Социальные трансформации

С неонацизмом начали заигрывать задолго до свергнутого бандеровцами президента Виктора Януковича ввиду бедности украинской национальной идеи.
Обе страны оказываются втянутыми в «цепь войн памяти», охвативших Восточную Европу. 
Правильнее было бы говорить о национальном патриотизме, это будет более терминологично, чем если говорить о национализме со знаком «плюс» и со знаком «минус». 
Сама политика правительств Литвы, Польши, Украины исходит из националистической идеологии. 
Окончательный развал Украины и потеря новых территорий в пользу соседей — дело не очень быстрое.
Катастрофа Украины в том, что там нет левых движений, способных дать населению внятную альтернативу фашизму.
Почему пора прекратить переименовывать улицы и города.
«Звёздные войны» — ошибка Рональда Рейгана, которая могла принести Советскому Союзу победу в холодной войне.
Сонарики
100 лет назад на территории современной Молдавии на обломках Бессарабской губернии возникла Молдавская демократическая республика (МДР), которая оказалась таким же политическим фантомом, как и БНР
Для белорусских националистов БНР — это красивый и привлекательный миф, нечто, что не удалось реализовать из-за внешнего вмешательства, тогда как для националистов МДР и уния с Румынией — реальность
Молдавский националист — румынский ирредентист, сторонник создания Великой Румынии. Вероятно, если бы не создание БССР, современный белорусский националист был бы сторонником присоединения РБ к Польше

Национализм обращается к прошлому, архаике, даже образы будущего в нём носят шизофренический характер.

Русские — это больше, чем россияне: это все люди в России и за её пределами, которые считают себя людьми русской культуры.
О противопоставлении как инструменте переформатирования украинской нации.
Как национализм может привести к полной утрате суверенитета.
История древнего мира с параллелями в современной эпохе.
Выбор стоит между прямой авторитарно-запретительной моделью и чрезвычайно вязкой моделью со скрытой цензурой и политикой информационного фреймирования.
Как социология видит ценностный разрыв поколений.
Как исправить ошибку прошлого поколения, ввести школьные уроки рационального потребления и построить общество без брендов.