Религия в XXI веке

Между модой на ретро и откатом к варварству.
Как разрушалась советская гражданская идентичность и во что верят в бывшем СССР.
Как развивались отношения власти и православной церкви.
Если раньше отношения между РПЦ и УПЦ имели федеративный характер, то теперь он становится конфедеративным.
Церковь остаётся последним инструментом, связывающим территорию Украины и людей, а также обеспечивающим стабильность и реинтеграционный механизм с Крымом и Донбассом. 

Органы власти используют православие как дубинку и могут даже и не спрашивать церковь. 

Влияние церкви на государство, за которое оно сегодня критикуется, является вполне естественным.

Территория, на которой находится современная Беларусь, традиционно и исторически поликонфессиональная.

Сонарики
Постсоветский период сопровождался распадом советской идентичности и проходил параллельно с масштабной антисоветской пропагандой, развернувшейся в большинстве бывших союзных республик
В 1991 году жители УССР и РСФСР определяли себя как граждане общего государства примерно в 40% случаев, в то время как жители БССР — в 70%. Впоследствии это различие в идентичности сохранилось
Православие не смогло сыграть той консолидирующей роли между Украиной и Россией, какую православию обычно приписывали в рамках концепции Русского мира

Беларусь представляет собой очень правильную модель взаимодействия между самими религиозными конфессиями и государством в целом.

Православные меценаты в Беларуси и России есть, но церковных грантовых площадок пока немного.

Объединяющая роль православия для части постсоветских стран и бывшего соцлагеря очевидна, но недостаточно используется.

Возвращение униатов в XIX веке в православие было подготовлено главным образом самим униатским духовенством. Оно было обеспокоено угрозой поглощения латинством.

До грехопадения человек воспринимал мир в настоящем, а уже после грехопадения мы стали видеть длительность и последовательность.