Санкционные войны

В ЕАЭС решения наднациональных органов надо сделать более значимыми.

Среднее звено госуправления почти не решает в Союзном государстве никаких проблем. А должно.

Механизм разрешения торговых споров должен работать быстро и системно на уровне предприятий и судов.

Через единого трейдера Беларусь и Россия могли бы выходить со своей мясо-молочной продукцией на рынки третьих стран.

Чем дольше Россия будет молчать в ответ на санкции, тем больше давления на неё будут оказывать.

Никто не компенсирует европейским поставщикам потерю российского рынка.

Во внешней политике России надо больше внимания уделять своему ближнему окружению.

Санкции в отношении России сказываются и на работе белорусских предприятий.

Сонарики
Пример Ирана демонстрирует, что санкции могут вводиться на долгие десятилетия. Их отмену не гарантирует ни смена лидеров странах, которые их ввели, ни смена лидеров стран, находящихся под санкциями
Если санкции сильны, социально-экономическое положение ухудшается, и рано или поздно народ начинает уставать и требует смены правителя. Объяснить народу, что это ничего не изменит, невозможно
Для ввода санкций не нужен реальный повод. Поводом может служить что угодно, даже вымышленные обвинения. В США всегда говорят, что «бремя доказательств – на обвиняемой стороне»

Зачем вести себя внутри ЕАЭС так же, как инициаторы санкций извне?

Выживание под санкциями становится уже не технологическим, а психологическим вопросом.

Почему внутренние проблемы российского молочного рынка решают за счёт белорусских производителей.

Почему российским чиновникам не нравится белорусское молоко.
Какие противоречия вскрыл молочный межправительственный конфликт.
Почему Лукашенко призвал белорусских аграриев искать замену российскому рынку.
Как Лондон нагнетает антироссийскую истерию, решая внутриполитические задачи.
Германия продолжает зависеть от США и экономически, и политически, и зависимость эта слишком сильна, чтобы её можно было разорвать одним неосторожным шагом американского лидера.