интересы «донецких» вроде облэнерго и металлургических заводов. Но и этим придётся делиться. «Оппозиционный блок», состоящий из осколков некогда всемогущей Партии регионов, выступавшей политической личиной донецких ФПГ, оказался на свалке политической истории.

Генезис «днепропетровских»

Днепропетровские группы элит сформировались ещё в рамках СССР и всю историю «независимости» пытались сформировать властную монополию. Когда президентом был Леонид Кучма, а премьер-министрами сначала Павел Лазаренко, а затем Валерий Пустовойтенко, им удавалось контролировать исполнительную власть. Но при этом контроля над законодательной веткой власти получить не удавалось — в парламенте приходилось вступать в сложные коалиционные отношения.

Кстати, Виктор Медведчук, на этих выборах пришедший вторым, вышел на политическую орбиту с позиции вице-спикера парламента в тот период, когда Леониду Кучме приходилось делиться властью. Наивысших высот Медведчук, будучи главой администрации президента Кучмы, достиг именно в результате сложных коалиционных раскладов.

Теперь, когда Украина является парламентско-президентской республикой, а днепропетровские ФПГ контролируют и исполнительную, и законодательную власть и выдвинули собственного президента, можно говорить о том, что впервые за всю историю независимости может сформироваться властная монополия.

В прошлый раз близко к монополии власти были «донецкие» 10 лет назад, когда им удалось поставить своего президента Януковича, посадить Юлию Тимошенко и выдавить Игоря Коломойского во внешнюю, а Виктора Пинчука во внутреннюю эмиграцию.

Сегодня у «днепропетровских» стартовые позиции лучше, чем у «донецких» в 2010 году.

Во-первых, у донецких ФПГ больше нет своих политических субъектов из-за того, что в ходе гражданской войны в Донбассе уничтожен электоральный регион-донор.


Ринат Ахметов и фигуры калибром поменьше сохранили капиталы и промышленные активы, но лишены лоббистских возможностей что в исполнительной, что в законодательной власти.

Некоторые «донецкие», такие как Сергей Тарута, примкнули к Юлии Тимошенко, а ФПГ «Индустриальный союз Донбасса» просто прекратила существование. Поэтому стоит ожидать, что клиентелла Рината Ахметова начнёт движение в сторону «днепропетровских», балансируя между Коломойским, Пинчуком и Тимошенко.

Во-вторых, оппозиция больше не представлена влиятельными ФПГ. С одной стороны, «Оппозиционная платформа — За жизнь» Бойко — Медведчука — Рабиновича не имеет чётко выраженного регионального представительства и не контролирует ни одной отрасли украинской экономики, поэтому серьёзно помешать «днепропетровским» эти оппозиционеры не смогут. С другой стороны, оппозиция будет представлена новой ФПГ Петра Порошенко и его «Европейской солидарностью», которая тоже не имеет региональной платформы.

В-третьих, «днепропетровские» продолжают свой блицкриг и уже анонсировали досрочные местные выборы. Это значит, что на втором шаге они будут брать власть на уровне поселковых советов и мэров городов.

Система «днепропетровского» неофеодализма

Чтобы понимать, какая политическая система власти сформируется при президенте Зеленском и союзе ФПГ Коломойского — Пинчука — Тимошенко, надо вспомнить происхождение «днепропетровских». В отличие от «донецких», которые исповедовали административно-командные методы управления, «днепропетровские» являются носителями неофеодального мышления. Это ярко проявилось на парламентских выборах. Оседлав антиистеблишментскую и популистскую волну, «днепропетровские» пошли по пути создания виртуальных кандидатов из «нового поколения». Во власть не пошли обладатели реальной власти — сюзерены пропустили вперёд вассалов, которые выступили тараном по отношению к старым элитам.

«Днепропетровские», в отличие от «донецких», умеют делиться властью и собственностью в интересах долгой игры. Пример Игоря Коломойского, который одновременно конфликтовал со всеми предыдущими президентами, при этом выдвигая из рядов ФПГ «Приват» губернаторов, мэров крупных городов, депутатов всех уровней, и в конце концов спродюсировал появление популистского кандидата в президенты, говорит нам о том, что только у «днепропетровских» есть понимание, как устроена система власти в неофеодальных обществах, где функции государства замещаются системой отношений вассал — сюзерен. Похоже устроена политическая группа Юлии Тимошенко, которая вот уже 10 лет находится на плаву, постоянно привлекая в свои ряды новых союзников из числа региональных элит, которые ищут себе сюзеренов. Корпорация Виктора Пинчука «Интерпайп» является одной из немногих корпораций, которая начала системно вкладываться в диалог с Западом и привлечение европейских и штатовских политиков в качестве лоббистов уже в начале 2000-х, когда это ещё не было мейнстримом на Украине.

В ходе 15-летней борьбы между «донецкими» и «днепропетровскими», которая вышла в острую фазу перед первым Майданом в 2004 году, победителями вышли «днепропетровские». Сегодня им на Украине просто нет альтернативы, поэтому можно прогнозировать, что они взяли власть всерьёз и надолго.

Внешний трек работы с «днепропетровскими»

Вашингтону и Брюсселю будет намного проще работать с «днепропетровскими» в силу понятности их интересов и мотиваций. Ферросплавы, банкинг, трубы и сталь — по всем этим позициям можно открыть зелёный свет на глобальных рынках.

Открытие рынков Евросоюза, США и Канады для сотни украинских предприятий, контролируемых «днепропетровскими», позволит установить с ними понятную систему отношений сюзерен — вассал. Внешняя политика интересует украинские ФПГ в меньшей степени, поэтому «днепропетровские» с радостью поставят на должность главы МИД лояльного Вашингтону и Брюсселю 30-летнего питомца Сороса или USAIDа, обменяв внешнеполитическую лояльность на персональные гарантии и бизнес-преференции.

А вот Москве будет сложно в силу того, что никаких рычагов влияния на «днепропетровских» у неё нет. Можно договариваться, но, кроме скидок на газ, полезных металлургическому лобби, предложить нечего. Поэтому, скорее всего, в отношениях между Киевом и Москвой наступит период восстановления экономических связей без политических контактов. «Днепропетровские» будут стараться вести диалог по интересующим отраслям (трубы, металлопрокат, машиностроение, пищевая промышленность) и предоставлять взамен аналогичные преференции для российских компаний на внутреннем рынке Украины (в основном нефтегазовая отрасль). Однако такое восстановление отношений не в интересах России, которая только начала полноценно импортозамещать зависимость от украинских смежных производств и поставщиков.

Поэтому Москве, связанной политическими обязательствами с группой Медведчука, придётся продолжать поддерживать мятежные республики Донбасса и привлекать украинских граждан на ПМЖ в РФ.

В общем, у «днепропетровских» чистая игра, Вашингтон с Брюсселем при своих, Москва — пас и хорошая мина при плохой игре.