Заседание Высшего Евразийского экономического совета, прошедшее в Санкт-Петербурге 6 декабря помимо собственно итогов примечательно своим медиа-эхом. Оно – уменьшенная копия отражения в СМИ интеграционных процессов на постсоветском пространстве. На саммите был подписан ряд довольно важных документов, между тем СМИ заняты обсуждением следующих вещей: 

  1. Что же именно президент Беларуси Александр Лукашенко наговорил президенту РФ Владимиру Путину.
  2. Как Лукашенко потом за это извинялся.

Т.е. как обычно обсасываются какие-то чисто рабочие моменты, ситуативные конфликтные ситуации вместо анализа наиболее важных последствий случившегося.

Итак, к итогам. Во-первых, на саммите было подписано временное соглашение о создании зоны свободной торговли ЕАЭС-Иран. Само соглашение было подписано ещё в мае этого года на экономическом форуме Астане, а 6 декабря состоялась его ратификация. Теперь в течение 3 лет стороны должны подписать постоянно действующее соглашение.

Для России и Беларуси оно означает в первую очередь участие в иранских нефтегазовых проектах, тем более, что в условиях возобновления санкций Иран явноя будет испытывать нехватку  партнёров.

«Сейчас в соглашение включен первоначальный перечень товаров, по которым ввозные пошлины во взаимной торговле будут снижены или устранены после вступления в силу соглашения. Охват соглашения – 50% объема взаимной торговли», – пояснял в мае председатель коллегии Евразийской экономической комиссии Тигран Саргсян. Будем надеяться также, что ратификация соглашения придаст импульс ещё одному российско-иранскому долгострою – проекту энергомоста в Иран.

Также Владимир Путин напомнил, что в настоящее время ЕАЭС ведёт переговоры по торговым соглашениям ещё с рядом стран (Израиль, Сингапур, Египет, Сербия, Индия). Вступило в силу и торгово-экономическое соглашение о сотрудничестве между ЕАЭС и КНР (оно также подписывалось в Астане), цель которого – сопряжение евразийской интеграции и инициативы КНР «Один пояс – один путь».

О споре мы также вспомним.


Его суть сводится к уже известной теме: созданию общих для ЕАЭС энергорынков, а вернее длительности этого процесса. мы уже неоднократно указывали на это как на слабость ЕАЭС, поскольку ЕС в своё время начинал как раз с объединения угля и стали (ЕОУС) – т.е. в первую очередь объединялись сырьевые и энергетические рынки. Однако смягчить этот упрёк можно тем фактом, что ЕОУС, как и план Маршалла был готовым и навязанным решением: собственно первый был продолжением второго. А это как раз легко – интегрироваться, когда всё самое сложное за тебя уже решили.  

Сразу скажем, что вопросы энергорынков на саммите в Санкт-Петербурге обсуждались. Но лишь этапно: зафиксировали достигнутое, наметили планы на будущее. Поэтому такие пикировки мы будем наблюдать ещё не раз, ведь прогнозный срок создания общего рынка газа – середина 2020-х.

Кстати вице-премьер Беларуси. Игорь Петришенко несколько сгладил напряжённость, указав, что «Беларуси нужны не низкие цены на российский газ, а создание равных условий для субъектов хозяйствования».


Ну а в целом тему извинений закрыла пресс-секретарь президента РБ Наталья Эйсмонт: «Президенты в ходе заседания детально обсуждали повестку дня – цифровизацию, устранение барьеров, нефтегазовые вопросы… Понятно, что была дискуссия, порой серьезная... насколько я знаю, перепалка была очень серьезная. За что потом извиняться пришлось всем перед всеми. Шквал эмоций был такой, что друг перед другом извинялись все лидеры».

Извинения заслонили важный момент – договор о создании товарных знаков ЕАЭС. Он, в свою очередь, стал продолжением соглашения о маркировке товаров в ЕАЭС. Производителям больше не придётся регистрировать товарные знаки в 5 странах-членах Союза. Достаточно будет одной регистрации – в любой из стран. И благодаря статусу товарного знака ЕАЭС она будет признаваться во всех остальных государствах Союза.


Раз есть общая маркировка и система отслеживания происхождения, есть общий товарный знак, логично, что бы была и общая платёжная система. Таокго соглашения пока нет, но ЕЭК такую возможность взялась изучить.


Ну и, наконец, ещё один итог саммита. Накануне его начала было заявлено, что кандидатура нового генсека ОДКБ обсуждаться не будет. Однако обсудить проблему всё-таки успели. Как сообщает «Коммерсант», ссылаясь на слова Лукашенко, следующим генсеком организации будет всё-таки представитель РБ. Впрочем, большой сенсацией это не стало.