Гибридные войны

Информационные технологии становятся одним из основных элементов гибридной войны. Показатель этого — создание бригад психологических операций, киберцентров и т. д.

Исследование о военно-технических и политических победах России в Сирии.
Какой позитивный союзный опыт необходимо использовать в 2018 году.
Исследование к 100-летию ВЧК об эволюции национальных органов госбезопасности независимых республик.

По каким методичкам работает рупор западной пропаганды.

Как Запад работает в республике через сеть НКО.
Как действует USAID и почему в США хотят сократить расходы на продвижение демократии.
Зачем Запад инвестирует во все возможные формы протеста.
Сонарики
После присоединения Крыма к РФ изучение истории крымских татар получило новый уровень актуальности. Иностранными гос-вами активно используется крымско-татарский вопрос в качестве дестабилизирующего фактора РФ
Новое правительство Армении формально выступает за укрепление отношений с Россией и акцентирует важность присутствия в Армении её военной базы, но на внутреннем информполе начало антироссийскую кампанию
Правительство Израиля решило применить ЧВК внутри государства. Однако применение ЧВК внутри государства в Израиле быстро обрело свои особенности, первый опыт оказался неудачным.
Как скандал с выступлением в Бундестаге актуализировал проблему слабости «мягкой силы» России.
Почему победа над террористами — лишь первый шаг к восстановлению мира в регионе.
Американская информационная машина отлично смазана и отлажена.
Интересы и тактические задачи России и Беларуси после краха государства на Украине.
«Запад 2017»  ответ на новый характер внешних угроз.
Почему количество военных баз США растет, но наши и китайские учения все равно считаются "угрозой".
Почему политическая, экспертная и медийная коммуникация России и Беларуси должна проходить по особым правилам.