Санкционные войны

Выживание под санкциями становится уже не технологическим, а психологическим вопросом.

Почему российским чиновникам не нравится белорусское молоко.
Какие противоречия вскрыл молочный межправительственный конфликт.
Почему Лукашенко призвал белорусских аграриев искать замену российскому рынку.
Как Лондон нагнетает антироссийскую истерию, решая внутриполитические задачи.
Германия продолжает зависеть от США и экономически, и политически, и зависимость эта слишком сильна, чтобы её можно было разорвать одним неосторожным шагом американского лидера.
С чего начиналось и во что превратилось олимпийское движение.
Сонарики
Пример Ирана демонстрирует, что санкции могут вводиться на долгие десятилетия. Их отмену не гарантирует ни смена лидеров странах, которые их ввели, ни смена лидеров стран, находящихся под санкциями
Если санкции сильны, социально-экономическое положение ухудшается, и рано или поздно народ начинает уставать и требует смены правителя. Объяснить народу, что это ничего не изменит, невозможно
Для ввода санкций не нужен реальный повод. Поводом может служить что угодно, даже вымышленные обвинения. В США всегда говорят, что «бремя доказательств – на обвиняемой стороне»
Имиджевые и политические подтексты глобального спортивного противостояния.
Чего ждать от персональных санкций против российских элит со стороны США и будет ли это способствовать их национализации.
О возможном выходе России и вступлении Беларуси во Всемирную торговую организацию.
Почему трения элит и проблемы на границе Киргизии и Казахстана угрожают всему ЕАЭС.

Какой опыт стоит перенять России и Беларуси у Ирана.

Почему и зачем глобальные игроки сами инициируют экономические конфликты.
О том, как в Союзном государстве решают вопрос продовольственного суверенитета.
Российская политическая элита попала под санкционное давление на 18 лет позже белорусской, поэтому многие этапы придется проходить в ускоренном темпе.