Союзное небо

Из Минска можно будет улететь в Ростов-на-Дону и Казань.
В последние годы наша страна предпринимает все усилия для того, чтобы продлить ресурсы самолёта Ан-124.
В 2000-х рост цены на нефть заставил большинство российских авиакомпаний в массовом порядке списать воздушные суда отечественного производства.
России надо выходить на западные рынки, на рынки Юго-Восточной Азии.

Почему Беларусь и Венгрия делают ставку на легендарные Ми, но на мировом рынке Россию теснят США и Китай.

В реальные планы по модернизации Ан-124 вмешалась политика: в силу известных событий работы по созданию нового привлекательного «лица» «Руслана» прекращены.
В ближайшем будущем этот самолёт-амфибию можно будет оборудовать медицинскими модулями и задействовать для эвакуации пострадавших.
Перспективные тенденции развития гражданской авиации на евразийском пространстве.
Сонарики
Развитие лоукостеров стало возможным благодаря снижению затрат на топливо, персонал и обслуживание за счёт внедрения и использования современных узкофюзеляжных самолётов
В ближайшие 20 лет пассажиропоток на территории Евразийского пространства будет постоянно расти, что определит рост потребности в узкофюзеляжных самолётах, приведёт к увеличению конкуренции лоукоста
Крамник: SSJ-100 - очень большое достижение. Но его все таки мало для того, чтобы говорить о возрождении российского гражданского самолетостроения. Эта отрасль в тяжелом состоянии
В мировой авиационной промышленности действует конкурентный рынок, на котором доминирует ограниченное число субъектов.
Развитию авиации в Союзном государстве должен быть предоставлен самый высокий приоритет.
Мы должны серьёзно относиться к сотрудничеству с Китаем в области авиастроения. 
Отрасли требуется порядка 18–23 миллиардов рублей.

Сегодня у «Белавиа» и Национального аэропорта «Минск» основной транзитный поток — между Украиной и Россией.


Развитие любой сферы начинается не просто с образования, а с мотивации учеников.

Далеко не все жители районов вокруг Минска знают о столичном аэроклубе.  

Почему мы летаем на самолётах Boeing и Airbus, а не на машинах Сухого и Туполева.