Гибридные войны

Передел Ближнего Востока не завершён.

Почему украинские и российские медиа одинаково освещают тему авиаудара США в Сирии.

Как пропаганда вражды и скрытая манипуляция сознанием взращивают экстремистские силы.
Зачем националистическая и прозападная оппозиция прибегает к травле и запугиванию идеологических оппонентов.

Как «Наша Нива» и другие оппозиционные медиа провоцируют религиозный раскол.

Выбор стоит между прямой авторитарно-запретительной моделью и чрезвычайно вязкой моделью со скрытой цензурой и политикой информационного фреймирования.
Почти половина подростков в интернете сталкивается с кибербуллингом. Это иногда приводит к очень плачевным последствиям.
Сонарики
У России есть все возможности занять своё достойное место на рынке частных военных компаний, выход на этот рынок является стратегической задачей государства
Исходя из военно-политических и экономических целей своего государства, ЧВК должны и могут действовать только в двух направлениях: международный рынок охранных услуг и армейские подряды
В интересах национальной безопасности России деятельность ЧВК может быть востребована в таких регионах, как Северный Кавказ, Закавказье, Средняя Азия, Ближний Восток

О радикальных польских законах как механизмах укрепления национальной аутентичности.

Почему российские частные военные компании должны и могут занять лидирующие позиции на миллиардном охранном рынке.
Нужны ли союзные ЧВК и какие задачи они смогут решать?
Почему стремительная милитаризация обеспечивает шаткий баланс сил.
Использование ЧВК в военных конфликтах — оправданная и эффективная мера разрешения споров, давно и надолго находящихся вне поля дипломатического дискурса.

Почему Минску удаётся «замораживать» конфликты на постсоветском пространстве.

О высокой боеспособности вооружённых сил Беларуси и России красноречиво свидетельствуют прошедшие учения «Запад-2017».

Информационные технологии становятся одним из основных элементов гибридной войны. Показатель этого — создание бригад психологических операций, киберцентров и т. д.