Междуморье

Как правильно измерять уровень адекватности правящих элит Польши.
Как пропаганда Варшавы накачивает образ врага и разоблачает кремлевских пропагандистов.
Альтернативой доминированию Германии в ЕС Междуморье в любом случае не станет.
Войско Польское становится самой сильной армией зарубежной Европы.
Концепция Троеморья строится на антироссийском начале, и Польша будет играть до конца.
Успех или неудача американо-польского геополитического прожектирования будет определяться качеством управленческой элиты Беларуси, а также способностью Москвы строить отношения в Союзном государстве.

Для Союзного государства важно сохранять устойчивость «белорусского балкона» и усиливать его в качестве противовеса польским региональным амбициям.

Наш враг — Запад, не Россия, не Восток.
Сонарики
Т.н. «антибандеровский» закон способен несколько отдалить Варшаву от киевского режима. Однако он едва ли может расцениваться как своеобразный реверанс Польши в сторону Кремля
В самом упрощённом варианте внутриполитический идеологический дискурс в современной Польше основывается на отторжении и «бандеровщины», и условного «коммунизма»
Последние польские законы говорят о том, что мы наблюдаем в действии работу сложного механизма самоутверждения польской нации в непростой для её государственности исторический момент
Евросоюз для PIS — это аватар Германии. Через институты европейской интеграции, по мнению PIS, Польшей пытаются руководить всё те же немцы. 
Польша превращается в анклав американского влияния, но это внутреннее дело Польши. А что касается отношений с Россией, то выбор за Польшей.

По инициативе Польши ЕС не единожды вводил визовый бан для активных участников Союза поляков Беларуси.  

Польша часто вспоминает Катынь, за которую перед ней извинились. А почему бы не вспомнить и Берёзу-Картузскую?

Реанимация Междуморья лишь доказательство того, что генеральная стратегия Запада в отношении России стара как мир.

Как Польша вновь хочет зарабатывать на «отпоре» России.

На самом деле, все исторические обиды Польши по отношению к России, если встать на сторону польской стороны и признать их, должны были быть полностью исчерпаны итогами Второй мировой войны.
Нам надо сесть за стол переговоров и разобраться с нашими отношениями.