Сегодня вокруг георгиевской ленточки ведутся жаркие споры. Одни видят в ней проявление «имперской идеи». Другие — символ противостояния фашизму в годы Второй мировой войны.

Исторически же георгиевские награды давались прежде всего за доблесть на полях сражений…

Полные кавалеры

Военный орден Святого Великомученика Георгия был утверждён Екатериной II в ноябре 1769 года. Орденом Георгия высшей I степени в 1770 году первым наградили генерала Петра Румянцева. Вместе с орденом победитель турок при Ларге и Кагуле получил графское звание и имение Гомель. Всего Пётр Румянцев был удостоен трёх степеней ордена Святого Георгия.


Князь Иван Паскевич-Эриванский.

Другой владелец Гомельского имения Иван Паскевич стал одним из четырёх полководцев Российской империи, пожалованных орденом Св. Георгия всех четырёх степеней. Первый орден он получил в 1810 году, командуя при осаде Варны Витебским пехотным полком. Георгия 3-й степени Паскевичу вручили уже в следующем, 1811 году под Рущуком. В 1827 году за взятие Эривани (Еревана) Иван Паскевич становится графом и кавалером Георгия 2-й степени. За взятие Эрзерума граф Эриванский был пожалован 1-й, высшей степенью ордена Святого Георгия. Но свою военную славу князь Паскевич в значительной мере утратил в проигранной Крымской войне 1853–1856 годов…

«Особливым каким мужественным поступком…»

Одним из самых выдающихся георгиевских кавалеров из Беларуси стал капитан-лейтенант Александр Казарский. Он родился в Дубровно под Оршей, в бедной дворянской семье. Честная служба — единственное, что оставалось юноше. 14 мая 1829 года 20-пушечный бриг «Меркурий» под командованием Казарского встретился с двумя турецкими линейными кораблями, по артиллерийскому вооружению в 10 раз превосходившими русских! Казарский положил пистолет у порохового погреба, чтобы в случае невозможности продолжать бой взорвать бриг вместе с турками. В ответ на первые неприятельские залпы капитан сказал команде: «Ничего, пускай пугают — они везут нам Георгия...» Командир корабля лично стал к пушке и вёл огонь.


Иван АйвазовскийБриг «Меркурий», атакованный двумя турецкими кораблями, 1892 г.

На «Меркурии» трижды начинался пожар, и турецкие команды уже готовились к абордажу. Но бриг удачно маневрировал и вёл огонь из своих скорострельных карронад с обоих бортов. И случилось невозможное… Такелаж и рангоут на обоих турецких линкорах был разнесён в клочья меткими выстрелами русских канониров, и османы вышли из боя. За беспримерный подвиг Казарский был награждён Георгием 4-й степени, а в его родовой герб было включено изображение турецкого пистолета. Вся матросы «Меркурия» были награждены Георгиевскими крестами, в 1807 году введёнными как знак отличия ордена для «нижних чинов». Бриг «Меркурий» получил 155 пробоин и Георгиевское знамя.


Капитан-лейтенант Александр Казарский.

Характерно, что во время боя на одном из османских кораблей находилась команда фрегата «Рафаил», сдавшаяся ранее без боя. Первый случай в истории российского флота! По иронии судьбы, отдавший врагу корабль капитан 2-го ранга Стройников командовал «Меркурием» перед Казарским. Командующий Черноморским флотом Алексей Грейг всех офицеров и каждого десятого по жребию матроса с «Рафаила» приговорил к смерти. Царь Николай команду «простил», только капитана Стройникова отправил в Бобруйскую крепость.

Но и храбрый и честный «комбриг» Казарский пришёлся не ко двору коррумпированным чиновникам, переполнявшим царскую империю. В 1833 году капитан 1-го ранга Казарский был отправлен для проведения ревизии флотских складов в Николаеве. Здесь его отравили, предположительно, в результате заговора капитан-командора Михайлова и николаевского полицмейстера Автономова. Отравителей-коррупционеров не смутило и то обстоятельство, что Казарский к этому времени входил в свиту самого Николая I. Впрочем, у этой истории могли быть и более глубокие подводные течения.


Памятник Александру Казарскому в Севастополе.

Бескомпромиссного героя могли направить из Петербурга с проверкой специально, чтобы найти компромат на командующего Черноморским флотом. Адмирала Грейга подозревали наверху в саботаже готовящейся Босфорской экспедиции. Грейг в итоге всё же ушёл в отставку, а буквально распадающееся на куски от мышьяка тело Казарского предали земле. Материалы следствия легли под сукно. Гибель героического командира «Меркурия» символически предсказал лично знакомый с ним Александр Пушкин.

Белорусские георгиевцы

В октябре 1854 года в Крыму под Балаклавой разгорелось одно из самых известных в мире кавалерийских сражений. Русской конницей в «долине смерти» командовал генерал Иван Халецкий. Он происходил из белорусско-татарского рода, чьё фамильное имение Хальч находится под Гомелем, служил в лейб-гвардии в Гродненском гусарском полку вместе с великим русским поэтом Михаилом Лермонтовым. В 1847 году за выслугой лет Халецкий был награждён Георгием 4-й степени. А вскоре генералу довелось скрестить клинок в настоящем бою. В сражении под Балаклавой британский драгун выбил у Халецкого саблю из рук, и от смерти генерала спас только верный ординарец унтер-офицер Пивенко. Гусарской бригаде Ивана Халецкого пришлось отступить под ударом тяжёлой кавалерии британцев.


Балаклавский бой.

Но в скором времени и весь цвет британской конницы полёг в Балаклавской долине — после самоубийственной атаки на русскую артиллерию и под пиками и саблями наших улан. Среди последних был и эскадрон Литовского уланского полка. В последующем гусарские офицеры сбросились и купили своему командиру новую, богато украшенную в восточном стиле серебряную саблю. Кстати говоря, кроме орденов и крестов, в российской армии офицеров награждали ещё и золотым Георгиевским оружием. Ныне златоустовский клинок Халецкого хранится в Государственном историческом музее в Москве. Но шляхетское происхождение и воспитание в духе польского патриотизма всё же взяли своё — в 1863 году Иван Халецкий перейдёт на сторону повстанцев варшавского Жонда.

Но вот другой белорусский шляхетский род верно служил своей новой родине. Уже в конце XVIII века витебский шляхтич Иосиф Гурко-Ромейко был поручиком лёгкой «пятигорской» конницы на русской службе. Его сын Владимир Гурко, участник войны 1812 года, примкнул к Военному обществу декабристов. Сосланный на Кавказ, воевал там под началом Паскевича и за штурм Эривани получил Георгия 4-й степени. Свои взгляды, видимо, поменял и за участие в подавлении польского восстания в 1831 году был награждён 3-й степенью ордена.

В военной истории России видное место занял его сын Иосиф Гурко. В 1877 году за взятие Шипки и 1-й переход через Балканы генерал-лейтенант Иосиф Гурко получил орден Святого Георгия 3-й степени. За 2-й поход через Балканы в тяжелейших зимних условиях, закончившийся у стен Константинополя, Гурко в 1879 году был награждён Георгием 2-й степени.


Генерал Иосиф Гурко.

Генерал Артур Непокойчицкий, родом из белорусской шляхты, первого Георгия 4-го класса получил просто за выслугу лет. За русско-турецкую войну 1877–1878 годов ему дали ещё две степени этого ордена, несмотря на пассивность в качестве начальника штаба Дунайской армии и обвинения в интендантских аферах.

Больше всего своих солдатских, политых кровью и потом крестов белорусы получили на полях Первой мировой войны. Характерно, что это была самая «демократическая» награда — во многих случаях солдаты сами решали, кому в роте достанется заветный «Егорий». Витебскому исследователю Борису Матвееву удалось собрать разрозненные сведения о 55 полных георгиевских кавалерах-белорусах. Медсестра с Могилёвщины Евдокия Бельская получила три «Георгия»! На поле боя, когда у неё кончились перевязочные материалы, Евдокия разорвала своё платье, чтобы остановить кровь раненым. Донат Макиёнок из-под Верхнедвинска стал воздушным асом, сбил 9 вражеских самолётов и сбежал из плена… на аэроплане. Макиёнок был награждён Георгиевским крестом 4-х степеней и Орденом Святого Георгия 4-го класса. К сожалению, после революции Донат продолжил свою службу в польской авиации. Был замучен нацистами в лагере Аушвиц-Биркенау в 1941 году.

А вот георгиевский кавалер Евдокия Бельская стала на сторону революции, спасала раненых красноармейцев 16-й армии, воевавшей в Беларуси с поляками. В годы Великой Отечественной войны героическая медсестра снова в армии, с 1-м Украинским фронтом дошла до Чехословакии.


Медсестра Евдокия Бельская.

Четыре Георгиевских креста получил на кровавых полях русско-японской и Первой мировой войны уроженец Витебской губернии Сидор Казачёнок. В годы гражданской и Великой Отечественной войн он сражался в рядах Красной армии и был награждён двумя орденами Красного Знамени. А его младший брат Алексей Казачёнок тоже стал полным георгиевским кавалером. Первую мировую войну он встретил в крепости Осовец Гродненской губернии. За участие в мужественной обороне Осовца разведчик Казачёнок получил три Георгиевских креста, четвёртый — за тяжёлые бои в Карпатах.

Георгиевским оружием с бриллиантами в Первую мировую был награждён уроженец Гродненщины генерал Платон Лечицкий.

Последним в Российской империи, в 1916 году, Георгия 2-й степени получил генерал Николай Юденич. Один из будущих лидеров белогвардейского движения был родом из минской шляхты. В годы гражданской войны Северо-Западная Белая армия Юденича была разбита Красной Армией, а сам он — арестован своим взбунтовавшимся подчинённым и земляком Станиславом Булак-Балаховичем. Знают ли белорусские поклонники Балаховича, что и будущий «батька Булак», бывший лейб-улан, тоже носил Георгиевскую медаль и Георгиевский крест?

Советский Георгий

Георгиевские кавалеры участвовали в гражданской войне с обеих сторон. В Белой армии — генерал Владимир Май-Маевский из мелкой могилёвской шляхты, прототип белогвардейского командующего в фильме «Адъютант его превосходительства». Генерал Сергей Войцеховский был родом из Витебска, но командовал чешскими легионами в Сибири.

А вот другой уроженец Витебщины, генерал-майор Александр Соболев, георгиевский кавалер и герой Брусиловского прорыва, добровольно пошёл в Красную Армию. В 1919 году был награждён орденом Красного Знамени. Попав в плен, Александр Васильевич отказался перейти на сторону белых и был расстрелян.

Генерал-майор Александр Соболев.

Такую же судьбу повторил и вступивший в РККА генерал-майор и георгиевский кавалер Антон Станкевич из дворянского рода Гродненской губернии. Взятому в плен, ему предложили перейти на сторону белых и даже принесли генеральский мундир с наградами. Мужественный военный отказался, как и от предложения «комфортной» дипломатической должности за границей. На эшафот он взошёл в форме простого красноармейца и сам надел петлю. Антон Станкевич был посмертно награждён орденом Красного Знамени и единственный из старых генералов похоронен у Кремлевской стены.

Очевидно, что подавляющее большинство обладателей Георгиевских крестов и медалей воевали в рядах Красной Армии. Множество георгиевских кавалеров в гражданскую и Великую Отечественную были удостоены высших наград Советского Союза.

Уроженец Рогачёвщины Борис Горбачёв в царской армии был унтер-офицером лейб-гвардейской кавалерии, заслужил Георгиевский крест. В Красной Армии стал командиром бригады Первой Конной армии, командующим Уральским военным округом. Борис Горбачёв был трижды награждён высшей советской наградой того времени — орденом Красного Знамени. Командир 27-й Омской дивизии имени Итальянского пролетариата Иосиф Блажевич имел в старой армии звание подполковника и Георгиевское оружие. Белорус Блажевич стал одним из создателей советского ПВО. Георгиевский кавалер Анатолий Ставенков с Могилёвщины дослужился в Советской Армии до звания генерал-майора, был помощником командира корпуса, Карп Готовский с Полотчины стал командиром гвардейской танковой бригады.

Уроженец Кормы Гомельского уезда Алексей Терешков на фронтах империалистической войны получил три Георгиевских креста и три Георгиевские медали. В 1945 году генерал-лейтенант Алексей Терешков стал Героем Советского Союза, был награждён двумя орденами Ленина, двумя — Красного Знамени, орденами Суворова и Кутузова II степени. Три Георгиевских креста имел Минай Шмырёв, знаменитый партизанский комбриг, Герой Советского Союза. Считается, что «Святой Георгий» спас будущего батьку Миная от расстрела, когда в 1916 году на фронте он ответил на рукоприкладство офицера.


Партизанский комбриг Минай Шмырёв.

По-разному сложилась судьба потомков георгиевских кавалеров. Так, отпрыски рода Халецких оказались на Украине. В 2000-х годах некто из них приезжал в бывшее имение в Хальч, обещал даже содействие в его ремонте. А вот «наследник Паскевичей», явившийся в гомельский дворец генерал-фельдмаршала, оказался, скорее всего, «сыном лейтенанта Шмидта». Точнее, самозванцем. Детей у последних гомельских Паскевичей не было. А вот георгиевский кавалер Иосиф Гурко имел шесть сыновей. Василий Гурко командовал Особой армией во время Брусиловского прорыва и не очень удачно шесть раз штурмовал Ковель. В эмиграции он присоединился к белогвардейскому движению. В Белой армии служил и другой его сын — Дмитрий Гурко. Но вот лейтенант Николай Гурко, проигравшись в карты, пытался ограбить купца, был арестован и покончил с собой. Евгений Гурко погиб на дуэли. Дочь георгиевского кавалера и красного комкора Бориса Горбачёва, трагически погибшего в 1937 году, Лора Горбачёва в 80-е годы проживала в Москве. Научные сотрудники Гомельского областного краеведческого музея вели с ней переписку.

День Святого Георгия 26 ноября отмечался георгиевскими кавалерами и частями, награждёнными Георгиевскими знамёнами и другими знаками отличия. Этот день также считался полковым праздником 160-го пехотного Абхазского полка, стоявшего до начала Первой мировой войны в Гомеле. Сегодня он празднуется как день освобождения Гомеля — именно 26 ноября 1943 года войска Белорусского фронта Константина Рокоссовского освободили этот первый областной центр Беларуси. Маршал Советского Союза Рокоссовский, ныне являющийся почётным гражданином Гомеля, во время службы в Каргопольском драгунском полку тоже получил Георгиевский крест и три Георгиевские медали.

Во время Великой Отечественной войны все георгиевские награды были негласно разрешены к ношению вместе с советскими орденами и медалями. Солдатский «Георгий», безусловно, обрёл вторую жизнь в ордене Славы — в одной из самых почётных боевых наград Красной Армии. «Славу», как и Георгиевский крест, можно было заслужить только храбростью и верностью солдатскому долгу на поле боя…