Каждую весну в Латвии проводится марш в память о легионерах СС, который вызывает резонанс за пределами балтийской республики, а особенно в России. Не менее остро РФ реагирует на прославление бандеровцев на Украине и «лесных братьев» в Литве. А вот Польша привлекает гораздо меньше внимания, хотя у её властей есть своя националистическая игрушка — «проклятые солдаты».

Ударение в слове «проклятые» ставится на первый слог, также употребляются определения «отверженные», «несломленные» или «непокорённые солдаты». Эти пафосные названия служат для обозначения участников антисоветских вооружённых формирований, действовавших в Польше после освобождения её Красной армией и в первые послевоенные годы.

Культ «отверженных» начал складываться в Речи Посполитой ещё в 90-е, но в последнее время он приобрёл невиданный доселе размах. В качестве примера можно привести недавний День памяти «проклятых солдат», отмечавшийся 1 марта.

«Бог, честь, отчизна»

Торжества проводились по всей стране, и участие в них принимали политики самого высокого ранга.


Так, президент Анджей Дуда прибыл в город Высокие Мазовецкие и почтил капитана Каменского, являющегося одним из наиболее известных «непокорённых».

Параллельно в Варшаве от имени главы государства был возложен венок к месту, где ранее находилась тюрьма, чьими заключёнными являлись «проклятые». Затем президент вернулся в Варшаву и чествовал героев дня уже в своём дворце. Ну а вечером состоялись митинг и церемония у Могилы неизвестного солдата.

При этом весь день Дуда произносил речи и не жалел ни елея, ни патоки. Из президентских уст то и дело лилось: герои, без них не было бы свободной Польши, ваши заслуги огромны, мы всегда будем помнить и всё в таком же духе. Кроме того, глава государства лично вручил награды нескольким «проклятым».

Под стать Анджею Дуде рассуждал и сенатор от партии «Право и справедливость» Ян Жарынь. Он заявил: «"Проклятые солдаты" являются примером для польского народа». Интересно, что Жарынь по профессии историк и теоретически должен сохранять объективность, избегая столь категорических формулировок, сильно отдающих самой топорной пропагандой. Увы, Жарынь в этом не одинок. Другой историк — Петр Дмитрович, работающий в музее Иоанна Павла II, — дал интервью и поделился сокровенным: по его мнению, «проклятые» не могли жить в несвободном мире и поэтому взялись за оружие.

Коллега Дмитровича, Матеуш Гавлик, сотрудник музея Армии Крайовой, выступил не менее эмоционально. Гавлик сказал: «Они (то есть «проклятые». — Авт.) погибли, потому что никогда не отказывались от мечты о по-настоящему свободной Польше». Его слова распространило католическое Radio Maryja.

Представители церкви тоже не остались в стороне. Епископ Марек Соларчик произнес проповёдь в одном из варшавских костёлов, где сравнил Польшу с храмом, на алтарь которого «проклятые» положили свои жизни, а также завещали нынешнему поколению любить родину. Примечательно, что проповедь была адресована солдатам 1-й Варшавской бронетанковой бригады имени Тадеуша Костюшко.

Много о «несломленных» писали и говорили в СМИ. Ещё накануне Дня памяти официозное Polskie Radio выпустило программу под названием «Проклятые солдаты». Бог, честь, отчизна».

1 марта прошло, однако ничего не закончилось. Официальные лица переключились на другую тематику, но по стране продолжились песенные конкурсы школьников, посвящённые «проклятым», и прочие мероприятия. А в середине апреля Национальный банк Польши сообщил о выпуске очередной памятной монеты из серии «"Проклятые" против коммунистов — несломленные солдаты».

Стоит отметить, что есть в Речи Посполитой люди, которые к истерии вокруг «отверженных» относятся критически. Один из них театральный критик и по совместительству депутат сейма Кшиштоф Мешковский. В прямом эфире телеканала TVP он назвал День памяти «проклятых» вредным праздником, разделяющим общество, и предложил его отменить. Мешковского тут же начал перебивать ведущий передачи, а затем на него набросились присутствовавшие в студии депутаты от правых партий, обвиняя в пропаганде времён ПНР.

Случай с Кшиштофом Мешковским наглядно демонстрирует, что сегодня в Польше о «проклятых» можно говорить только в духе «Бог, честь, отчизна». Иных слов в Речи Посполитой просто не приемлют. Причём в пропагандистской кампании участвуют довольно-таки экзотические персонажи вроде Бавера Аондо-Акаа. Он наполовину нигериец, а наполовину поляк. Этот человек прикован к инвалидному креслу, хотя данное обстоятельство никак не влияет на его активность. Аондо-Акаа борется с феминистками и состоит в партии «Правица Речи Посполитой» (у «Правицы» по одному депутату в сейме и Европарламенте). Кроме того, Бавер большой поклонник «проклятых».


На его странице в «Фейсбуке» можно увидеть их фотографию с подписью «Поляки самого лучшего сорта».

Между войной и молитвой

Теперь заглянем в школьные учебники Речи Посполитой и посмотрим, как подрастающему поколению рассказывают о «проклятых солдатах». После победы «Права и справедливости» на президентских и парламентских выборах и обретения полноты власти в стране партия занялась реформированием системы образования и, в частности, выпуском новых учебников. Они вызвали много нареканий в среде учёных и педагогов.

Профессор Адам Лещинский из столичного университета социальной психологии и гуманитарных наук посвятил учебникам от «Права и справедливости» большую публикацию на сайте polityka.pl.

Лещинский язвительно заметил, что о прошлом своей страны польские дети будут знать следующее: их предки только молились и воевали, а в перерывах жили во дворцах. В реальности, поясняет профессор, подавляющее большинство населения Польши веками занималось крестьянским трудом, а бряцание саблями было забавой исключительно элиты. Но история Речи Посполитой в современном изложении это сплошные герои, восстания и сражения.

В подобную концепцию культ «проклятых» солдат вписывается просто идеально. Если мы откроем учебник по истории для 4-го класса, то увидим, что «несломленным» здесь выделено пять страниц. Это непропорционально много, поскольку в 168-страничную книгу впихнули всю тысячелетнюю историю Польши.

Что же узнает о «непокорённых» десятилетний ребёнок? Во-первых, ему расскажут, что Антигитлеровская коалиция решила судьбу Речи Посполитой без самих поляков, страна стала полностью зависима от СССР, а орёл на гербе утратил корону.


Однако нашлись люди, которые не смогли смириться с такой несправедливостью и стали бороться. Многие из них после жестоких пыток были убиты и похоронены в общих могилах — эти солдаты называли себя «проклятыми».

Во времена ПНР память о них пытались вымарать, родственников лишили возможности приходить на могилы своих близких, самих солдат называли бандитами. Так людей, боровшихся за подлинную свободу Польши, обрекли на забвение.

Это краткое изложение пяти «проклятых» страниц учебника. Дополнением служит рассказ о том, как захоронение «отверженных» на одном из варшавских кладбищ специально превратили в мусорную свалку. Кроме того, для детей подготовлены короткие биографии трёх наиболее известных участников антисоветского подполья.


Среди них Данута Седзикувна — до восемнадцатилетия ей оставалось всего несколько дней, но военный трибунал приговорил девушку к расстрелу. Перед казнью Данута прокричала: «Да здравствует Польша!»

Чтобы закрепить материал, в конце главы четвероклассникам предстоит ответить на несколько вопросов.

Один из них сформулирован так: «1 марта мы отмечаем в Польше Национальный день памяти "проклятых" солдат, подумайте, как вы можете самостоятельно или с одноклассниками и друзьями отметить его». Понятно теперь, откуда берутся детские конкурсы с исполнением песен «непокоренных» — из учебников.

В следующий раз польские школьники изучают «проклятых» уже в 8-м классе. Из учебника следует, что «отверженных» было от 120 до 180 тысяч человек и воевали они 20 лет, то есть до середины 60-х. В боях погибли 20 тысяч, а многих замучили в тюрьмах. Сражались «проклятые» в самой Польше и на Кресах (территориях нынешних Литвы, Белоруссии и Украины, ранее входивших в состав Речи Посполитой). Ну а Кресы были отобраны Советским Союзом.

Так описывает данную страницу истории учебник Малгожаты Ястржембской и Ярослава Журавского. Есть ещё пособие для восьмиклассников автора Томаша Малковского, и эта книга выглядит вопиюще либеральной и почти объективной. Из неё подростки узнают, что «проклятых» насчитывалось всего 80 тысяч и после амнистии 1947 года подавляющее большинство из них сложило оружие. Оставшиеся в лесах продолжили войну, но она имела скорее символическое значение. Здесь объективность заканчивается, и дальше всё идёт по накатанной: террор НКВД, депортации и т. д. Деятельность самих «несломленных» сводится преимущественно к нападению на тюрьмы и концлагеря, освобождению заключённых и защите от облав чекистов.

Помимо пособий для учебных заведений самой Речи Посполитой, в марте нынешнего года увидела свет образовательная платформа для польских школ за рубежом. Называется она «Давно это было». Проект, между прочим, патронируется Сенатом и Институтом национальной памяти. Для преподавателей подготовлен путеводитель по истории Польши, где «проклятым» уделено много внимания — пересказываются биографии известных деятелей подполья (в том числе Дануты Седзикувной), повторяется тезис о забвении во времена ПНР, снова говорится об освобождении узников лагерей. Определённый акцент в путеводителе делается на «проклятых», действовавших на современных землях Белоруссии и Литвы. В целом же «непокорённые» выставляются рыцарями без страха и упрёка.

Ордена за убийства

Отличительной особенностью польских школьных учебников является то, что в них ни слова не сказано о военных преступлениях «проклятых» и геноциде. Естественно, молчит об этом и пропаганда.

Антисоветское сопротивление выросло из так называемого «Подпольного государства». Под ним подразумевается совокупность разнообразных отрядов и групп, действовавших в оккупированной Польше во время Второй мировой войны. Самая известная из них — Армия Крайова (АК). Её принято считать антифашистским формированием, но имели место случаи сотрудничества АК с гитлеровцами. Кроме того, существовали и другие организации вроде Свентокшиской бригады (бригады Святого Креста), не брезговавшей прямым коллаборационизмом — вплоть до предоставления её бойцам статуса добровольцев СС.

Кстати, в 2017-м премьер Речи Посполитой Тадеуш Моравецкий побывал в Германии и возложил цветы на могилы солдат Свентокшиской бригады. Даже на Украине официальные власти воздерживаются от участия в мероприятиях, связанных с дивизией СС «Галичина». Но, как видим, польские политики готовы открыто чтить пособников нацистов.

Когда Красная армия начала освобождать Польшу, АК оказалась в подвешенном состоянии, и 19 января 1945 года её командующий генерал Леопольд Окулицкий отдал приказ о роспуске. В то же время он подчеркнул, что немецких захватчиков сменили советские и борьба не закончена. Многие отряды Армии Крайовой приказ не выполнили и стали воевать с новыми «оккупантами». Так появились «проклятые солдаты». Название им придумали уже в 60-х, и его автором является писатель Ежи Сьляски, сам в юности бегавший по лесам с автоматом.

Поначалу с непримиримым подпольем пришлось воевать войскам НКВД и советским органам госбезопасности. Затем по мере развития силовых структур Польши основная тяжесть борьбы легла на них. По разным оценкам, жертвами противостояния стали 25–30 тысяч человек — мирных жителей, партийного актива, сотрудников милиции и госбезопасности, солдат Войска Польского, а также самих «проклятых». 

Основной расчёт «отверженных» строился на скорую войну между СССР и его западными союзниками по Антигитлеровской коалиции. Она, как известно, не случилась. К тому же правительство народной Польши предприняло ряд мер не только карательного характера, объявив, в частности, амнистию. В итоге после 1947-го сопротивление стало сходить на нет. Наиболее отчаянные из «проклятых» оружия не сложили (последнего из известных подпольщиков ликвидировали вообще в 1963 году), но, в принципе, антисоветское подполье потерпело сокрушительное поражение.

Что касается численности, то наиболее приемлемая оценка — 20 тысяч человек. О каких-то мифических 180 тысячах, попавших в учебники, речь даже не идёт. Вместе с тем за «проклятыми» тянется длинный кровавый след, особенно на Кресах. Несколько примеров.

23 июня 1944 года бойцы 5-й Виленской бригады Армии Крайовой под командованием майора Зигмунта Шенджеляра (псевдоним Лупашко) расстреляли около двухсот жителей литовского села Дубинки, включая женщин и детей. Позднее бригада Шенджеляра одной из первых включилась в борьбу с «советскими оккупантами».

6 июня 1945 года отряд «несломленных» капитана Мечислава Паздерского (псевдоним Шарый) зверски замучил 149 украинцев из села Верховины. Несчастных убивали не только из огнестрельного оружия — в ход пошли ножи, топоры и дубинки.

Акты геноцида происходили не только на восточных границах Польши, но и на южных. В словацких сёлах мрачную известность приобрёл отряд подпоручика Юзефа Курася (псевдоним Огонь). Сейчас в Закопане ему стоит памятник. Лупашко и Шарый тоже возведены в ранг национальных героев — оба посмертно удостоены государственных наград.


У капитана Паздерского их две, а у майора Шенджеляра целых четыре, в том числе и высший военный орден Virtuti Militari.

По волчьей тропе

У истории «проклятых солдат» имеется ещё один аспект — белорусский. Связан он с личностью капитана Ромуальда Райса (псевдоним Бурый). В начале 1946 года он совершил деяния, которые можно квалифицировать как акты геноцида.

28 января Райс со своими «непокорёнными» напал на деревню Лазницы и два дня терроризировал её жителей. Затем банда продолжила свой рейд, убивая фактически всех, кто попадался под руку. В Залешанах шестнадцать человек загнали в избу и сожгли заживо. Кроме того, были отмечены расправы с особой жестокостью: подчинённые Бурого казнили людей обухами топоров. При этом Райс кое-где демонстрировал псевдомилосердие — православных крестьян, согласившихся прочесть молитву на латыни, могли пощадить. Вообще для Бурого вопрос вероисповедания имел определяющее значение, и «схизматиков» он уничтожал особо рьяно.

В конце 1946-го капитану Райсу пришлось покинуть лес и попытаться как-то устроиться в мирной жизни. Почти два года ему удавалось прятаться под чужим именем, но Бурого всё-таки поймали. Суд приговорил его к высшей мере наказания, и 30 декабря 1949 года Райса казнили.

Прошло несколько десятилетий, и окружной суд Варшавского военного округа отменил приговор, мотивируя своё решение тем, что капитан действовал в «условиях высшей необходимости для восстановления независимости польского государства». Правда, дальше этого дело не пошло, и Бурому пришлось обойтись без посмертных награждений и памятника.

В последние годы националистические организации стали проводить в начале весны марши памяти «проклятых солдат» и чествовать Райса. Местом проведения своих акций они избрали Хайнувку — город, расположенный рядом с белорусской границей. Поскольку действо устраивали политические маргиналы, то было оно не очень многочисленным, хотя шума хватало. На марши всегда резко реагировал республиканский МИД.


Официальная Варшава регулярно дистанцировалась от шабаша в Хайнувке.

Но вот в марте 2019-го Польский институт национальной памяти опубликовал пресс-релиз, где сообщалось, что Бурый, оказывается, «не действовал с намерением уничтожить белорусскую или православную общину, проживающую на территории современной Польши». Вывод простой: капитан Райс невиновен.

Институт нацпамяти — это орган власти, имеющий даже собственную прокуратуру, поэтому к его заявлениям нужно относиться серьёзно. В Минске так и поступили. Посла Польши вызвали в МИД и потребовали разъяснений. И они (о чудо!) нашлись. Спустя две недели Институт нацпамяти ответил, что не намерен пересматривать роль Райса в геноциде белорусов, а предыдущее заявление было частной инициативой нескольких историков. В общем, атаку удалось отбить, хотя можно не сомневаться — попытки реабилитировать Бурого продолжатся и в будущем.

Вот совсем свежий пример. В начале апреля ресурс Polonia Christaina сообщил о новой находке бюро по поиску идентификации Института национальной памяти. Предположительно была обнаружена могила железнодорожного чиновника, которого, по мнению поляков, в 1939 году запытали до смерти белорусские коммунисты. Далее католический портал делает вывод: бойцы Бурого знали об этих зверствах и это повлияло на их действия… Чем больше будет подобных находок, тем проще станет объявить Райса героем.  

А что же белорусская оппозиция? Перешагнуть через зловещую фигуру Бурого не может и она. Во всяком случае, пока не может. Каждый раз, когда в Хайнувке собираются польские националисты, «Хартыя’97», «Радыё Свабода» и прочие антилукашенковские СМИ разражаются критическими статьями. Марш «проклятых» осуждает и «Белсат», напрямую финансируемый из бюджета Речи Посполитой.

Однако и здесь не обходится без гнильцы. Поляки упорно пытаются пропагандировать своих «отверженных солдат» на белорусской земле. Были случаи, когда минчан приглашали на бесплатный просмотр документального фильма о «проклятых». Патронировалось мероприятие Институтом нацпамяти и Польским институтом. А консульство в Гродно устраивало выставку местных художников, посвящённую антисоветскому подполью. Проводить её, правда, пришлось в Белостоке.

Несколько раз в Белоруссии организовывали бег памяти в честь «несломленных». Дистанцию устанавливали символическую — 1963 метра, намекая на дату гибели последнего «проклятого». В марте текущего года пробег прошёл в Волковыске, назывался он «По волчьей тропе». Придя к финишу, участники развели костер и исполнили польские патриотические песни. О том, как прошёл праздник, читателей проинформировал небезызвестный сайт «Белорусский партизан».

«Хартыя’97» тоже не забывает о «проклятых» и часто именует их «героями антикоммунистического подполья». Ещё на этом ресурсе можно встретить такие пассажи: «Тысячи человек приняли участие во 2-м Всепольском параде памяти несгибаемых солдат, который 28 февраля прошёл по центру Гданьска. Мероприятие было посвящено Дню проклятых солдат…»

Таким образом, культ военных преступников, ныне культивируемый в Польше, пытаются перебросить на территорию Союзного государства.


В России эти попытки едва заметны.

1 марта «несломленных» помянули военные атташе, аккредитованные в столице РФ: они посетили Донское кладбище и возложили венок на символическую могилу генерала Окулицкого (в 1945-м командующего АК арестовали чекисты, и через несколько месяцев он умер в тюрьме). Кроме того, Польский культурный центр в Москве разместил на своём сайте пресс-релиз МИД, приуроченный ко дню памяти «проклятых».

В Белоруссии пропаганда ведётся более активно. В целом это является вызовом как для Москвы, так и для Минска. И вызовом не менее опасным, чем героизация бандеровцев на Украине или прославление эсэсовцев в республиках Прибалтики.